О смене руководства ХАМАСа в секторе Газа

Палестинское движение ХАМАС избрало 13 февраля нового главу Политического бюро в секторе Газа. Как передает палестинское агентство «Маан», им стал Яхья Синвар, который характеризуется как один из наиболее радикально настроенных против Израиля лидеров группировки. На этом посту он сменил заместителя председателя общего Политбюро движения, экс-премьера Исмаила Ханию. В 2015 году Я.Синвар был включен правительством США в перечень иностранных террористов. Он стоял у истоков формирования боевого крыла ХАМАСа «Бригад Иззэддина аль-Кассама», находился в израильской тюрьме и стал наиболее видным представителем руководства движения, освобожденным Израилем во время сделки по обмену палестинских заключенных на захваченного исламистами в Газе израильского военнослужашего Гилада Шалита. Внутренние выборы ХАМАСа в секторе Газа продолжались несколько месяцев. Отметим в этой связи несколько фактов.

  1. Смена политического руководства ХАМАСа в Секторе случилась сразу же после проведения серьезных и неофициальных консультаций И.Хании в Каире с руководителем Управления общей разведки Египта генералом Халедом Фаузи. На них в центре внимания были вопросы достижения консенсуса по вопросам ужесточения хамасовцами режима безопасности в Секторе (читай — ликвидация тыловых баз группировки «Вилает Синай») в обмен на нормализацию экономического снабжения сектора Газа со стороны Египта. Если рассматривать вопрос еще шире — Каир хотел бы организации совместных действий с ХАМАСом по борьбе с салафитскими группировками в принципе. В этом случае подрывные элементы на Синае, за которыми стоят Катар и Турция, очень сильно проигрывали бы в своем боевом потенциале просто в силу того, что лишались методической и тыловой поддержки от ХАМАСа в Секторе. По некоторым данным, палестинцы в принципе готовы пойти на такую сделку, что они несколько раз доводили до египетской стороны, начиная с лета прошлого года. Тогда с ними предварительные консультации вел на эту тему по поручению ОАЭ бывший глава Службы превентивной безопасности ПНА М,Дахлан. ХАМАС даже проводили какие-то мероприятия по ликвидации тыловых баз и интернированию боевиков «Вилаета Синай» на своей территории. Косвенным подтверждением этого стали разведданные американских источников о том, что с осени прошлого года боевики «Вилаета Синай» фактически заблокировали поставки вооружения в Сектор. Связывалось это именно с изменением позиции руководства ХАМАСа по вопросу достижения компромисса с Каиром. Принципиальным вопросом в этом ключе остается разность позиций ХАМАСа и Египта по вопросу контрабанды оружия через Синай с дальнейшей их переправкой в Сектор. При этом египетская сторона готова «закрыть глаза» на такие поставки морским путем. Одновременно египетская сторона готова снизить свои усилия в рамках борьбы с системой «тоннельной контрабанды» при условии, что через этот канал не будет идти оружие. Пожалуй, это единственное и принципиальное расхождение между сторонами, которое мешает прийти к полномасштабному соглашению в области безопасности с дальнейшим ослаблением экономической блокады Сектора.
  2. Позиция руководства ХАМАСа в Секторе по вопросу достижения компромисса с Египтом неоднозначная. Как ни парадоксально это звучит, но за достижение договоренностей с Каиром выступает как раз военное крыло организации, которое ориентируется на одного из серьезных руководителей Махмуда аз-Захара, который курировал в Секторе отношения с Египтом в период нахождения у власти «Братьев-мусульман». Он вообще имеет хорошие контакты в среде египетских спецслужб. И.Хания как раз выступал против такого рода соглашений и за сохранение дружеских отношений с Дохой и Анкарой. Таким образом, оправданно сделать вывод о том, что к власти в Секторе пришли условные сторонники компромисса с Каиром. В реальности же речь идет в данном случае не только о сотрудничестве ХАМАСа с Египтом в области борьбы с салафитским подпольем на Синае. Речь идет о кардинальной смене геополитических ориентиров: выход из турецко-катарской орбиты и переход условно опять же под эмиратовско-египетский зонтик. При этом надо учитывать, что именно в Катаре находится Политбюро ХАМАСа и его штаб-квартира. Таким образом, достижение компромисса с АРЕ будет означать гипотетически раскол в самом ХАМАСе именно по линии ориентирования на внешнеполитических спонсоров. А дуэты АРЕ-ОАЭ и Турция-Катар являются ярыми антагонистами и региональными конкурентами.

Обратим внимание и на некий примирительный тон в комментариях и заявлениях Израиля по вопросу возможного урегулирования отношений с ХАМАСом, причем акцент делается именно на филиал в секторе Газа.

Министр обороны Израиля Авигдор Либерман пообещал жителям Газы аэропорт, морской порт и работу в случае, если ХАМАС откажется от планов по уничтожению Израиля, запусков ракет и диверсионных туннелей. «Как только ХАМАС откажется от террористических туннелей и ракет, мы (Израиль) будем первыми, кто начнет инвестировать и строить для (жителей) сектора Газа морской порт, аэропорт, а также индустриальные зоны в районах КПП «Керем Шалом» и «Эрез»», — сказал А.Либерман в интервью, опубликованном на арабском, иврите и английском языках на новом сайте Управления по координации действий правительства Израиля на палестинских территориях (КОГАТ). По словам А.Либермана, Израиль «готов немедленно предоставить 40 тыс. рабочих мест для жителей сектора Газа, но только тогда, когда ХАМАС откажется от лозунгов уничтожения Израиля, откажется от туннелей, от ракет, и, естественно, вернет тела погибших военнослужащих, а также находящихся у ХАМАС в плену израильских граждан». Как надо расценивать такого рода заявление, в общем-то, практичного (должность обязывает) министра обороны? Очень сомневаемся, что он не отдает себе отчета в том, что отказаться от лозунга уничтожения Израиля ХАМАС в любом его исполнении не может. Это основа его идеологии, некая утопичная идея, которая должна объединять массы. Причем, как и в случае с коммунизмом, в нее никто из палестинцев уже не верит. Но она должна светить, как маяк, поскольку все палестинцы этого хотят, но просто некоторые об этом публично не заявляют. В данном случае, как представляется, А.Либерман подыграл Каиру в его усилиях достичь компромисса с палестинцами, зная о консультациях. Стабильность и устойчивость нынешнего режима в Египте является одной из приоритетных задач для Израиля на современном этапе, и отсюда пусть по своей сути публичная, и больше пропагандистская, поддержка египтян по усмирению через договоренности с ХАМАСом салафитской фронды на Синае.

62.36MB | MySQL:101 | 0,491sec