Алжир пытается стабилизировать Ливию через «Братьев-мусульман»

Алжир наращивает дипломатические усилия в попытках добиться стабилизации Ливии. Натолкнувшись на труднопреодолимые препятствия в деле сближения позиций между двумяважнейшими носителями силы в де-факто распавшейся стране – правительством национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа (фактически перевезенного в Триполи благодаря непосредственной алжирской поддержке) и  командующим силами Правительства в Тобруке маршалом Халифой Хафтаром (чьим оплотом служит Киренаика), руководство АНДР пытается найти альтернативные точки опоры.

Так, например, в данный момент с этой целью оно ведет активные консультации с лидерами ливийских и тунисских «Братьев-мусульман».

Речь идет о том, что ради урегулирования ливийского кризиса алжирские представители вышли непосредственно на ряд местных влиятельных исламистов. В первую очередь такие усилия осуществляет Абделькадер Мессахель, министр по делам Магриба, Африканского союза и Лиги арабских государств.

Цель – сблизить точки зрения различных противоборствующих ливийских фракций. Впрочем, это только видимая сторона вклада Алжира в урегулировании кризиса в Ливии. В обстановке полной конфиденциальности представители администрации президента АНДР А.Бутефлики регулярно встречаются как на алжирской, так и на тунисской и ливийской территории выразителями интересов Туниса и Ливии.

Наиболее заметной здесь является работа Ахмеда Уяхья, руководителя аппарата президента АНДР, ведущего не только официальные, но и закулисные переговоры.

О серьезности для Алжира этих консультаций свидетельствует то, что ранее именно он смог добиться выработки и принятия мирного соглашения между Эфиопией и Эритреей.

Соответствующая работа продолжается как минимум с начала января 2017 года и затрагивает как политических лидеров «братьев», так и полевых командиров.

Суть алжирских инициатив состоит в необходимости убедить их пойти на реальный диалог, подразумевающий будущее национальное примирение и разделение власти в Ливии, а также разоружение.

Примечательно, что подобные контакты осуществляются при непосредственном посредничестве влиятельного тунисского политика Рашида Ганнуши, лидера местной партии «Ан-Нахда», считающейся одним из «филиалов» «Братьев-мусульман».

Благодаря ему Ахмед Уяхья по меньшей мере дважды за последний месяц встречался в Тунисе (выбранном обеими сторонами в качестве «нейтральной» территории с Али Саллаби, влиятельным ливийским политиком исламистского толка, членом Всемирной ассоциации ученых-мусульман, считающийся весьма близким к «Братьям-мусульманам».

Также А.Уяхья осуществляет контакты с руководителями Партии справедливости и строительства (ПСС), также тесно связанного с «братьями».

Кроме того, благодаря Р.Ганнуши и контактам с А.Саллаби и представителями ПСС руководителю алжирской президентской администрации удалось непосредственно выйти и на ливийских полевых командиров. Среди них некоторые источники указывают на руководство мисуратской группировки.

Участие Р.Ганнуши в этом диалоге представляется неслучайным. Занимая высокие места в политической иерархии «Братьв-мусульман» в Тунисе, он имеет серьезные выходы на «братьев» в Ливии и не только.

Также следует отметить, что сотрудничество между алжирской стороной и этим деятелем началось не сегодня, а еще в 1990-е гг., когда ему некоторое время пришлось жить в алжирской столице после того, как движение его сторонников было жестко подавлено тунисским режимом Зин Абидина Бен Али.

Судя по всему, именно тогда и началось его тесное сотрудничество с представителями алжирского правящего режима и в том числе спецслужбами, которые явно не могли «не увидеть» наличие на своей территории представителя «Братьев-мусульман» такого «калибра». Тем более, что тогда, как известно, сами силовики АНДР вели беспощадную борьбу против алжирских «братьв», входивших в коалиционный Исламский фронт спасения (ИФС).

По имеющимся данным, убежище Р.Ганнуши было предоставлено в обмен на сотрудничество с прицелом на перспективу. И, судя по нынешней динамике алжиро-ливийских контактов при его посредничестве, руководство АНДР в данном случае явно не прогадало.

Что касается сути предложения Алжира, то кратко его формула примирения выглядит так: «Алжир не пожалеет усилий, чтобы прекратить стрельбу в Ливии и избежать там войны, с условием, что «Братья-мусульмане» сложат оружие, превратившись в политическую партию, и что они официально дистанцируются от террористических групп «Аль-Каида» и «Исламское государство» (обе организации запрещены в России-авт.)».

Между тем, делая подобное предложение, алжирская сторона четко понимает, что никто в регионе не согласится, чтобы «Братья-мусульмане» сели за стол переговоров как носители военной силы.

Одним из главных препятствий считается позиция Египта, который поддерживает маршала Х.Хафтара, под руководством которого имеется сила в полноценную армейскую дивизию, по оценкам иностранных экспертов являющаяся самой боеспособной в Ливии.

Во многом подобные действия Алжира следует оценивать как ответ самому Х.Хафтару, фактически торпедировавшему его предложения по мирному урегулированию, согласно которым маршал должен был признать правительство в Триполи в обмен на предоставление ему поста министра обороны. Однако Х.Хафтар отказался играть по алжирским правилам и пригрозил «быстро взять» столицу Ливии.

Одновременно алжирская сторона в своем диалоге с ливийскими представителями повторяет, что она по-прежнему «против иностранной интервенции в стране, исходя из интересов ее стабильности, достижение которой имеет жизненно важное значение для стабильности в регионе».

По словам того же А.Уяхья, «Алжир соблюдает строгий нейтралитет в отношении всех сторон, однако не намерен замыкаться в начатом диалоге лишь на собственные, ливийские и тунисские усилия, и готов рассмотреть другие предложения, не исключая Египта, если он может что-то предложить».

А это, в свою очередь, демонстрирует наличие явных расхождений по Ливии между Алжиром и Каиром относительно дальнейшего будущего этой страны.

Не случайно, что пока видимых результатов алжирской работы в этой стране на данном направлении практически не ощущается. Так, известна лишь одна публичная ремарка со стороны того же А.Саллаби на предложения А.Уяхья: «Мы с вниманием и благодарностью воспринимаем усилия, предпринимаемые Алжиром и Тунисом, равно как и вклад любой страны по решению кризиса в Ливии, направленные на прекращение кровопролития и достижение стабильности».

Как представляется, упоминание А.Саллаби относительно других возможных игроков не случайна. Тем самым он явно намекает на наличие у «братьев» альтернативных предложений.

Алжирские усилия во многом конфликтуют с продолжающимися попытками Катара и Турции сделать «братьев» носителями главной силы в Ливии. В частности, они поддерживают финансово и в военном отношении Абдельхакима Бельхаджа, бывшего члена руководства Исламской боевой группы в Ливии, в настоящее время позиционирующего себя «бизнесменом», которого алжирские источники расценивают как важного носителя военной силы в этой стране.

Таким образом, алжиро-тунисские усилия дополнительно демонстрируют наличие разных подходов сторон к ливийскому конфликту. Если Запад подталкивал Алжир и Египет к вооруженной интервенции в Ливии, то алжирская сторона по-прежнему намеревается этого избежать и ради этого пытается применить прежнюю свою стратегию раскола вооруженного исламского сопротивления путем «покупки» части его лидеров.

Разумеется, что в этом случае А.Бутефлика пытается реализовать здесь собственную схему вовлечения исламистов в политический процесс по образцу того, как это ему удалось осуществить в Алжире в 1990-е гг.

Однако следует заметить, что применительно к Ливии такие предложения представляются несвоевременными. Сомнительно, чтобы ливийские «братья» повторили алжирский пример, поскольку с учетом происходящих боевых действий в этой стране сценарий с разоружением означал бы их полный крах.

Кроме того, реализация этого замысла наталкивается на египетско-российские попытки поддержки Х.Хафтара.

И, судя по всему, при наличии таких полярных подходов, Ливия будет оставаться расколотой и каждый из ее «осколков» на западе и востоке будет, соответственно, по-прежнему «тяготеть» к Алжиру и Египту.

Подобная ситуация создает и определенные трудности для попыток России стабилизировать Ливию «через Хафтара». К тому же намерения АНДР противопоставить последнему правительство Ф.Сараджа, усиленное «братьями», могут попытаться использовать Катар и Турция для противодействия этому «российско-египетскому проекту».

Между тем, самим «Братьям-мусульманам», учитывая усилившуюся с начала февраля военную и финансовую помощь из Анкары и Дохи, более выгодно не принимать алжирские предложения и оставаться «третьей силой» конфликта с целью дальнейшего перехвата инициативы.

62.57MB | MySQL:101 | 0,637sec