Алжир – Саудовская Аравия: от жесткой конфронтации к сотрудничеству

Алжир и Саудовская Аравия продолжают демонстрировать тенденцию к отходу от прежней конфронтации. В пользу этого тезиса свидетельствуют подписанные документы в ходе трехдневной бизнес-встречи при активном участии государственных структур двух стран, проведенной в столице АНДР 15 – 17 февраля.

Тогда стороны подписали восемь меморандумов о взаимопонимании и сотрудничестве в области экономического сотрудничества, а также три соглашения, касающиеся совместной добычи и переработки полезных ископаемых, а также взаимодействия в производственной сфере.

Важно, что данные договоренности скрепили министр промышленности и шахт Абдессалем Бушераб и министр торговли Саудовской Аравии Бен Абдалла аль-Касаби.

Особого внимания заслуживают контракты по развитию горнодобывающей и перерабатывающей отрасли. В частности, речь идет о фосфатах и природном газе, их переработки на удобрения в регионах Уэд Кебрит и Хаджар Эссоуд.

Следует заметить, что подобные соглашения предусматривают саудовское инвестирование в создание совместных предприятий по анализу, дополнительной разведке, сооружению, эксплуатации и извлечению прибыли новой фосфатной шахты в районе Джебель-Эль-Онк (южная часть области Тибессе), а также создание инфраструктуры и подготовки кадров, специализирующихся в этой области.

Однако это далеко не все достижения сторон. Так, стороны намерены развивать продуктивное сотрудничество по бумажной и фармацевтической промышленности, а также в сферах туризма и обслуживания.

В частности, особое внимание стороны уделили продвижению проектов между алжирской группой Divindus и саудовской компанией El Sanoubar, специализирующейся на производстве бумаги и «сопутствующих» продуктов.

При этом стороны уже договорились о создании к 2019 году двух производственных линий в Алжире. Предполагается, что стороны, вложив в это 108 млн долларов (преимущественно саудовские инвестиции), ежегодно будут получать как минимум 220 000 тонн бумаги и картона в год.

Общая же сумма саудовских вложений в ближайшие годы может превысить полмиллиарда долларов.

Следует, однако, заметить, что подобное сотрудничество для Алжира и Эр-Рияда знаменует отказ от прежней конфронтации, определявшей двусторонние отношения фактически с момента воссоздания независимого Алжира с начала 1960-х гг.

Это было обусловлено, главным образом, выбором развития алжирской стороной социалистического пути развития, враждебного монархическим устоям Саудовской Аравии.

Эту враждебность усиливала и конкуренция между двумя странами в арабском мире.

Не случайно, например, что Эр-Рияд подпитывал радикальные исламистские группировки на алжирской территории, первым действительно серьезным выступлением которых стали октябрьские события 1988 года. Тогда просаудовские элементы пытались воспользоваться широкими народными протестами, вызванными заметным снижением жизненного уровня населения, что, в свою очередь, было во многом вызвано уменьшением мировых цен на углеводороды.

Градус двусторонних отношений дополнительно повысился в 1990-е гг., когда Эр-Рияд поддержал салафитскую часть Исламского фронта спасения (FIS) и отколовшиеся от него впоследствии группы, сражавшиеся против светского алжирского режима.

Обстановка враждебности между двумя странами соответственно сохранилась и до настоящего времени. Своего пика она достигла в последние годы, после заявления саудовского руководства о создании «суннитской» армии для участия в интервенции в Йемене и борьбы там против проиранских хоуситов, которое были торпедированы алжирским руководством.

Особое негодование со стороны Эр-Рияда было вызвано тем, что Алжир отказался от участия в этом проекте демонстративно, публично и в вызывающей форме.

В ответ на это Саудовская Аравия даже обвиняла Алжир в «поддержке терроризма».

Столь резкая оценка была в том числе обусловлена и позицией АНДР по сирийскому кризису, когда она неоднократно срывала инициативы Дохи и Эр-Рияда по осуждению режима Башара Асада в ЛАГ, а также сближению в последние годы Алжира с Тегераном.

В этой связи последовавшая вслед за этим активизация исламских радикалов в Алжире в том числе приписывалась и усилению подрывной работы против него саудовских спецслужб.

Однако в условиях все большей вовлеченности Эр-Рияда в йеменский и сирийский конфликты запас сил и средств у него для такого рода операций оказался ограниченным.

Это вынудило Саудовскую Аравию скорректировать тактику действий в отношении Алжира, чему также способствовали и соответствующие маневры Катара, начавшего в последние годы реализацию с ним многомиллиардных сделок в индустрии черной металлургии и газа.

Впрочем, говоря о нынешнем алжиро-саудовском потеплении, следует заметить, что пока делать выводы о полном и, главное, долговременном прекращении напряженности в отношении двух стран преждевременно.

С одной стороны, «резкая» и «независимая» внешняя политика Алжира позволила его руководству монетизировать ее в конкретные выгодные проекты, которые должны не только принести ему немалые доходы, но и снизить остроту все более заметно ощущаемой безработицы.

Но с другой стороны, обращает на себя внимание тот факт, что пока объемы вложений Эр-Рияда в экономику АНДР составляют сотни миллионов долларов, что является для него скорее «пожертвованием», чем серьезной сделкой. И хотя их размер превышает суммы имеющихся и потенциальных сделок с Тегераном, королевство он не рискует там более крупными инвестициями.

Однако данная тенденция способна впоследствии усилиться, что, в свою очередь, должно получить определенное отражение и в алжирской внешней политике.

Разумеется, ожидать всерьез того, что Алжир после этого станет послушным исполнителем всех пожеланий Эр-Рияда, не приходится. Но у последнего появляется надежда, что теперь АНДР будет действовать менее вызывающе при выражении собственной позиции по тем или иным вопросам и, во всяком случае, при голосовании в тех или иных организациях будет воздерживаться от «антисаудовских» решений.

Между тем, впоследствии реализация подобных сделок может сказаться и на российских интересах. Учитывая тот факт, что РФ является одним из крупнейших в мире производителей удобрений, воплощение в жизнь алжиро-саудовского сотрудничества способно не только усилить конкуренцию в данном сегменте, но и привести к коррекции цен в сторону их понижения.

62.35MB | MySQL:101 | 0,534sec