Осложнение сирийско-американских отношений в контексте иракского кризиса

До недавнего времени основные проблемы в сирийско-американских отношениях в той или иной мере были связаны с сирийско-израильским конфликтом и проблемой влияния Сирии на внутриполитическую ситуацию в Ливане. Являясь стратегическим партнером Израиля, США отстаивают интересы этой страны в ее многолетнем конфликте с Сирией. Оккупация Ирака привнесла новые негативные моменты в сирийско-американские отношения, доведя их до крайнего обострения. В постсаддамовский период основной причиной обострения этих отношений стали диаметрально противоположные подходы Дамаска и Вашингтона к разрешению иракской проблемы. Дамаск был и остаётся противником оккупации Ирака, рассматривая её как катастрофу для этой страны и для всего арабского мира.

Позиция США по отношению к Сирии в период после оккупации Ирака характеризуется сочетанием постоянного силового давления с отдельными попытками ведения диалога. Реалистически мыслящие представители американской администрации приходят к пониманию, что Сирия может занимать важное место в ближневосточной политике США и играть ключевую роль в решении двух главных задач американской политики на Ближнем Востоке — мирном урегулировании арабо-израильского конфликта и оказании помощи США в выходе из иракского тупика.

Определенную роль в принятии и реализации решения о силовом свержении режима С. Хусейна, сыграл Израиль, который при поддержке произраильского лобби в США на волне глобальной антитеррористической борьбы, начавшейся после 11 сентября 2001 года, постоянно подталкивал администрацию Дж. Буша к силовым действиям против Ирака, а заодно против Сирии и Ирана. В израильских правительственных кругах постоянно звучит тезис о том, что без смены нынешнего сирийского руководства шансов на изменение традиционной политики Дамаска в отношении Израиля практически нет. Так, министр обороны Шауль Мофаз заявил, что Израиль стремится использовать новую ситуацию на Ближнем Востоке, с целью окончательного устранения потенциальной угрозы со стороны Сирии.

Накануне американского вторжения в Ирак группа стратегов Пентагона из числа неоконсерваторов (П. Вулфовиц, Д. Фейт, Д.Вайс, У. Лути, Р. Перл) подготовила план об оказании силового давления на Иран и Сирию, который являлся частью комплексной программы США по «перестройке» ближневосточного региона, направленной на «решение палестинской проблемы через Багдад». В случае, если давления было бы недостаточно, не исключалась возможность свержения правящих режимов в Дамаске и Тегеране по иракскому сценарию. Однако этот план был подвергнут критике в Белом Доме, Совете национальной безопасности и Госдепартаменте, а также и военной администрацией самого министерства обороны. В средине апреля 2003 г. президент США Дж. Буш приостановил работу по планированию военной операции против Сирии. Вашингтон не рискнул ввязываться в уже третью по счету войну.

Вследствие межпартийных распрей на протяжении последней четверти ХХ-го века отношения между Дамаском и Багдадом оставались напряженными. Практически Сирия никогда не поддерживала режим С. Хусейна. Президент Хафез Асад и Садам Хусейн долгие годы враждовали между собой. Оба претендовали на роль лидеров в Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ). Сирия поддержала Иран во время ирано-иракской войны (1980-1988 гг.). В 1991 году президент Х. Асад без колебаний послал в зону боевых действий сирийский военный контингент для оказания помощи американцам в освобождении Кувейта.

Однако в конце 90-х годов, еще при жизни Хафеза Асада, сирийско-иракские отношения начали постепенно улучшаться. В первую очередь такое сближение объясняется экономическим фактором. Ежегодно торговля с Ираком и транспортировка иракской нефти через сирийскую территорию приносила Сирии более 1,5 млрд. долл. Весьма активно между двумя странами осуществлялся обмен визитами на высоком уровне. Была открыта сирийско-иракская граница, увеличился объем двусторонней торговли, подписан ряд важных двусторонних соглашений в области экономического сотрудничества. В конце 90-х годов появлялись сообщения, что с помощью Сирии Ирак закупал современное вооружение в третьих странах.

На наш взгляд, среди всех арабских лидеров сирийский президент Башар Асад занимает наиболее радикальную позицию по отношению к американским действиям в Ираке, назвав их «разбоем и ограблением средь бела дня». За активными попытками Сирии остановить войну против Ирака стояли два фактора: политический и экономический. После падения режима С. Хусейна Сирия почти полностью оказалась в окружении проамериканских режимов. Единственными политическими партнерами Сирии в регионе оставались её соседи – Иран и Ливан. Однако, начиная с 2003 года, отношения Сирии с Турцией кардинально улучшились.

В сфере экономики последствия войны в Ираке для Сирии весьма ощутимы. Имея незначительные запасы собственной нефти, Сирия получала иракскую нефть через нефтепровод Киркук-Баниас по весьма низким ценам. Однако вскоре после оккупации Ирака транспортировка иракской нефти в бассейн Средиземного моря через сирийскую территорию была прекращена, что заставило Сирию сократить на 10% экспорт собственной нефти.

Несмотря на возрастающее давление со стороны США, антиамериканская риторика Б. Асада не изменилась. Сирия продолжает открыто демонстрировать полное неприятие американской оккупации Ирака. В апреле 2003 года, когда США переживали преждевременную эйфорию по поводу «победы» США в Ираке, Б. Асад призвал арабов к принятию общеарабского пакта об обороне. Комментируя американскую инициативу демократизации Ближнего Востока, президент Сирии Б. Асад, заявил, что «никто не только в Сирии, но и во всем регионе не верит в американскую инициативу». В своем интервью катарскому телеканалу Al-Jazeera в мае 2004 года Б. Асад заявил, что «США и коалиционные войска потерпели поражение в Ираке». Вряд ли подобные заявления могли понравиться Вашингтону.

На протяжении долгих лет Сирия остается в американском списке спонсоров международного терроризма. Вашингтон обвиняет Дамаск в поддержке палестинских радикальных организаций. В конце октября с.г. заместитель госсекретаря США Р. Армитедж заявил, что Сирия не прекратила поддерживать «Хизболлу» и ХАМАС. Вашингтон постоянно оказывает давление на Дамаск с целью прекращения сирийского военного присутствия в Ливане. По инициативе США и Франции СБ ООН принял резолюцию 1559 (2.09.2004) о выводе сирийских войск из Ливана и прекращении «вмешательства во внутренние дела Ливана». Вашингтон обвинил Дамаск в содействии продлению на 3 года срока пребывания Э.Лахуда на посту президента Ливана, а также в поддержке правительства Омара Караме, пришедшего в октябре 2004 года на смену правительству Рафика Харири. Американская администрация обвиняла Сирию в том, что она якобы прятала иракское ОМП и укрывала высокопоставленных деятелей режима С. Хусейна после падения Багдада.

В ответ на обвинение Сирии со стороны США в том, что она позволяет проникновение «террористов» из своей территории в Ирак, сирийский министр иностранных дел Ф.Шараа отметил, что Сирия не в состоянии закрыть полностью сирийско-иракскую границу так же, как США не способны это сделать на границе с Мексикой. При этом Ф.Шараа отметил, что обвинение Сирии в содействии террористам проникать на территорию Ирака является «попыткой оправдать несостоятельность Вашингтона стабилизировать ситуацию в Ираке».

В средине октября 2003 года обе палаты конгресса подавляющим большинством голосов утвердили «Закон об ответственности Сирии» (Syria Accountability Act), предусматривающий введение ряда экономических санкций, в частности, запрет на поставку в Сирию всех видов товаров, кроме медикаментов и продуктов питания, замораживание американских инвестиций в сирийскую экономику, ограничение передвижения сирийских дипломатов в США, запрет авиационного сообщения между США и Сирией и тому подобное.

Впрочем, принятие конгрессом этого закона было воспринято в Вашингтоне неоднозначно. Так, сенатор Роберт Бирд заявил, что он не видит никаких доказательств, которые бы убедили его в том, что Сирия инспирирует враждебные действия против войск коалиции в Ираке. По мнению Р. Бирда, «подобные инсинуации могут служить лишь предлогом для военных действий против Сирии, что, к сожалению, является весьма вероятным, принимая во внимание опасную доктрину нынешней администрации о нанесении превентивных ударов». Помощник госсекретаря США Дэвид Саттерфилд заявил, что «осторожные и взвешенные отношения с Сирией, а также твердое применение уже имеющихся санкций будет более эффективно для достижения урегулирования в свете угрозы из Ирака, чем введение нового режима санкций, что ограничит наши возможности влиять на опасную ситуацию в регионе в этот критический момент”.

11 декабря 2003 года президент Дж. Буш подписал закон о санкциях против Сирии с некоторыми оговорками, а 11 мая 2004 г. объявил о введении в действие части из них. В своих комментариях по этому поводу Б. Асад отметил, что «Вашингтон стал источником нестабильности на Ближнем Востоке и его политика оказания давления и применения санкций не только не будет способствовать разрешению проблем региона, но и неизбежно приведет к их обострению». Б. Асад в очередной раз призвал Вашингтон к равноправному диалогу.

Официальные сирийские представители различных уровней неоднократно заявляли, что Дамаск не ищет конфронтации с Америкой и всегда готов к равноправному диалогу и сотрудничеству с Вашингтоном на основе взаимного уважения и признания интересов обеих сторон. После террористических акций 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне сотрудничество между двумя странами в области безопасности, значительно активизировалось. По некоторым данным, сирийские разведслужбы предоставили Вашингтону много ценной информации о деятельности «аль-Каиды».

Временами понимание необходимости поддержания американо-сирийского диалога демонстрирует и американская сторона. Как заявил глава делегации палаты представителей американского конгресса Джеймс Коли после переговоров с президентом Сирии Б. Асадом 12 ноября 2003 г, «несмотря на существующие между Дамаском и Вашингтоном политические противоречия, мы считаем, что диалог является единственным средством для сотрудничества и корректировки отношений».

Однако за небольшим исключением, американо-сирийский диалог скорее напоминает назидательный монолог американских официальных лиц, пытающихся «урезонить» сирийское руководство. В начале мая 2003 г. Дамаск посетил госсекретарь США К.Пауэлл. Главная цель его визита заключалась в том, чтобы убедить сирийское руководство «прекратить поддерживать экстремистские палестинские организации и не предоставлять пристанище представителям режима С. Хусейна». К. Пауэлл передал требование американской администрации к Сирии вернуть Ираку 3 миллиарда долларов, которые якобы принадлежали режиму С. Хусейна и хранились в сирийских банках. Находясь в Дамаске, К. Пауэлл заявил, что США не собираются проводить военные операции против Сирии. Во время встречи с Б. Асадом госсекретарь США подчеркнул, что в связи с падением режима С. Хуссейна в Ираке «в регионе Ближнего Востока сложилось новое соотношение сил и было бы желательно, чтобы Сирия признала новую реальность и проводила соответствующую политику».

Весной 2004 года в американо-сирийских политических отношениях наметился определенный сдвиг к улучшению. Так, во время встречи К.Пауэлла с послом Сирии в Вашингтоне Имадом Мустафой в конце марта 2004 года госсекретарь США заявил, что «Америка не является врагом Сирии и готова рассмотреть предложения Б. Асада».

Поздравительные письма Дж. Буша и К. Пауэлла направленные в апреле 2004 Б. Асаду по случаю дня независимости Сирии, в которых в частности, содержался призыв к сирийскому руководству внести свой вклад в нормализацию ситуации в Ираке, в определенной мере свидетельствуют о стремлении Вашингтона варьировать в отношениях с Дамаском политику устрашения и проявление «доброй воли». Однако подобные жесты трудно назвать трансформацией политики Вашингтона в отношении Сирии. Скорее всего, они были вызваны тупиковой ситуацией, в которой оказались США в Ираке, и их потребностью в сирийской помощи.

Во время встречи в Нью-Йорке в кулуарах 59 сессии ГА ООН в сентябре 2004 г. между К. Пауэллом и Ф. Шараа обсуждались вопросы трехстороннего иракско-американско-сирийского сотрудничества с целью установления контроля над сирийско-иракской границей для предотвращения проникновения террористов из Сирии на территорию Ирака. С целью обсуждения принятия практических мер по этим вопросам в конце сентября 2004 года в Дамаске состоялось первая встреча военных специалистов Сирии, Ирака и США. В настоящее время сирийские власти сооружают защитный вал высотой 3 метра и длиной 130 км. вдоль сирийско-иракской границы, общая протяжённость которой составляет 600 км.

По сравнению с госдепартаментом США Пентагон традиционно проявляет большую степень сдержанности в отношении перспектив улучшения сирийско-американских отношений. Так, в своём заявлении в начале октября 2004 года Д. Рамсфелд отметил, что «преждевременно говорить о сирийском сотрудничестве в вопросе о закрытии границы с Ираком, поскольку террористы продолжают её пересекать в обоих направлениях». Он также утверждал, что сирийцы якобы отказываются разрешить доступ к иракским банковским вложениям, продолжают сотрудничать с Ираном в финансировании ливанской «Хизболлы» и продолжают удерживать свои войска в Ливане.

Время от времени лидеры арабских стран ритуально декларируют свою поддержку Сирии «перед лицом американского диктата», но за этими словами не следует никаких реальных действий. Так, на саммите в Тунисе в мае 2004 года арабские лидеры заявили о своем «несогласии» с последними американскими санкциями против Дамаска. Генеральный секретарь ЛАГ Амр Муса недавно в очередной раз «осудил» американские санкции против Сирии и от имени арабских стран выразил солидарность с Дамаском.

Не приходится Дамаску ожидать большой помощи и со стороны мусульманского сообщества. 31-я сессия министров иностранных дел Организации Исламской Конференции, созванная 14-16 июня с.г. в Стамбуле, заявила о своей солидарности с Сирией и «отвергла» американские санкции против этой страны. Участники сессии призывали Соединенные Штаты к «устранению недоразумения» между Дамаском и Вашингтоном путем конструктивного диалога. Пожалуй, это все, что сегодня могут сделать арабские и мусульманские лидеры для своих «сирийских братьев».

В момент, когда уже казалось, что Дамаск исчерпал все возможности сопротивления нарастающему давлению со стороны США и Израиля, неожиданная помощь пришла от бывшего недруга — Турции. Визит сирийского президента Б. Асада в Турцию в начале января 2004 года был назван «историческим». Во время переговоров подчеркивалось, что Турция и Сирия имеют больше точек соприкосновения, чем различий, что составляет прочную основу для дальнейшего развития добрососедских отношений. Во время визита в Сирию в начале апреля 2004 г. спикер турецкого парламента Бюлент Арендж отметил близость позиций Дамаска и Анкары в оценке событий в Ираке. Развитие добрососедских отношений между Анкарой и Дамаском в условиях, когда Сирия подвергается массированному давлению со стороны США, является определённым вызовом США и Израилю со стороны нынешнего турецкого руководства. На наш взгляд, именно стремительное сближение между Сирией и Турцией и соответственно ухудшение турецко-израильских отношений после прихода к власти в ноябре 2002 года в Анкаре партии Справедливости и развития, не позволило Вашингтону решиться на применение военной силы против Сирии.

Испытывая возрастающее давление со стороны США и Израиля, Дамаск постоянно апеллирует к мировому сообществу, поддерживая стабильные политические и экономические связи с Россией, Китаем и европейскими странами, в особенности с Францией и Германией. Главной целью визита сирийского лидера в конце июня 2004 года в Пекин было стремление получить политическую поддержку после того, как США объявили о своих санкциях против Сирии.

Лидеры ведущих европейских стран неоднократно заявляли о неприятии в международных отношениях практики применения санкций одной страны по отношению к другой. Так, Ж. Ширак в своё время заявил: «исторический опыт демонстрирует, что применение санкций является неэффективным и создаёт больше проблем, чем их разрешает». Во время своего пребывания в Дамаске в средине сентября 2003 года комиссар ЕС по вопросам внешней политики Крис Патен отметил, что американские санкции не касаются отношений европейских стран с Сирией и что ЕС имеет давние разногласия с Вашингтоном по поводу американских законов, которые действуют за пределами США.

После пятилетних переговоров 19 октября 2004 г. в Брюсселе в присутствии Ф. Шараа и К. Патена состоялось парафирование соглашения о партнерстве в рамках Барселонского процесса между Сирией и Европейским Союзом. Подписание этого документа стало возможным после достижения компромиссной формулировки пункта об ОМП и борьбе с терроризмом. Сирия стала последней страной Средиземноморского бассейна, подписавшей подобное соглашение с ЕС. К. Патен охарактеризовал подписанное соглашение как «не только торговое, но и политическое и геостратегическое». В политическом аспекте соглашение предусматривает проведение регулярных консультаций по вопросам борьбы с терроризмом, миграции, распространения наркотиков и прав человека. В 2003 году объём товарооборота между Сирией и странами ЕС составил 6.6 млрд. долл. (из них 2.7 млрд. долл. — экспорт ЕС в Сирию и 3.9 млрд. долл. – экспорт Сирии в ЕС), что составляет около 60% всего товарооборота Сирии.

На наш взгляд, в ближайшие годы, по меньшей мере, на протяжении последующих 4-х лет пребывания Дж. Буша на посту президента, США будут продолжать оказывать давление на Дамаск с целью его большей адаптации к нынешней политике Вашингтона на Ближнем Востоке, однако проведение широкомасштабных военных операций против Сирии в ближайшее время представляется маловероятным. Вряд ли Дж. Буш решатся на такой шаг. Провал американской политики силового вмешательства в Ираке, очевидно, будет сдерживать вашингтонских стратегов от повторения подобных авантюр в Сирии или в Иране. Применение военной силы против этих стран может окончательно внести раскол в рядах Североатлантического альянса и привести к неуправляемым процессам на Ближнем Востоке, которые нанесут непоправимый ущерб интересам многих стран мира, в том числе и США.

Политика Вашингтона по отношению к Сирии демонстрирует, что практика применения односторонних, в обход ООН, методов силового давления и экономических санкций, является неэффективной и бесперспективной, поскольку она не поддерживается подавляющим большинством мирового сообщества и даже некоторыми ближайшими союзниками США. Результаты применения Вашингтоном односторонних санкций, прежде всего, наносят политический и экономический ущерб самим США. Силовые действия Вашингтона по отношению к Ираку, и угроза их применения к Сирии, Ирану и другим странам все более воспринимаются мировым сообществом как анахронизм ХХІ-го века.

43.49MB | MySQL:87 | 1,168sec