Курды и конституционный референдум в Турции

Конституционный  референдум, который состоится 16 апреля, уже долгое время является одной из самых обсуждаемой темой в стране. Правящая Партия справедливости и развития (ПСР) не только заставила замолчать главную прокурдскую Партию демократии народов (ПДН), но и всю оппозицию, поддерживающую права и свободу курдов.  Дело не только в том, что многие депутаты, мэры и местные политики находятся под арестом по обвинению в терроризме, но и в том, что практически невозможно предложить какой-то альтернативный подход по курдскому вопросу проводимой политики правительства и не быть обвиненным в поддержке терроризма и террористов. Более того, все, кто говорит «нет» президентской системе, определяются как пособники террористов, в том числе основная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП)

Интересно, что курдские политики ПСР скорее предпочитают сохранять молчание, чем быть откровенным на счёт курдской проблемы и президентской системы. Как считает журналистка Нурай Мерт, они сосредоточиваются на курдских избирателях и пытаются убедить, что президентская система пойдет на пользу курдскому народу: «В сложившейся ситуации они пытаются убедить курдов в том, что коалиция с ультранациональной Партией националистического движения (ПНД) является временной политической тактикой для обеспечения голосов «за» на референдуме и что после создания президентской системы президент Реджеп Тайип Эрдоган будет свободен в решениях курдской проблемы в стране».

Р.Т.Эрдоган отчётливо понимал, что вряд ли он получит достаточное количество голосов в парламенте, чтобы принять законопроект о внесении поправок в конституцию без референдума, для чего ему потребуется 367 голосов «за» из 550. Именно поэтому он сделал заявление, что если даже законопроект будет принят в парламенте, то всё равно референдум состоится.

В парламенте Турции ПСР имеет 316 мест, а ПНД — 39, совокупности у них 355 голосов, в итоге, им недостаёт 12 голосов, и это в том случаи, если все депутаты ПНД будут единодушны. Учитывая, что НРП и ПДН объявили, что они будут голосовать против конституционных поправок, таким образом, ПСР вряд ли удастся обеспечить недостающие 12 голосов. Отметим, что если по итогам референдума 50 процентов голосов будет «за», то конституционные поправки будут одобрены.

Несмотря на то, что проправительственные круги Турции стали поговаривать, что после конституционного референдума возможно возобновление мирных переговоров между турецким правительством и Рабочей партии Курдистана (РПК), местные эксперты достаточно пессимистичны в этом вопросе. Их главным доводом является то,  что залогом мирных переговоров является стабильность, как в регионе, так и в стране.

Главный советник президента Реджепа Тайипа Эрдогана Ильнур Чевик недавно заявил, что возможно Турция пересмотрит своё отношение к сирийской курдской Партии демократический союза (ПДС). Кроме этого, бывший министр внутренних дел Мерал Акшенер, ныне оппонент ПСР, несколько раз намекал, что между лидером РПК Абдуллой Оджаланом и правительством проходят переговоры.

Более того, Джеват Онеш, бывший заместитель директора Национальной разведывательной организации (МИТ), заявил, что необходимо возобновить мирный процесс между турецким правительством и курдами.

Подобные мнения высказали и самые популярные турецкие СМИ. Колумнист газеты «Хюриет» Аху Озюрт пишет, что турецкие чиновники намекают на возможность возвращения к мирным переговорам, которые провалились в июле 2015 года.

Как считает эксперт центра Вудро Вильсона Амберин Заман, для начала надо определить, что подразумевает Р.Т.Эрдоган, говоря о мирном процессе:  «Возможно его видение заключается в предоставлении прав на использование родного языка, открытие школ и культурных центров. Или под мирным процессом он подразумевает возвращение за стол переговоров Оджалана в лице РПК и внесёт конституционные изменения, которые дадут уверенности курдам, что их права закреплены законам, и они  больше не заложником прихотей того или иного турецкого лидера»,- добавляет она.

Тем не менее, отношения между курдами Турции и правительством также связаны с событиями на севере Сирии, где боевики под руководством Турции и сирийские курды «соперничают за Эль-Баб и уже за Манбидж».

Развитие событий зависит так же от того, останутся ли США на севере Сирии и в Рожаве и приступят к стабилизации на освобожденных от террористов районов, таким образом, де-факто обеспечивая безопасность сирийских курдов․

Бывший со-мэр города Мардин, Ахмет Тюрк, который недавно вышел из заключения считает, что невозможно провести законный референдум в такой атмосфере, в какой сейчас находится Турция. «Наша позиция давно известна по этому вопросу. Без обеспечения условий для равной борьбы, итоги референдума не смогут удовлетворить ни одну сторону»,- добавляет ветеран курдской политики.

3 марта три курдские партии в Турции Демократическая партия Курдистана, Социалистическая партия Курдистана, Партия свободы Курдистана призвали избирателей бойкотировать предстоящий референдум. Из них только последняя считается легитимной в Турции. Надо отметить, что единственная прокурдская партия, которая объявила о поддержке президента страны — это  Партия свободного дела (Худа-Пар).

Предыдущие попытки изменить конституцию Турции потерпели неудачу, что привело к отстранению от должности премьер-министра страны Ахмета Давутоглу. Затем Бинали Йылдырым был назначен премьер-министром для осуществления цели Р.Т.Эрдогана — установить президентскую систему.

НРП в свою очередь также подготовила проект конституции, который будет представлен в парламенте для обсуждения. Надо отметить, что несмотря, что оба проекта не предлагают решения курдского вопроса, однако предложения НРП предоставляют более выгодные условия для курдов. Так, например, в соответствии проекта НРП, общее число депутатов повышается до 600, снижается избирательный порог с 10 до 3 процентов (минимальный процент голосов, необходимый для обеспечения представительства в парламенте). Более того, он гарантирует больше мест ПДН в парламенте и прокладывает путь другим курдским политическим партиям. Такой подход, естественно, увеличит число депутатов, представляющих курдов страны. Тем не менее, такие вопросы как разрешение  получать образование на курдском языке, использование курдского языка в политике и т.д. в обоих конституционных проектах остаются без ответа.

52.27MB | MySQL:103 | 0,535sec