Алжирский продуктовый кризис

2017 год начался для алжирского населения заметным ростом цен на продукты. Как и во многих других странах мира, это произошло в январе, сразу после празднования Нового года. Однако в Алжире этот процесс продолжается и идет с резким опережением «мирового графика».

По сравнению с январем 2016 года цены на свежие помидоры выросли на 105.1 процента, гороха — на 62.4 процента, картофеля – на 25.5 процентов, чеснока – на 21.8 процента, бобов сушеных – на 11.7 процента. Общая же продуктовая корзина по данным государственных органов статистики подорожала на 8.53 процента (рост на 40 процентов по сравнению с показателями 2015 года).

Следует заметить, что увеличение стоимости продуктов стало особенно ощущаться уже в третьем квартале 2016 года и оно продолжается до сих пор, несмотря на то, что по многим показателям, согласно оценкам алжирских властей, страна за исключением пшеницы и чеснока собрала «очень хороший урожай практически всех сельскохозяйственных культур», что в должно было заметно «амортизировать» рост цен на продукты.

Однако подорожание затронуло даже «сезонные» свежесобранные продукты. Показательно, что повышение их стоимости коснулось даже фиников и цитрусовых, несмотря на то, что по оценкам самих властей, их урожай был «особенно хороший».

Так, стоимость собираемых в Алжире апельсинов увеличивается галопирующими темпами. Если в 2015 году их средняя цена за килограмм составляла 139 динар, то в 2016-м – уже 194 динара (рост составил 41 процент), а сейчас эти показатели далеко перешагнули отметку в 200 динар.

И если в 2015 году стоимость орехов отмечалась на уровне 165 динар за килограмм, то в 2016 году – уже 240 динар (рост на 46 процентов), тогда как сейчас она оценивается уже в 330 динар.

Но антирекорд поставил троекратный рост цен на яблоки (с 300 до 900 динар за килограмм) и это при том, что в 2016 году их было собрано в Алжире едва ли не рекордное количество (500 тысяч тонн).

Примечательно, что, несмотря на относительно высокие урожаи, АНДР импортировала в 2016 году яблок на сумму 51.1 млн долларов против 99.5 млн долларов в 2015 году, тогда как по чесноку соответствующие цифры увеличились почти до 22 млн долларов в 2016 году против 15.8 млн долларов в 2015 году.

Но если как отмечалось выше, по чесноку в АНДР был неурожай, то по яблокам таких проблем не было, и это подтверждает тот факт, что искусственное снижение конкуренции с мировыми производителями за счет введенных властями ограничений на поставку зарубежных товаров и привело к завышению местными производителями стоимости своей продукции.

Между тем, представители властей утверждают, что ничего катастрофичного в данной ситуации нет, поскольку якобы речь идет о «сезонных колебаниях цен» и что по сравнению с декабрем 2016 года их стоимость увеличилась «лишь на 2.5 процента».

Кроме того, по их данным, якобы одновременно «произошло снижение стоимости некоторых продуктов от мяса до салата в диапазоне 2.3 – 23 процента».

Однако по оценкам местных экспертов, оно было столь незначительным, что мясные продукты являются по-прежнему недосягаемыми даже для большинства среднестатистических граждан с доходами выше среднего и они по-прежнему могут позволить их себе не чаще одного раза в неделю.

С другой стороны, дальнейший ценовой скачок начала 2017 года, о чем шла речь в начале статьи, полностью перекрыл эти снижения. В результате рядовые алжирцы месяц от месяца все труднее переносят подобные испытания, поскольку рост цен бьет по основным потребляемым ими продуктам.

Так, если килограмм картофеля еще в декабре стоил порядка 50 с небольшим динар (полдоллара США), то в начале года его цена достигла 90 динар за килограмм.

И это в том числе препятствует выходу его производителям на внешние рынки, о чем так мечтали алжирские власти, поскольку подобные расценки делают их продукцию там непривлекательной в условиях мировой конкуренции.

Например, если в 2015 – 16 гг. им удалось отправить произведенный в АНДР картофель в страны Персидского залива, то теперь, согласно имеющимся прогнозам, даже те сравнительно незначительные объемы его поставок будут снижены по этой причине как минимум на 50 процентов.

Власти объясняют происходящее «расширением цепочки доставки товаров на рынок за счет заметного увеличения в ней лишних «звеньев», включая посредников, якобы и создающих искусственный дефицит путем создания «избыточных» запасов продуктов.

В целом же рост цен на продукты объясняется «общей цепной потребительской реакцией» на подорожание и стремление обывателя компенсировать подорожание одних товаров большим потреблением других.

Иными словами, в этой ситуации проигрывают и покупатели, и крестьяне, а выигрывают перекупщики.

Однако такой результат был известен заранее. Однако здесь представители алжирских властей явно путают причину и следствие. Разумеется, «спекулянты» пользуются действиями властей и извлекают выгоду из них и это является закономерным явлением, ведь торговцы пытаются получить в этой ситуации дополнительные прибыли, поскольку на стоимость пищевой продукции иначе «давят» введенные «сверху» ограничительные меры в отношении иностранных товаров, создающие дефицит на рынке.

Необходимо напомнить, что со второй половины 2015 года власти пытаются снизить отток капиталов за границу и снижение алжирских золотовалютных резервов искусственными ограничениями на доступ иностранной продукции.

Примечательно, что с 2017 года в Алжире распространили практику ограничения доступа на свою территорию иностранным товарам и на продовольствие, в частности, на привозные фрукты, включая бананы, и частично овощи.

Результатом этого стал взрывной рост цен на целый ряд наименований, включая яблоки. Также заметное увеличение стоимости отмечается практически по всем видам овощей, фруктов, рыбы и мяса.

Такие действия привели и к увеличению «черного рынка» за счет поставляемых контрабандой товаров из соседних стран, в первую очередь Туниса и Марокко, что также вызывает рост стоимости продуктов.

Следует заметить, что наблюдаемый процесс удорожания не остановило даже заявление исполняющего обязанности министра торговли страны Абдельмаджида Теббуина о том, что ограничительные лицензии не будут вводиться на «продукты, имеющие жизненно важное значение для граждан».

Кроме того, представители национальной Ассоциации торговцев и ремесленников (ANCA) в число причин, способствующих увеличению стоимости продуктов, относят и общий рост налогов, и обесценивание алжирской валюты (официально инфляция составила 6.7 процентов, тогда как местные экономисты утверждают, что это явно не вяжется с общим более резким удорожанием жизни в стране), а также как следствие усилением транспортных издержек в результате повышения стоимости топлива.

Представители ANCA считают, что проблема роста цен заключается и в недостатках системы хранения продуктов ввиду нехватки специально оборудованных складов и холодильных камер, из-за чего немалый ее объем портится.

При этом уже существующие оптовые торговые рынки в стране контролируют мафиозные структуры, нередко связанные с силовиками, и в результате они также «набрасывают» как минимум до 30 процентов от завышенной стоимости продуктов.

Как бы там ни было, но зарплаты рядовых алжирцев и близко не поспевают за этими ценовыми скачками, в результате чего им приходится исключать из своего рациона многие продукты и переходить на самые дешевые, что усиливает социальную напряженность в стране.

52.4MB | MySQL:103 | 0,411sec