Ядерная программа Исламской Республики Пакистан

В политическом и военном противостоянии Индии и Пакистана и стремлении обоих стран занять лидирующее положение в Азиатско-тихоокеанском регионе ядерная составляющая занимает особое место, так как создает реальную угрозу не только для обеих стран, а так же для всего региона Южной Азии. Интенсивное развитие ракетных программ обеих стран также позволяет говорить о возрастающей угрозе безопасности южным районам Российской Федерации.

Отправной точкой развития ядерной программы Пакистана можно считать создание Комиссии по ядерной энергии в 1956 году, значительно позже индийской. Основателем ее являлся Зульфикар Али Бхутто, первоначально как министр топлива, энергетики и природных ресурсов, и позже как президент и премьер-министр. Однако, в отличие от индийской ядерной программы, которая развивалась постепенно, начало пакистанской ядерной программы имеет строго определенную дату – 24 января 1972 года, когда на встрече с физиками и инженерами в городе Мультан З. Бхутто четко обозначил задачу на получение Пакистаном собственной «исламской ядерной бомбы».

Поводом для этого стало  поражение Пакистана в войне с Индией в 1971 году за Восточный Пакистан, в результате которой в мире появилось новое государство – Республика Бангладеш, Пакистан потерял более половины своего населения, огромную территорию. Не смотря на складывавшиеся в предыдущие десять лет тесные взаимоотношения с Китайской Народной Республикой, во время наиболее острого противостояния военная и политическая помощь Китая была небольшой. Он не сумел организовать какого-либо давления на Индию, в виде сосредоточения войск вблизи государственной границы, проведения крупномасштабных учений, передачи больших партий вооружений и военной техники союзнику и т.п. Разделенный на две части, оставшись без союзников, Пакистан на примере этой войны показал полную неспособность победить индийские Вооруженные Силы при применении обычных средств поражения. По мнению Бхутто, ядерное оружие Пакистана должно было установить паритет между огромными по численности индийскими ВС и немногочисленными, но вооруженными ядерными зарядами пакистанскими ВС.

Кроме того, в Пакистане более серьезно к ядерной программе стали относится после успешно проведенного Индией в 1974 году испытания «мирного» ядерного заряда мощностью 25 кТ в тротиловом эквиваленте.

Однако, процесс получения ядерного оружия долгий и требующий больших финансовых затрат, а также большого политического желания и мужества. Кроме того, необходимо наличие собственных запасов урана , чтобы не зависеть от иностранных поставок.  Дера Газиа Хан было идентифицировано как многообещающее месторождение урановой руды, хотя она и имеет относительно низкий сорт, т.е. содержит всего несколько килограммов урана на тонну (в сравнении с десятками килограммов в высококачественной руде в Канаде или Австралии).

Более того, с самого начала программы необходимо выбрать направление – урановое (дешевое, но тупиковое) или плутониевое (дорогое, но позволяющее разрабатывать современные ядерные устройства и средства их доставки).

Оба направления представляют собой сочетание множества высокотехнологических процессов, доступных в настоящее время только ряду развитых стран, т.к. США, Россия, Великобритания, Франция, Канада. В мире существует практика легальной торговли технологиями переработки радиоактивного топлива, приносящая огромные прибыли. Однако, все процессы ограниченны мирным использованием ядерной энергии и ни одна страна не продаст полную технологию производства боевого ядерного оружия. АЭС не позволяют решить задачу получения заряда, необходимо продолжение «цепочки» — заводы по обогащению урана или переработке плутония, а также технологию производства самого боевого заряда (боеголовка, авиабомба, артиллерийский заряд) из полученного урана или оружейного плутония.

Ученым Исламской Республики Пакистан и представителям Межведомственной разведки удалось сделать невозможное в условиях острой нехватки денежных средств и международного экономического и политического давления. Из различных источников за короткое время была получена технология полного цикла производства ядерного оружия.

Первым реальным шагом в развитии программы явилось строительство Центра ядерных исследований в Исламабаде и затем, после предоставления в 1960 году помощи США размере 350 тыс. долларов  — возведение исследовательского легководного реактора мощностью 5 МВт, который начал функционировать в 1965 году.

В тоже время, не имея на тот момент необходимого научного и технического потенциала, правительство З. Бхутто приняло решение пойти по второму, более технологически сложному пути создания оружейного плутония. С этой целью в 1970 году с Канадой, а затем в феврале 1976 году с Францией были заключены контракты на строительство в Исламской Республике Пакистан АЭС с реакторами на «тяжелой воде» и заводов по ее производству. В 1976 году канадский проект в г. Карачи был полностью завершен и сдан в эксплуатацию, французский проект оказался заморожен в 1978 году на стадии завершения (был построен полностью первый энергоблок на АЭС в г. Часма и завод по производству «тяжелой воды»), когда  совершенно ясно обозначились ядерные амбиции руководства ИРП. Франции пришлось отказаться от продолжения сотрудничества, в том числе после оказанного давления со стороны США. Однако в распоряжении Комиссии по ядерной энергии остался ряд французских технологических документов по переработке ядерного топлива с АЭС.

Основной прорыв в ядерной программе Пакистана был сделан в 1975 году с появлением доктора Абдулы Кадир Хана, благодаря деятельности которого в стране появилась технология и проекты центрифуг обогащения урана.

Основа любой ядерной программы военного назначения – производство специальных ядерных материалов, необходимых для оружия – плутоний или обогащенный уран. Основная часть ядерной программы ИРП была сконцентрирована на построенном заводе по обогащению урана, использующем технологию и проект центрифуг, незаконно присвоенные у Европейского консорциума URENCO (Великобритания, Германия, Нидерланды), производящего газовые центрифуги.

Абдул  Кадир Хану удалось убедить правительство Пакистана в необходимости развивать «урановое» направление ядерной программы, требующее меньше финансовых затрат и более простое технологическое оборудование. Для производства «уранового» заряда нет необходимости в строительстве реактора по производству оружейного плутония и завода по его дальнейшей переработке, достаточно иметь технологию обогащения урана в центрифугах. Таким образом, Абдул  Кадир Хан в 1976 году основал Технические научно-исследовательские лаборатории в г. Кахута, позднее названные НИЛ Хана.

Другим мощным толчком развития ядерной программы Пакистана стало подписание в 1986 году пакистано-китайского соглашения в области ядерных исследований. В ходе реализации данного соглашения китайской стороной была передана технология изготовления ядерного заряда мощностью 25 кТ. Данное устройство представляет собой прототип первых неуправляемых американских и советских ядерных зарядов, весом около тонны. Кроме этого, Китайская национальная ядерная корпорация направила в НИЛ Хана своих специалистов с целью налаживания газовых центрифуг. В 1996 году из КНР также были получены 5000 кольцевых магнитов для монтажа более современных установок по обогащению урана.

Интенсивное сотрудничество с КНР в ядерной области подтолкнуло правительство ИРП к развитию параллельной программы по созданию заряда на основе оружейного плутония, закрытой в 1976 году. В середине 1990-х годов с помощью китайских специалистов был построен и вышел на полную мощность первый реактор на «тяжелой воде» на АЭС в районе г. Кхушаб (пр. Синд).

Это обстоятельство, а также технология переработки плутония, полученная от Франции в 1974-76 годах, позволило Пакистану вырабатывать плутоний, необходимый для создания современных, компактных ядерных зарядов.

Интенсивность работ по созданию «исламской бомбы» характеризуется тем, что уже к концу 90-х годов у Пакистана имелось до 10 ядерных зарядов на основе урана и от 2 до 5 зарядов на основе оружейного плутония.

Итогом 30-летней интенсивной работы по созданию ядерного оружия явились испытания, проведенные 28 и 30 мая 1998 года на полигоне Чагаи в провинции Белуджистан. Это был ответный шаг на ядерные испытания, проведенные Индией в начале мая 1998 года.

Всего за два дня было проведено 6 подземных ядерных взрывов:

28 мая

— урановый заряд мощностью 25-30 кТ;

— плутониевый заряд мощностью 12 кТ;

— три урановых заряда мощностью менее 1 кТ.

30 мая

— плутониевый заряд мощностью 12 кТ;

— еще одно такое же устройство было принято решение не испытывать (либо оно не взорвалось).

Таким образом, Пакистан показал не только Индии, но и всему миру, что имеет не только технологию получения ядерного оружия, но и уже реально обладает им, и готов его применить в случае реальной угрозы национальной безопасности.

Пути и способы получения Пакистаном

технологий производства ядерного оружия[1]

 

Страна

Технологии, оборудование

Канада АЭС, завод по производству «тяжелой воды».
Франция АЭС, технология по переработке плутония.
КНР АЭС, завод по обогащению урана, завод по производству «тяжелой воды», проект 25 кТ ядерного устройства, 5000 магнитных колец для газовых центрифуг.
Швейцария Проект завода по обогащению урана, 13-дюймовые стальные сферы и стальные лепестки для производства ядерного устройства.
ФРГ Вакуумные насосы и оборудование для газовых центрифуг (фирма Leybold Heraeus Hanan), технология очистки плутония газом тритий, газ тритий.
Великобритания 30 высокочастотных инвертора для управления скоростями центрифуги.
США Исследовательский реактор, диагностическое и научное оборудование, осциллографы и компьютеры.

 

Наряду с активной работой ученых, инженеров и представителей Межведомственной разведки Пакистана по добыванию технологий и оборудования, к середине 1980-х годов сложилась строгая и четко работающая система по планированию, координации деятельности подразделений, занятых в разработке ядерного оружия для пакистанских ВС.

Государственные органы планирования,

управления и контроля работой над ядерной работой.

 

 

 

Совет национальной безопасности — высший орган управления и координации развития всей ядерной программы Исламской Республики Пакистан, орган стратегического планирования отрасли. Решения данного Совета, хотя и носят рекомендательный характер, поступают напрямую к Президенту.

Ядерная программа Пакистана исторически построена таким образом, что различные научные подразделения занимаются только одним определенным направлением, исключая дублирование и перепроверку. Вероятно, это связано с жесткой экономией финансовых средств на разработку ядерных устройств.

Так, подразделения Министерства обороны (Комитет научных исследований по обороне и Управление производства) занимаются разработкой и созданием авиационных и артиллерийских средств доставки, а также вопросами защиты от поражающих факторов ядерного оружия.

Научно-исследовательские лаборатории Хана и Комиссия по ядерной энергии занимаются разработкой и созданием ядерного устройства.

 

Научно-исследовательские лаборатории Хана.

Одно из первых пакистанских научно-исследовательских учреждений, которое непосредственно с июля 1976 года начало работать над созданием ядерного оружия. Руководил им доктор Абдул Кадир Хан, который до этого работал в корпорации URENCO, Нидерланды, и воспользовался технологиями и чертежами газовых центрифуг данной корпорации. Работа по созданию «исламской бомбы» находилась под непосредственным контролем премьер-министра Бхутто. С мая 1981 года  – НИЛ Хана.

Особенность: за основу взят урановый путь, как более простой и экономичный; в качестве средств доставки рассматриваются жидкотопливные многоступенчатые ракеты «Гаури» (прототип северокорейские ракеты).

 

Комиссия по ядерной энергии Пакистана (PAEC).

Основанная в 1972 году Комиссия  была призвана решить задачу серьезной нехватки электроэнергии в стране, а также использовать ядерные технологии в других областях: медицина, сельское хозяйство, машиностроение и т.п.  С самого начала во главе Комиссии встал доктор Усмани, благодаря которому в Пакистане и появились первые экспериментальные реакторы в Равалпинди, АЭС в Карачи. В 1974 году главой Комиссии по ядерной энергии Пакистана стал доктор Мунир Ахмад Хан, который и вывел данное подразделение на ключевое место в программе разработке ядерного оружия, подчинив себе большинство институтов и научных центров, учебные центры, добывающую промышленность и, непосредственно, огромные производственные мощности.

Особенность: за основу взят плутониевый путь, позволяющий перерабатывать урановое топливо с АЭС в оружейный плутоний, из которого можно делать более легкие и компактные боеголовки. В качестве средств доставки рассматриваются твердотопливные многоступенчатые ракеты «Хатф» (прототип китайские ракеты «Дунфэн-11, 15»)

 

Ядерные реакторы:

— н.п. Исламабад – легководный Исследовательский реактор, 9 МВт;

— н.п. Карачи – тяжеловодный реактор, 137 МВт;

— н.п. Равалпинди – два легководных исследовательских реактора, 9 и 30 МВт;

— н.п. Часма – два легководных реактора по 310 МВт;

— н.п. Кхушаб – тяжеловодный реактор, 50 МВт.

 

Заводы по обогащению урана

н.п. Кахута,

н.п. Сихала,

н.п. Голра

 

Экспериментальный завод по переработке плутония PINTECH

н.п. Равалпинди

 

Заводы по производству тяжелой воды

н.п. Карачи,

н.п. Мултан,

н.п. Кхушаб,

н.п. Часма

 

Пакистанские заводы боеприпасов

н.п. Вах

 

Ядерный полигон

н.п. Чагаи (Белуджистан)

 

Примером реально действующего ядерного промышленного производства в Пакистане может служить комплекс в районе н.п. Кхушаб (провинция Синд), построенный при сотрудничестве с китайскими специалистами. Он включает АЭС с реактором на «тяжелой воде» и завод по производству D2O(“тяжелая вода”).

Особенностями реактора в н.п. Кхушаб являются следующие:

Неподконтрольность МАГАТЭ;

Отсутствие генераторного блока;

Отсутствие электрической подстанции;

Наличие большого числа дополнительных зданий-ангаров на территории;

Хорошо охраняемая территория;

Размер и количество градирен указывает на способность к рассеиванию.

Таким образом, можно сделать вывод, что реактор в н.п. Кхушаб используется только для производства оружейного плутония.

Особенностью завода по производству D2O в районе н.п. Кхушаб являются то, что он имеет оцененную производительность 50-100 тонн «тяжелой воды»  в год, что почти в два раза больше необходимых потребностей ближайшего реактора.

Таким образом, в настоящее время наличие у Исламской Республики Пакистан ядерного оружия является фактором сдерживания от возможной агрессии со стороны Индии, а также весомым аргументом при обсуждении спорных территориальных проблем. С большой вероятностью можно говорить, что Пакистан в ближайшее время не заморозит свою ядерную программу, несмотря на международное политическое и экономическое давление.

Нестабильная политическая обстановка вызывает обеспокоенность России, т.к. существует вероятность попадания ядерного оружия или отдельных его элементов в руки радикально настроенных фундаменталистов.

Кроме того, особую опасность представляет бесконтрольное расползание оружейных ядерных технологий по ближневосточному региону. Поэтому вопрос контроля над ядерной программой Пакистана будет оставаться в центре внимания Российской Федерации.

 


[1] Примечание: выделены страны – основные кредиторы ядерной программы, а также технологии, полученные незаконным путем (кража, контрабанда, деятельность разведки и т.п.).

43MB | MySQL:92 | 1,053sec