Военно-политическая обстановка в Ираке (август 2004 года)

В августе 2004 года военно-политическая обстановка в Ираке резко обострилась. В первую очередь, это было вызвано крупным вооруженным выступлением радикальной части шиитской общины в Эн-Наджафе, поддержанным экстремистами во многих районах иракского юга. Неспокойная обстановка сохранялась и в других регионах страны. В этих сложных условиях в Багдаде все же удалось провести общенациональную конференцию по избранию депутатов Национального совета (временного парламента) Ирака. Значительные трудности сохраняются в экономической и социальной сферах. Иракское правительство предпринимало шаги по упрочению международных позиций страны. При этом приоритетное направление по-прежнему уделялось отношениям с США, соседними государствами и арабскими странами.

В июле в Ираке значительно усилилась напряженность в сфере безопасности: вооруженные столкновения различной степени интенсивности, террористические акты, диверсии, захват и убийства заложников, другие насильственные действия происходили в большинстве районов страны.

5 августа шиитская экстремистская военно-политическая группировка «Армия Махди» во главе с Муктадой ас-Садром начала вооруженное выступление в священном для шиитов городе Эн-Наджафе. Ас-Садр призвал иракцев «к джихаду против американских оккупантов и защите мусульманских святынь от неверных», а также в категорической форме потребовал отставки временного иракского правительства. Повстанцы установили контроль над большей частью города, в т. ч. заняли одну из главных шиитских святынь – мавзолей имама Али. На помощь ас-Садру в Эн-Наджаф стали прибывать добровольцы из различных районов иракского юга. Отмечалось участие в боевых действиях на стороне «Армии Махди» иностранных боевиков. Так, войсками США и правительственными силами в ходе боев было взято в плен до 200 иностранных граждан.

Одновременно с событиями в Эн-Наджафе вооруженные выступления сторонников радикального шиитского лидера начались в багдадском районе Мадинат ас-Садр, южных городах Басра, Эн-Насирия, Амара, Эль-Куфа. В дальнейшем отряды «Армии Махди» совершали вооруженные вылазки в городах Эль-Кут, Хилла, Эд-Дивания, Хан эль-Махавиль, Эс-Самава, Эс-Сувейре, Эр-Румайте и ряде других мест Южного Ирака. При этом наиболее крупные боестолкновения происходили в Басре и Мадинат ас-Садр. Тем самым было нарушено соглашение о прекращении огня между сторонниками ас-Садра и коалиционными силами, которое стороны соблюдали почти два месяца.

Повстанцы в Эн-Наджафе отвергли требования центрального правительства и местного губернатора оставить занимаемые позиции и сложить оружие.

Войска международной коалиции, дислоцированные в провинциях Эн-Наджаф и Эль-Кадисия, где происходили основные события, связанные с подавлением шиитского вооруженного вступления, перешли под непосредственное командование многонациональных сил (МНС) в Багдаде (ранее они находились под командованием многонациональной дивизии «Центр-Юг» во главе с польским генералом).

В начавшихся в Эн-Наджафе боях были задействованы части морской пехоты ВС США и иракской национальной гвардии (всего свыше четырех тысяч человек), которых активно поддерживала американская авиация. Боевые действия в городе приняли затяжной характер, в которых обе стороны несли значительные потери. Многочисленные жертвы имелись среди мирных жителей, которые, к тому же, испытывали острый недостаток в медикаментах и продовольствии.

Наиболее авторитетный шиитский духовный лидер Ирака Великий аятолла Али ас-Систани, выехавший на лечение в Лондон, обратился ко всем участникам конфликта в Эн-Наджафе с призывом как можно скорее прекратить вооруженное противостояние.

В поддержку выступления шиитов выступила крупнейшая иракская суннитская организация – Комитет исламских улемов, издавшая фетву (религиозный вердикт), запрещающую сотрудничество с «оккупационными силами» и заявившая, что «агрессия против Эн-Наджафа – это агрессия против всего ислама». Во многих крупных иракских городах, в т. ч. Багдаде, прошли многотысячные демонстрации в поддержку восставших шиитов и за вывод войск США из Эн-Наджафа. Демонстранты также требовали отставки правительства Айяда Алауи.

События в Эн-Наджафе вызвали разногласия в иракском руководстве. Жесткой линии в отношении сторонников ас-Садра придерживались премьер-министр А. Алауи, министр обороны и внутренних дел, губернатор и начальник полиции провинции Эн-Наджаф. Алауи отказывался вступать в диалог с мятежными шиитами, считая, что «правительство не ведет переговоры с вооруженными группировками, с которыми необходимо покончить». В то же время президент Ирака Гази аль-Явар склонялся к политическому урегулированию кризиса, а вице-президент Ибрагим аль-Джафари призвал к выводу из Эн-Наджафа иностранных войск, заявив, что «иракским силам необходимо взять на себя обеспечение безопасности и положить конец насилию в священном городе».

Шиитский политический совет в Ираке, в состав которого входят 42 политические партии, потребовал от временного правительства немедленно начать переговоры с ас-Садром.

Имевшие место переговоры представителей «Армии Махди» с американскими военными и иракскими официальными представителями успеха не имели и приводили лишь к кратковременным перемириям. Более того, делегация общеиракской национальной конференции, пытавшаяся выехать в Эн-Наджаф для проведения мирных переговоров, не смогла прибыть в город, т. к. армия США и иракская полиция отказались ее сопровождать.

Постепенно в ходе боев части американской морской пехоты и поддерживавшие их формирования иракской национальной гвардии и полиции смогли установить контроль над большей частью города, блокировав сторонников ас-Садра в районе мавзолея имама Али, который они так и не решились штурмовать.

25 августа Али ас-Систани вернулся на родину и потребовал немедленного прекращения боевых действий в Эн-Наджафе, вывода из города войск США и формирований «Армии Махди», а также передачи контроля над городом в руки иракской полиции. От правительства А. Алауи ас-Систани потребовал воздержаться от применения силы, а от Ирана – оказания давления на ас-Садра с тем, чтобы тот согласился с требованием разоружить своих сторонников.

26 августа ас-Систани прибыл в Эн-Наджаф, где по этому случаю было объявлено о прекращении огня. Шиитский лидер призвал иракцев собираться в городе для защиты исламских святынь. Повинуясь призыву своего лидера, сотни тысяч шиитов из Багдада и многих городов Южного Ирака двинулись в Эн-Наджаф. При этом в районе Эль-Куфа и Эль-Кут имели место серьезные инциденты, когда в результате обстрела шиитских колонн американскими военными и иракскими национальными гвардейцами погибло 74 и было ранено 376 человек.

Ас-Садр после переговоров с ас-Систани 27 августа призвал своих сторонников сложить оружие и покинуть Эн-Наджаф. Мавзолей имама Али был передан представителям ас-Систани. В ответ американские войска должны были снять блокаду города, а глава правительства А. Алауи пообещал объявить амнистию сложившим оружие бойцам «Армии Махди» и гарантировать безопасность самому ас-Садру.

Таким образом, очередная попытка американского командования и багдадских властей добиться военного разгрома «Армии Махди» окончилась безрезультатно.

За три недели боев в Эн-Наджафе по предварительным данным погибло 569 и было ранено 785 человек. Однако есть все основания полагать, что при последующем уточнении число жертв может значительно возрасти. К тому же многие пострадавшие просто не смогли обратиться за медицинской помощью. Материальный ущерб оценивается примерно в 380 млн долларов. В городе полностью разрушено 100 жилых домов и до 90 общественных и торговых зданий.

К настоящему времени обстановка в Эн-Наджафе в целом остается спокойной. Город контролирует иракская полиция. Американские войска остаются в некоторых его районах и пригородах.

Верхушка шиитского духовенства Ирака на совещании в Эн-Наджафе 28 августа выступила против вооруженной борьбы с коалиционными войсками, считая, что политические пути прекращения иностранной оккупации еще не использованы в полной мере. Возобновление же военного противостояния, по мнению участников встречи, станет возможным лишь после того, как продолжение переговоров исчерпает себя.

Ас-Садр в очередной раз обратился к своим последователям с призывом прекратить вооруженные действия и перейти «к обсуждению процесса политического урегулирования». Тем не менее, выведя своих боевиков из Эн-Наджафа и Эль-Куфы, радикальный шиитский лидер пока не идет на полную демилитаризацию подчиненной ему «Армии Махди», а это до 10 тыс. человек, объединенных в бригады, полки и отдельные подразделения. Приверженцы ас-Садра в большинстве своем представлены выходцами из низших слоев населения. По сообщениям СМИ, участие в обучении боевиков «Армии Махди» принимали военнослужащие бывшей Республиканской гвардии С. Хусейна. Да и в целом по стране, по оценкам экспертов, процент бывших военнослужащих и сотрудников саддамовских спецслужб, участвующих в действиях сил сопротивления, очень велик.

В конце августа американское командование вело переговоры с представителями ас-Садра о нормализации обстановки в багдадском районе Мадинат ас-Садр, а британские военные пытались договориться с лидерами местных племен и представителями «Армии Махди» о поддержании порядка в Басре.

Вместе с тем, многие шиитские полевые командиры на юге заявили, что не считают себя связанными с мирными соглашениями, достигнутыми в Эн-Наджафе.

Со своей стороны, министр обороны Ирака Хазем аш-Шаалан заявил, что временное правительство не принимало решения о прекращении огня в противостоянии с боевиками «Армии Махди» в Эн-Наджафе, а то, что происходит в городе, стало результатом реализации инициативы ас-Систани по мирному разрешению конфликта. Министр подчеркнул: «Мы не ведем никаких переговоров ни с ас-Садром, ни с возглавляемой им «Армией Махди» — мы говорим лишь с автором мирной инициативы Али ас-Систани». Что же касается сторонников ас-Садра, то они, по словам министра обороны, «будут преследоваться по закону до тех пор, пока не сложат оружия», а выбор правительства заключается «в силовом противодействии любому мятежу» в любом уголке страны. Правительство также выступает «за безоговорочное разоружение «Армии Махди» и ее превращение в политическую партию».

В целом ситуация на юге страны и в багдадском районе Мадинат ас-Садр остается весьма неустойчивой. Нельзя исключать вероятности того, что вооруженное противостояние шиитских радикалов с коалиционными войсками и правительственными силами может возобновиться.

Помимо южных районов страны и Багдада в августе высокая степень напряженности сохранялась в т. н. «суннитском треугольнике» севернее и северо-западнее иракской столицы. Здесь вооруженные столкновения и другие насильственные действия имели место в городах Эль-Фаллуджа, Самарра, Баакуба, Тикрит, Рамади, Калидия, а также в западных районах провинции Анбар.

Для подавления очагов сопротивления иракских партизан и возможных мест нахождения иностранных боевиков и террористов американская авиация регулярно наносила удары по Эль-Фаллудже. Несколько авиаударов было также нанесено по Самарре. В районе этих городов происходили многочисленные боестолкновения отрядов иракского сопротивления с войсками США и иракскими правительственными формированиями.

Руководство Ирака, в частности премьер-министр А. Алауи, пытается договориться с лидерами сил сопротивления в Эль-Фаллудже, Рамади и Самарре о прекращении огня и разоружении повстанческих формирований в рамках объявленной временным правительством Ирака 7 августа с. г. амнистии сроком на 30 суток. По условиям амнистии на нее могут рассчитывать лишь те, кто не участвовал в убийствах людей, изнасилованиях, мародерстве и разрушении правительственных зданий. Кроме того, американцы настаивают на том, чтобы амнистия не распространялась на тех, кто участвовал в нападениях на военнослужащих ВС США. Однако до настоящего времени переговоры с руководителями сил сопротивления не привели к каким-либо позитивным результатам и вооруженные столкновения в «суннитском треугольнике» продолжаются.

Нестабильной остается обстановка на севере Ирака. Вооруженные столкновения, диверсии, теракты, похищения людей и захват заложников имели место в городах Мосул, Дияла, Киркук и ряде других мест. Кроме того, в Киркук сохраняется высокая степень напряженности в отношениях между курдами и туркоманами. В Эрбиле (Иракский Курдистан) было совершено покушение на командующего вооруженными формированиями Демократической партии Курдистана.

На иракской территории продолжают действовать значительное количество иностранных террористов и боевиков. Часть из них связана с международной террористической сетью «Аль-Каиды». В Багдаде 16 августа иракская полиция взяла штурмом офис ливанской экстремистской группировки «Хезболлах», представителей которой обвинили в шпионаже в пользу Ирана.

Кроме того, в стране действует большое число никому не подконтрольных вооруженных группировок, большинство из которых имеет откровенно бандитский характер. В целом в Ираке отмечается рост уголовной преступности.

По сообщениям СМИ, в конце августа 93 крупных деятеля исламских партий и объединений из 30 стран Азии, Африки и Европы призвали всех мусульман, глав других конфессий и освободительных движений объединиться для борьбы против оккупации и «диких преступлений» в Ираке, обеспечения «материальной и моральной поддержки правому делу сопротивления». Обращение было распространено руководством крупнейшей египетской исламской фундаменталистской организации «Братья-мусульмане».

Иракские официальные лица продолжают обвинять Иран в предоставлении помощи партизанам и иностранным экстремистам. В частности, министр обороны Х. аш-Шаалан обвинил ИРИ в оказании помощи «Армии Махди». Сообщалось также о попытке группы боевиков (ок. 50 чел.) проникнуть в Ирак с иранской территории.

В августе 2004 года силы иракского сопротивления и иностранные террористы совершали многочисленные нападения и теракты в отношении представителей новой иракской власти на различных уровнях, включая высокопоставленных правительственных чиновников. Не прекращались нападения на полицейские участки и патрули, различные государственные учреждения. Продолжается совершение терактов с использованием террористов-смертников. По-прежнему имеют место случаи угроз и шантажа по отношению к представителям местной власти. Так, исламские экстремисты вынудили уйти в отставку губернатора провинции Анбар, захватив в заложники трех его сыновей.

Не прекращается масштабная практика похищения и захвата в качестве заложников иностранцев, работающих в Ираке. Многие из них были убиты бандитами. Особый размах принял захват в заложники лиц, работающих в иностранных транспортных кампаниях, обслуживающих армию США. Под давлением террористов и желая спасти жизни своих сотрудников, несколько турецких и кувейтская фирмы приостановили свою деятельность на территории Ирака. Турецкая ассоциация водителей грузовиков объявила об отказе доставлять в Ирак грузы, предназначенные для американских военных.

Отказ гражданских водителей из Турции, Индии и Филиппин перевозить грузы, предназначенные для американских войск, вызвал серьезные трудности в обеспечении ВС США в Ираке продовольствием и водой. С целью исправления ситуации американское командование увеличило количество полетов военно-транспортной авиации.

Иракские власти для усиления охраны автомобильных перевозок из соседних государств, прежде всего Иордании, создают специальные мобильные отряды сопровождения и устанавливают стационарные посты на автотрассах. Всего с начала военных действий в 2003 году и до середины августа 2004 года только на иракском участке трассы Амман-Багдад погибло свыше 200 водителей, и было разграблено до 600 транспортных единиц.

В условиях отсутствия гарантий безопасности для лиц, работающих на территории Ирака, некоторые государства принимают решения об отзыве своих граждан на родину. Так, срочно вернуться из Ирака призвал своих граждан МИД Индонезии. Филиппины еще в июле запретили трем тысячам своих граждан выехать на работу в Ирак. Тем не менее, в стране продолжают работать многие тысячи граждан Индии, Индонезии, Филиппин, Непала и ряда других азиатских стран.

В августе резко увеличилось число диверсий и поджогов на объектах нефтяной и газовой отрасли. Они происходили практически на всей территории Ирака и во многих случаях приводили к существенному сокращению или полной приостановке экспорта нефти. По оценке экспертов, диверсии на нефтепроводах и других объектах отрасли совершают иностранные террористы, в частности, афганские и иранские наемники. Продолжались диверсии и на линиях электропередач.

В августе по соображениям безопасности на несколько дней был закрыт багдадский аэропорт.

Террористические акты против христианских церквей в Багдаде и Мосуле в начале августа вызвали отток иракских христиан в соседние государства по соображениям безопасности. Общее число христиан, покинувших Ирак, достигает 50 тыс. человек (всего в стране проживает ок. 700 тыс. христиан).

5 августа с. г. президент Ирака Гази аль-Явар подписал указ о восстановлении в стране смертной казни ( которая была отменена после свержения С. Хусейна американской временной администрацией). Это наказание будет применяться к лицам, признанным виновными в убийстве, угрозе национальной безопасности и распространении наркотиков.

Глава правительства А. Алауи договорился с курдскими лидерами о сотрудничестве в области безопасности, поддержания порядка и обмене разведывательной информацией. В частности, курдское руководство согласилось направить свои вооруженные формирования в города Эль-Фаллуджу, Самарра и Баакуба для оказания помощи местной полиции в наведении порядка. В настоящее время курдские военные отряды уже размещены в Мосуле, Киркуке и некоторых районах Багдада, а также пограничных с Ираном городах Хакана и Мандали.

Во время визита в Турцию президент Г. аль-Явар заявил о намерении иракского правительства начать борьбу с курдскими повстанцами, которые используют базы на севере Ирака для операций на турецкой территории. Отметим, что в последнее время курдские (антитурецкие) повстанцы активизировали свои действия в районе иракско-турецкой границы.

В августе с. г. временное правительство страны и командование МНС продолжали уделять неослабное внимание вопросам строительства и укрепления иракских силовых структур. Их общая численность составляет ок. 260 тыс. человек.

В конце июля – начале августа США и другие участники коалиции осуществили массированные поставки техники, оружия и снаряжения для иракской армии и сил безопасности. Так, армия и Национальная гвардия получили 2500 автомобилей, 600 радиостанций, 85 тыс. единиц стрелкового оружия, 25 тыс. бронежилетов. Формированиям МВД, пограничной и ведомственной охраны было предоставлено 290 тыс. единиц стрелкового оружия, 24 тыс. автомобилей, 25 тыс. раций, свыше 190 тыс. бронежилетов.

Продолжались мероприятия по вводу в строй новых частей иракской армии. Завершено формирование 7-го пехотного батальона, вошедшего в состав 3-ей пехотной бригады. Заканчивается формирование первой пехотной дивизии. В начале августа завершен курс подготовки пятого армейского батальона, местом дислокации которого стал Багдад. Всего в столице размещено три батальона национальной армии и два батальона сил быстрого реагирования.

18 августа впервые после свержения режима С. Хусейна в воздух поднялись иракские военные летчики. На вновь создаваемые ВВС возложены задачи по охране государственных границ и патрулированию над важными объектами, в т. ч. нефтяными. На вооружении авиации состоят легкие самолеты RB7L-360 «Сикер». В сентябре их число должно составить 10 машин.

Временное иракское правительство в сентябре – октябре с. г. планирует завершить формирование шести дивизий сил внутренней безопасности. К службе в них привлекают офицеров бывшей саддамовской армии, «руки которых не запятнаны кровью иракцев». Вооружение и снаряжение для создаваемых соединений на безвозмездной основе предоставят некоторые арабские страны, прежде всего, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн. Договоренность об этом была достигнута во время визита премьер-министра А. Алауи в государства Персидского залива в июле с. г.

В августе в Ирак прибыла первая группа офицеров стран-членов НАТО (57 чел.), которая будет заниматься подготовкой местных военных кадров. К 15 сентября с. г. она должна предоставить руководству альянса подробный доклад по данному вопросу. Миссия военнослужащих НАТО в Ираке будет действовать по самостоятельному мандату по «политическим контролем» Совета альянса, а ее безопасность будут обеспечивать МНС.

Инструкторы бундесвера приступили на территории ОАЭ к обучению первой группы иракских военных водителей.

Постоянную помощь Ираку в деле воссоздания армии и полиции оказывает Иордания. Иорданское правительство безвозмездно предоставило иракской армии 150 единиц легкой бронетехники и стрелковое оружие. В августе в Иордании завершила подготовку очередная группа иракских полицейских (668 чел.). К настоящему времени в королевстве прошли обучение уже до 4000 служащих иракской полиции и 1650 военных.

В Египте приступили к обучению 259 иракских полицейских.

Как показали события в Эн-Наджафе, багдадском районе Мадинат ас-Садр и ряде других мест иракские полицейские и национальные гвардейцы в целом ряде случаев отказывались стрелять в повстанцев, сотрудничали с ними, переходили на сторону сил сопротивления, передавали им разведывательную информацию. В этой связи МВД страны уволило со службы 22 офицера. В руководстве ведомства принято решение впредь увольнять любого служащего полиции за невыполнение возложенных на него служебных обязанностей.

В целом же, по оценке зарубежных специалистов, отмечается заметный прогресс в деле подготовки и повышения боеспособности иракских силовых структур. Это, не смотря на указанные выше недостатки, показали те же события в Эн-Наджафе, где против отрядов «Армии Махди» в целом успешно действовали подразделения Национальной гвардии.

По заявлению председателя комитета начальников штабов ВС США генерала Ричарда Майерса, в настоящее время ответственность за ситуацию и меры безопасности в Ираке лежит на временном правительстве этой страны, а коалиционные силы предоставляют ему поддержку «только в случае, если обстановка выходит из-под контроля». Генерал также подчеркнул, что США продолжат оказание помощи иракским силам безопасности в борьбе с экстремистами, террористами и партизанами еще в течение «какого-то периода времени».

Однако на деле это далеко не так, и говорить о том, что иракские армия, Национальная гвардия, полиция и другие военизированные формирования могут самостоятельно и в полном объеме решать задачи по обеспечению безопасности и поддержанию порядка в стране еще рано. Развитие ситуации в Ираке показывает, что основную нагрузку в борьбе с силами местного сопротивления и иностранными боевиками и террористами по-прежнему несут коалиционные силы, прежде всего, американские войска. И это, как видится, будет продолжаться еще в течение длительного времени.

Президент России В. В. Путин подписал в конце августа указ, предусматривающий снятие санкций на поставку в Ирак оружия, необходимого временному правительству страны. Указ был подписан на основании положений резолюции СБ ООН № 1546 от 8 июня с. г. Однако, по заявлению МИД РФ, военные поставки в Ирак будут зависеть «от развития событий в этой стране».

Возросшие масштабы вооруженного противостояния сил коалиции с иракскими повстанцами и иностранными боевиками привели в августе к увеличению потерь среди личного состава МНС. Так, американские военные потеряли за истекший месяц убитыми 71 и ранеными 1112 человек (по раненым – это наибольший показатель с марта 2003 года). Общие потери ВС США со времени начала иракской компании составили, по уточненным данным, убитыми 1011 и ранеными 6987 человек.

Войска других стран коалиции потеряли в августе убитыми 9 и ранеными 38 человек. Данные о потерях иракских правительственных сил не публикуются.

По состоянию на 1 сентября 2004 года численность группировки вооруженных сил США в Ираке составляла около 140 тыс. человек.

В течение месяца части морской пехоты и сухопутных войск США провели большое число боевых операций против сил иракского сопротивления и иностранных боевиков в различных районах страны. В августе американское командование проводило плановые мероприятия по ротации частей, размещенных на иракской территории. Из Южной Кореи в Ирак происходила переброска 3600 военнослужащих 2-й пехотной дивизии армии США.

Негативное воздействие на ситуацию в Ираке и отношение местного населения к МНС оказывают продолжающиеся многочисленные случаи чрезмерно жестких и зачастую ошибочных действий военнослужащих США по отношению к иракцам как в ходе проведения боевых операций, так и при несении повседневной службы. Во многих случаях это приводит к многочисленным жертвам среди мирного населения, не имеющего никакого отношения к партизанам и террористам.

Совокупная численность воинских контингентов других стран международной коалиции в Ираке составляла 22,5 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами здесь располагали Великобритания (8,36 тыс. чел.), Италия (2,7 тыс. чел.) и Польша (2,4 тыс. чел.).

Британские войска вели в августе боевые действия против отрядов «Армии Махди» в Басре и некоторых других районах Южного Ирака.

Помимо регулярных войск коалиции в Ираке, по различным оценкам, находится от 10 до 20 тыс. наемных иностранных охранников, которые обеспечивают охрану высших американских чиновников, охраняют военные склады и другие объекты. На их вооружении имеется легкая бронетехника и вертолеты, оснащенные малокалиберными автоматическими пушками. Основная масса этих людей представлена бывшими американскими и, отчасти, британскими военнослужащими.

Польша готовится сократить численность своих войск в Ираке в начале 2005 года. Поляки также намерены перевести свои военные базы в южной и центральной части страны в более безопасные места.

Президент Ирака Г. аль-Явар назвал «неприемлемым» предложение Саудовской Аравии направить в страну войска из арабских и мусульманских государств в качестве замены нынешних коалиционных сил. По его словам, исламские государства должны принять участие в обучении и вооружении иракских сил безопасности.

Таким образом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в прошедшем месяце оставалась очень сложной. Однако в конце августа после достижения договоренностей о прекращении огня в Эн-Наджафе степень ее напряженности в южных районах страны несколько снизилась. Тем не менее, нет достаточных оснований говорить о возможном серьезном улучшении положения дел в стране в вопросах обеспечения безопасности и поддержания порядка в ближайшее время.

В августе 2004 года внутриполитическая ситуация в Ираке продолжала оставаться очень сложной. Сохранялись и отчетливо проявляли себя серьезные противоречия между различными политическими силами страны по вопросам будущего Ирака, его политического и общественного устройства. Существующая в стране на протяжении продолжительного периода времени атмосфера незащищенности, отсутствие ощутимого прогресса в социальной и экономической областях способствуют, с одной стороны, радикализации части населения, а с другой – подталкивают все большее число иракцев прибегать к помощи крупных региональных группировок.

В середине августа в Багдаде состоялась общеиракская конференция, на которой 1300 делегатов из всех регионов страны избрали депутатов Временного национального совета (парламента) Ирака, наделенного законодательными функциями. Совет также должен утвердить бюджет страны на 2005 год и принять участие в организации всеобщих выборов, назначенных на конец января 2005 года. В работе конференции отказались участвовать Комитет исламских улемов Ирака, сторонники ас-Садра и Исламская партия Ирака.

В первый день работы форума более ста его участников покинули зал заседания в знак протеста против вооруженного противостояния в Эн-Наджафе (на другой день они вернулись и в дальнейшем участвовали в работе конференции).

Конференция избрала 81 депутата временного совета (19 человек были назначены из числа членов бывшего Временного управляющего совета Ирака), которые представляют политические партии, племенные образования, региональные, религиозные и общественные организации. Среди избранных и назначенных депутатов 64 араба, 24 курда, 6 туркоманов и 6 представителей других национальных меньшинств, 25% из них – женщины.

Депутатами от политических партий стали представители Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ), исламистской партии «Ад-Даава («Призыв»), Иракского национального согласия (лидер А. Алауи), Демократической партии Курдистана (ДПК), Патриотического союза Курдистана (ПСК) и иракской компартии.

В целом же необходимо подчеркнуть, что в стране до настоящего времени так и не появилась сильная, авторитетная, хорошо организованная общенациональная политическая партия. ВСИРИ и «Ад-Даава» представляют собой религиозно-политические движения шиитов, ДПК и ПСК – чисто курдские партии, а созданное с американской помощью Иракское национальное согласие не пользуется у населения значительной популярностью и поддержкой. Нельзя назвать подлинно общенациональной политической силой и Иракскую коммунистическую партию.

1 сентября председателем Временного национального совета был избран Фуад Маасум, по национальности — курд. Ранее он занимал пост премьер-министра правительства той части Иракского Курдистана, которая контролировалась ПСК.

Следует отметить, что на фоне событий в Эн-Наджафе и сохраняющейся повышенной напряженной в других районах страны итоги общенациональной конференции не оказали ожидавшегося позитивного воздействия на развитие событий в Ираке.

В условиях усиливающейся внутриполитической нестабильности возможным конкретным шансом для восстановления государства может стать созыв представительной международной конференции по Ираку с участием всех политических сил страны, в т. ч. вооруженной оппозиции, а также членов СБ ООН (по крайней мере, постоянных), ЕС, соседних государств и Египта. Однако до настоящего времени эта идея, выдвинутая Россией, не получила поддержки как со стороны Вашингтона, так и нынешнего официального Багдада. В этой связи хотелось бы подчеркнуть, что когда США и их иракская креатура «дозреют» до необходимости созыва подобного форума, то, возможно, будет уже поздно.

В последнее время все заметнее проявляет себя тенденция роста сепаратистских настроений в южных районах страны. Так, в конце июля с. г. в Басре ряд шиитских духовных лидеров обсуждали вопрос о том, не следует ли Югу потребовать от Центра предоставления автономии, схожей с той, которую имеет Курдистан. В августе представители властей ряда южных провинций заявили даже о возможности отделения от центрального правительства, которое, по их мнению, выступило против шиитов, ведущих борьбу с американскими войсками в Эн-Наджафе.

В то же время наиболее сильная и влиятельная шиитская группировка во главе с Али ас-Систани пока продолжает делать ставку на всеобщие выборы 2005 года, победив на которых (а в этом сторонники аятоллы не сомневаются), она сможет уверенно проводить курс на создание в Ираке исламского государства.

В современном Ираке происходит перманентно расширяющаяся исламизация общества. Однако и политики, выступающие за светский характер иракского государства, также имеют немало сторонников и продолжают настойчиво отстаивать свою позицию.

О сложности ситуации говорят результаты опроса, проведенного в июле с. г.: 70% опрошенных выступили за создание в Ираке исламского государства и лишь 23% поддержали его светский характер. Однако при этом только 4,74% респондентов отметили отношение к религии, как ключевой фактор, определяющий их решение проголосовать на выборах за ту или иную партию. Для 20% иракцев решающим приоритетом стала способность партии поддержать в стране стабильность и порядок. Только очень небольшой процент респондентов (менее 5%) отметили, что для них имеет значение религиозная или этническая принадлежность лидеров партий и организаций.

В целом в создавшихся условиях нельзя исключать, что противостояние между приверженцами исламской и светской модели построения иракского государства может привести к резкому усилению политической борьбы в стране.

Курды продолжают настаивать на непременном принятии условия, по которому новую постоянную конституцию Ирака можно будет отклонить, если против нее проголосуют представители трех провинций. Это условие, по мнению курдских лидеров, должно гарантировать официальное конституционное закрепление возможно более полной автономии Иракского Курдистана. Вместе с тем, курдское руководство на данном этапе не ставит перед собой задачу провозглашения Курдистана независимым государством, понимая, что оно окажется в блокаде со стороны практически всех соседних стран, крайне враждебно настроенных к подобному развитию событий. При этом курды не исключают также и прямого вмешательства в дела региона, в т. ч. военного, со стороны Турции.

Успех Али ас-Систани в деле приостановки вооруженного противостояния в Эн-Наджафе значительно повысили его авторитет и влияние в Ираке. В настоящее время шиитский духовный лидер становится одной из основных политических фигур в Ираке. Одновременно августовские события продемонстрировали весьма ограниченные возможности временного иракского правительства влиять на развитие обстановки в стране, его фактически полную зависимость в вопросах безопасности от США. Можно сказать, что правительство А. Алауи сидит на американских штыках в прямом смысле этого слова.

Очень сложной остается ситуация в экономической и социальной сферах. По причине вынужденных простоев потери национального нефтяного сектора только за последние 20 дней августа достигли 600 млн долларов. Диверсии и саботаж на нефтепроводах и других объектах иракской нефтегазовой отрасли, влекущие за собой сокращение объемов экспорта, сказываются на беспрецедентном росте мировых цен на нефть.

В стране по-прежнему имеют место постоянные перебои в снабжении населения и различных объектов электроэнергией, водой, газом.

В тяжелом состоянии находится система образования Ирака. В частности, в ходе войны 2003 года и в послевоенный период 84% зданий иракских университетов были разрушены или разграблены. В университетах не хватает мебели, оборудования, учебных пособий. Очень низкой остается зарплата преподавательского состава. Остро стоит проблема безопасности. Только за первые семь месяцев текущего года были убиты 35 университетских преподавателей. Тем не менее, в стране действует 20 университетов, которые готовят кадры по 134 специальностям. Только в этом году студентами университетов стали 80 тыс. человек.

Таким образом, внутриполитическая обстановка в Ираке остается очень сложной. Процесс политической и экономической стабилизации в стране сталкивается со значительными и многочисленными трудностями, преодоление которых в ближайшей перспективе вряд ли станет возможным.

Внешнеполитическая ситуация вокруг Ирака. В августе 2004 года внешнеполитическая деятельность иракского руководства была направлена на дальнейшее укрепление международных и региональных позиций страны. При этом, как и прежде, основополагающее значение придавалось укреплению отношений с США и развитию связей с соседними государствами.

Президент США Дж. Буш в августе признал, что он представлял себе развитие послевоенной обстановки в Ираке по-другому, подчеркнув, что затянувшиеся в этой стране внутренние волнения стали неминуемым последствием «быстрой победы» над режимом С. Хусейна. По его словам, армия США не успела утвердить порядок в городах, что привело к активизации боевиков. Дж. Буш также заявил, что его стратегия допускает адекватный ответ на действия иракских повстанцев.

Вашингтон приветствовал соглашение о перемирии в Эн-Наджфе, которое, по мнению американской стороны, улучшило ситуацию с безопасностью в стране и продемонстрировало способность к сотрудничеству армии США с армией Ирака. Дж. Буш подчеркнул, что считает перемирие на иракском юге примером «гибкости» американской политики.

Коалиция государств, направивших свои военные контингенты в Ирак, подтвердила, что не намерена идти на уступки похитителям людей, которые, угрожая убийством заложников, требуют вывода из страны иностранных войск. В этой связи США опубликовали соответствующее заявление, поддержанное другими участниками коалиции.

В целом Соединенные Штаты продолжают уверенно сохранять свои главенствующие позиции в Ираке в политической, военной и экономической сферах.

В прошедшем месяце иракские власти поддерживали постоянные контакты с Иорданией, Сирией и Ираном по вопросам, связанным с совместной охраной границ. В то же время иракское правительство не поддержало выдвинутую Ираном идею созыва чрезвычайной встречи по урегулированию ситуации в Эн-Наджафе, т. к. считает события в этом городе чисто внутренним делом.

Трудно, с присутствием элементов напряженности развиваются ирано-иракские отношения. Порой дело доходит и до крайних заявлений. Так, министр обороны Ирака Х. аш-Шаалан объявил Иран «главным врагом» своего народа. Багдад обвиняет Тегеран во вмешательстве во внутренние дела Ирака и оказании помощи мятежной «Армии Махди». Премьер-министр Ирака А. Алауи отказался от запланированного визита в ИРИ, «выражая тем самым недовольство вмешательством во внутренние дела Ирака».

Со своей стороны, иранское руководство регулярно опровергает обвинения о вмешательстве в иракские дела и заявляет, что не поддерживает ни одну из действующих на территории Ирака группировок. Всю вину за продолжающийся в соседней стране кризис Тегеран возлагает на оккупационные силы.

Иран в августе отказал вернуть Ираку военные и гражданские самолеты (до 130 ед.), которые перелетели во время войны 1991 года в Иран. В Тегеране по этому поводу заявили, что данный вопрос должен обсуждаться не с нынешним переходным правительством, а с «настоящим, демократически избранным».

И все же, несмотря на все сложности, Багдад и Тегеран продолжали официальные контакты, в т. ч. на высоком уровне. В августе ИРИ посетил вице-президент Ирака И. Аль-Джафари, который провел консультации о положении в Эн-Наджафе. Затем иранскую столицу посетил вице-премьер временного правительства Б. Салех. Целью его визита был поиск путей нормализации двусторонних отношений. Стороны договорились о создании совместных комитетов по урегулированию существующих между ними разногласий.

По оценке ряда экспертов, Иран имеет меньшее, чем желаемое влияние на видных и независимо ведущих себя иракских шиитских религиозных лидеров, а тесные связи нынешнего багдадского правительства с Вашингтоном затрудняют радикальное улучшение отношений между соседними государствами.

Получают развитие иракско-турецкие отношения. В августе в Турции с визитом находился президент Ирака Г. аль-Явир. Турция готова поддерживать усилия иракского руководства, направленные на обеспечение стабильности в стране, укрепление единства и территориальной целостности Ирака. Стороны выражают обоюдную готовность к развитию сотрудничества в политической, экономической и культурной областях. Одновременно Анкара вынуждена констатировать, что на данный момент ни правительство Ирака, ни коалиционные силы не смогли обеспечить условия для установления в стране стабильности и порядка.

В августе Ирак и Кувейт восстановили дипломатические отношения. Иракское правительство заявило о своей приверженности резолюциям ООН и международным соглашениям, которые касаются независимости Кувейта, демаркации иракско-кувейтской границы и компенсаций Кувейту за ущерб, нанесенным саддамовским вторжением. Ирак заинтересован в кувейтском участии в деле восстановления страны. Вместе с тем, Кувейт отверг предложение Багдада о реализации совместных приграничных проектов, включая строительство морского порта на кувейтском острове Бубиян, а также счел неприемлемым уменьшение суммы иракской задолженности эмирату. В целом кувейтяне проявляют определенную сдержанность в отношениях с Ираком, ставят их развитие в зависимости от выборов «законного руководства Ирака, которое будет принимать решения, обязательные для страны и иракского народа».

Король Иордании Абдалла II считает, что «долг соседних с Ираком и всех арабских стран оказать помощь временному иракскому правительству, с тем, чтобы оно сумело навести порядок и установить стабильность в своей стране. Это, в свою очередь, должно привести к выводу войск коалиции из Ирака».

12 августа Совет Безопасности ООН одобрил резолюцию о продлении на второй год мандата Миссии ООН в Ираке. По мере нормализации обстановки в стране ООН планирует расширять масштабы своего участие в восстановлении страны.

Миссия МАГАТЭ завершила в августе ежегодную верификацию ядерных материалов, имеющихся в Ираке. По мнению инспекторов этой международной организации, эти материалы – природный или обедненный уран — не являются угрозой для режима нераспространения.

По оценке российского МИДа, «ключом к процессу полного восстановления Ирака должна стать стабилизация обстановки в сфере безопасности».

Таким образом, в августе 2004 года в Ираке произошло резкое обострение военно-политической обстановки. Вооруженные вступления шиитских радикалов на юге и в Багдаде, действия местных сил сопротивления и иностранных террористов в «суннитском треугольнике», на севере и в других районах очень серьезно осложнили ситуацию в стране. И хотя перемирие, достигнутое в конце августа в Эн-Наджафе, ослабило напряженность в южных районах Ирака, обстановка в стране сохраняется весьма нестабильной. Да и само перемирие на юге никак нельзя считать достаточно прочным.

В целом развитие событий в Ираке на современном этапе не дает достаточных оснований для позитивных прогнозов и не позволяет говорить о возможности быстрой стабилизации обстановки в стране.

42.48MB | MySQL:87 | 0,753sec