Кризис в турецко-иранских отношениях

На мюнхенской конференции по безопасности глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что у Ирана есть намерения создать два шиитских государства одно в Сирии, другое в Ираке, и это не может, не беспокоить. И это, как он считает, опасно для региона.

Кроме этого, он сказал, что надо «вдохновить» Иран на то, чтобы он осознал, что эти действия создают угрозу и не помогают созданию безопасности и стабильности в регионе. Не удивительно, что реакция Тегерана была более чем резкой. Представитель Министерства иностранных дел Ирана Бахрам Касеми ответил: «Тот, кто поддерживает террористические организации, кто виновник кровопролития, напряженности и нестабильности в регионе, не может уйти от ответственности, обвиняя других». «Мы действуем терпеливо, но этому есть предел. Если наши турецкие друзья будут повторять подобные высказывания, мы будем реагировать», — добавил он.

В тот же день выступил на конференции глава МИД Саудовской Аравии адель аль-Джубейр и вся его речь, касалась Ирана. Противостояние Саудовской Аравии и Ирана не ново для мирового сообщества, однако нужно отметить, что если Турция на самом деле поменяет свое отношение к Ирану и будет начата новая игра в сирийском конфликте, то это не будет приятной новостью и для России, которая пытается стабилизировать ситуацию в стране. Межсирийские переговоры  в Астане, организованные при содействии России, Ирана и Турции, были очень важным шагом, который должен был способствовать решению конфликта. В них участвовали стороны, которые непосредственно задействованы в Сирии. А теперь эти инициативы будут пострадать, если между странами утратится доверие.

В своей статье «Конец российско-турецко-иранской заявки в Сирии?» турецкий журналист Серкан Демирташ пишет, что несмотря рано предсказывать крах российско-турецко-иранского альянса, последние события непременно отразятся на трехсторонние отношениях. «Однако, если Турция решила двигаться медленно по этому направлению, то это не неожиданностью. Тур президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана в страны Персидского залива, где он провёл расширенные переговоры с лидерами Саудовской Аравии, Катара и Бахрейна, также следует рассматривать как усилия Анкары повлиять на будущее политики Д.Трампа на Ближнем Востоке. В связи с этим, очевидны высказывания Эрдогана о персидской экспансионизме в регионе. Если пока рано рассматривать этот шаг как намерение создать совместный блок со странами Персидского залива против Ирана,   однако вполне достаточно, чтобы привлечь этим критику Тегерана»,-добавляет журналист.

Нужно отметить, что во время взаимных обвинений, в  турецкой прессе одной из главных тем стала «персидская экспансия». Советник президента страны по внешним делам, специалист по внешним отношениям Ильнур Чевик, пишет, что экспансионистский дискурс Ирана вредит не только региону, но и истинному исламу, создавая впечатление о существовании войны между суннитами и шиитами: «Вот почему Турция и ее лидер подняли свои голоса против сектантской политики Ирана». По мнению И.Чевика, ярким показателем истинных намерений Ирана в регионе является «оккупация иранскими войсками  трех островов, принадлежащих ОАЭ в Ормузском проливе».  И.Чевик отмечает, что активность деятельности иранских генералов и КСИР в Ираке до такой степени высока, что они начали вмешиватсься  во внутренние дела страны. Специалист по внешней политики Турции упрекает Иран в неблагодарности, «так как Турция приложила не мало усилий в переговорах между Ираном и Западом, а взамен Иран поддерживает Рабочаю партию Курдистана».

Происламистские СМИ Турции не сдерживались в явном проявлении глубокой враждебности к Ирану. Популярная в Турции ежедневная газета «Йени Шафак» опубликовала две статьи под заголовками  «Перед тем как ракеты попали в Мекку» и «Перед войной Мекки, и перед тем, как танки окружили Каабу», в которых отражается мотивация турецкого правительства. Главный редактор газеты Ибрагим Карагюл пишет: «Несмотря на то, что главными поставщиками вооружений в регион считаются Европа и США, и многомилиардные соглашения заключены с этими странами, оборонная промышленность Турции может иметь новые возможности из-за растущей угрозы безопасности». И.Карагюл полагает, что иранская экспансия нацелена на весь арабский мир, а Иран не чувствует никакой необходимости скрывать свои планы — взять Мекку. «Иранские ракеты, посланные через Йемен в Джидду и Эр-Рияд выявили намерения Тегерана»,- заключает И.Карагюл.

Однако необходимо отметить, что некоторые турецкие аналитики всё же считают, что Турция не намерена доводить кризис в двусторонних отношениях до предела. Так, Фехим Ташкетин, журналист закрывшейся оппозиционной газеты «Радикал», специалист по Ближнему Востоку и Кавказу, считает, что политический кризис неминуемо отразится и на экономике, в частности на туристической отрасли. Достаточно отметить, что в Турцию ежегодно посещают 1,5-2 миллиона иранцев.  Из-за напряженности в двусторонних отношениях турецко-иранский бизнес-форум, намеченный на 25 февраля, был отменен. В форуме должны были участвовать министр экономики Турции Нихат Зейбекчи и министр горнодобывающей промышленности и торговли Ирана Реза Нематзаде. Форум отменился по инициативе турецкой стороны, а новая дата не объявлена. Турецкие бизнесмены ждали такого форума, в надежде найти выгодные возможности в сферах энергетики, нефтехимии, горнодобывающей промышленности, строительства, розничной торговли, логистики и туризма. Совет по внешнеэкономическим связям Турции (DEIK) выступил с заявлением о том, что встреча могла бы сыграть важную роль в увеличении объемов торговли до желаемого уровня $ 30 млрд в течение двух лет.

Несмотря на региональное соперничество, которое уходит в глубь веков, Турция и Иран старались избегать подобного рода резких заявлений. Известный турецкий журналист Семих Идиз, эксперт по Ближнему Востоку, считает, что если посмотреть с турецкой точки зрения, Иран является одним из ключевых игроков, который препятствует амбициям Турции. Как правильно отмечает эксперт: «С начала «арабской весны», Турция надеялась стать основным фактором, определяющим будущее региона. Это полностью совпадало с амбициями бывшего премьер-министра и глывы МИД Ахмета Давутоглу. Однако эти планы практически полностью провалились, когда столкнулись с реалиями региона, которые никогда не были должным образом учтены в Анкаре, во многом в ущерб себе самой. У Турции сегодня гораздо более скромные цели —  поддерживать события, которые развиваются в ее пользу, а не пытаться быть ключевым игроком в команде, которая проектирует будущее Ближнего Востока. В то же время Иран стал объектом гнева Анкары из-за блокирования региональных амбиций Турции».  Семих Идиз добавляет: «Флирт Турции с руководством Дональда Трампа можно рассматривать как ещё один знак стремления Турции преодолеть разногласия с Вашингтоном, целью чего является не только уравновесить планы с Москвой, но и сдерживать иранское влияние в Сирии и Ираке».

Турецкий посол в отставке Улуч Озлуклер считает, что Турции следует быть осторожным в отношениях с Россией и Ираном. По мнению бывшего дипломата, если Турция будет необдуманно двигаться в направлении Вашингтона, принимая более жесткую позицию в отношении с Ираном, это будет серьёзнейшей ошибкой Анкары. «Без России и Ирана для Турции будет невозможно обеспечить безопасность своих границ»,- заявил У.Озлуклер. Он так же добавляет, что хотя сектантские амбиции Тегерана в регионе были более чем очевидными после иранской революции, Турция тогда всё же решила действовать осторожно в отношениях с соседними странами, исходя из целого ряда экономических и политических объективных причин. «Обвинение Анкары, что Иран проводит сектантскую политику показывает, что Анкара также действует на основе сектантских соображений»,- считает Озлуклер, так же указывая на то, что это опасная стратегия для подражания.

62.36MB | MySQL:101 | 0,575sec