Израильско-американские отношения в контексте предвыборной кампании США

Выборы президента США традиционно являются предметом пристального внимания в Израиле. США – не только ближайший стратегический союзник, но и активный игрок в израильской политике, от которого зависят судьбоносные политические и экономические решения. Поэтому предвыборные обещания и действия обоих кандидатов на президентский пост – республиканца Дж.Буша и демократа Дж.Керри – подвергались скрупулезному анализу и обсуждению. Израильская проблематика, в свою очередь, занимала одно из приоритетных мест в программах обеих политиков.

Собственно еврейское население в США составляет всего около 3% от общего числа, однако еврейские организации активно участвуют в лоббировании израильских интересов, а спонсоры еврейского происхождения щедро расходуют средства на предвыборные кампании кандидатов. Кроме того, около четверти электората США (по данным газеты «Маарив», до 50 млн. чел.) относятся к евангелическим христианам, являющимся горячими сторонниками Израиля, его жесткой линии на укрепление своей безопасности, и поддерживают военные действия США против Ирака.

Традиционно еврейский электорат отдает предпочтение демократической партии, и еврейские организации имеют с ней сильные политические связи. Еврейскому избирателю близки такие идеи демократов, как социальная справедливость, субсидирование слабо развитых секторов экономики, стремление к максимальному отделению религии от государства. С другой стороны, очевидно, что наряду с благополучием экономики, созданием новых рабочих мест, улучшением общего состояния американской бюджетной политики, на выборах 2004 г. ключевой проблемой являлась национальная безопасность, физическая защищенность граждан США от террора. После событий 11 сентября 2001 г. республиканцы получили огромное преимущество как партия, которой небезразлична безопасность граждан США, и на предстоящих выборах одной из основных задач демократической партии было свести к минимуму это преимущество. Кандидат от демократов должен был выдвинуть убедительную стратегию национальной безопасности, предложить позитивную альтернативу политике Дж.Буша. Как видится в Израиле, эти попытки не увенчались успехом.

На президентских выборах 2000 г. республиканская партия и ее кандидат Дж.Буш получили поддержку всего около 18% еврейских голосов. Было очевидно, что администрации Дж.Буша следует обратить внимание на еврейский электорат и постараться завоевать его симпатии. Этому способствовали внешние факторы: события 11 сентября 2001 г. заставили администрацию Дж.Буша проявить инициативу по борьбе с международным терроризмом, прежде всего на Ближнем Востоке. Ему пришлось втянуться и в силовое противостояние между Израилем и палестинцами как в неотъемлемую часть расстановки сил в регионе.

За свою каденцию Дж.Буш приложил немало усилий для продвижения мирного урегулирования. В речи от 24 июня 2002 г. он высказал идею перспективы двух государств, Израиля и Палестины, сосуществующих в мире и безопасности. При Дж.Буше США активно участвовали в разработке «дорожной карты», и сегодня США последовательно остаются приверженными этому плану. Республиканец Дж.Буш поддержал план одностороннего отделения от палестинцев, предложенный А.Шароном, предпринял усилия по вписанию этого плана в рамки «дорожной карты» и поддержанию авторитета израильского премьера на фоне нарастания противоречий в созданной им коалиции. США активно пропагандировали план А.Шарона и добились его частичной легитимизации на саммите «большой восьмерки» и на встрече «квартета» в Табе 24 июня 2004 г.

Дж.Буш заявил о том, что США не воспринимают Я.Арафата в качестве реального партнера по переговорам и видят в нем препятствие для достижения мира. США последовательно накладывали вето на «несбалансированные» резолюции СБ ООН, в которых критиковались действия Израиля и не звучало осуждение террористических актов и совершающих их организаций.

Дж.Буш объявил войну одному из наиболее враждебных Израилю режимов – режиму С.Хусейна, ликвидировав иракскую угрозу безопасности Израиля. Он выступает автором идеи Большого Ближнего Востока, в которой установление демократии в регионе провозглашается одним из приоритетов внешней политики США на долгосрочную перспективу, а от палестинского руководства требуется срочно предпринять реальные меры по укреплению демократических институтов.

14 апреля 2004 г. Дж.Буш заявил, что США сделают все возможное, чтобы предотвратить попытки навязать сторонам другой план мирного урегулирования. Он назвал мужественным и историческим шагом инициативу А.Шарона по размежеванию с палестинцами, одобренную израильским правительством.

Президент США подыграл израильскому премьеру, заявив, что в свете новых географических и политических реалий не стоит ожидать, что результат переговоров об окончательном статусе будет означать полномасштабный возврат к линиям 1949 г., скорее, соглашение может быть достигнуто на базе взаимно согласованных изменений, отражающих эти реалии. Справедливое и реалистичное решение вопроса о палестинских беженцах, по мнению Дж.Буша, должно быть найдено через создание палестинского государства и размещение беженцев там, а не в Израиле.

Подобное понимание и поддержка нашли отклик в Израиле. На официальном уровне израильские лидеры признавали сотрудничество с нынешней американской администрацией самым тесным за всю историю государства.

С другой стороны, не укрылся от внимания осторожный тон заявлений американцев, в которых аккуратно подчеркивалось нежелание США негативно повлиять на результаты переговоров об окончательном статусе между Израилем и ПНА, когда спорные вопросы должны решаться не под диктовку со стороны США, а лишь путем переговоров на основе «дорожной карты».

В этом контексте США выступают против строительства Израилем «забора безопасности», так как видят в нем политический барьер, который может нанести ущерб исходу переговоров об окончательном статусе, а его маршрут — нарушить инфраструктуру ПНА и осложнить жизнь мирного населения. Американская администрация неоднократно предостерегала Израиль от действий, которые подрывают доверие, в том числе от сноса домов мирных палестинцев и от строительства в поселениях на палестинских территориях. Сигналом недовольства израильской политикой являлось сокращение кредитных гарантий США, под которые Израиль получает ссуды на поселенческую деятельность, а также отказ в выделении Израилю финансовой помощи на борьбу с террором.

Несмотря на вышеперечисленное, республиканский кандидат Дж.Буш в глазах израильской аудитории пользуется уважением как лидер, как человек, возглавивший войну с террором, который, перехватив инициативу, начал диктовать свои правила игры террористам и поддерживающим их режимам. Дж.Буш был тепло встречен на конференции во влиятельном Американо-израильском комитете по политической деятельности (AIPAC) тысячами произраильских активистов, выразившими надежду на его переизбрание.

В Израиле высказывались оценки, что поддержка президентом Дж.Бушем плана А.Шарона добавит ему еврейские голоса. По опросу, проведенному AIPAC в декабре 2003 г., 31% евреев были готовы поддержать Дж.Буша на выборах. Однако, по данным телекомпании CNN, на выборах 4 ноября 2004 г. республиканцы получили всего на 3% еврейских голосов больше, чем на предыдущих выборах (22%), а демократы – на 2% меньше (78%).

Если позиция Дж.Буша в Израиле представлялась ясной, то программа сенатора от Массачусетса Дж.Керри в отношении Израиля подверглась придирчивому анализу в прессе, так как демократический кандидат виделся «темной лошадкой». Израильские СМИ особо выделяли еврейское происхождение Дж.Керри, что позволяло ему подчеркивать, что он – естественный кандидат для еврейских избирателей.

В качестве сенатора Дж.Керри последовательно поддерживал Израиль, в том числе высказывался за предоставление ему финансовой помощи. Когда Дж.Буш поставил на повестку дня вопрос поддержки политики израильского правительства, Дж.Керри поспешил солидаризироваться с позицией президента, подчеркнув отсутствие разногласий между партиями по этому вопросу. При этом демократами подчеркивалось, что по внутриполитической проблематике они, как и прежде, намного больше отвечают потребностям еврейских избирателей, привлекая внимание к проблемам борьбы с бедностью и общественным расслоением.

В Израиле обращали внимание на противоречивость высказываний Дж.Керри. Так, в своем выступлении в Арабском американском институте в октябре 2003 г. он подверг критике «провокационные и контрпродуктивные меры» Израиля, назвав «забор безопасности» преградой к миру. Но уже через несколько месяцев кандидат от демократов выразил понимание причин строительства «забора» как «легитимного акта самозащиты» и подверг сомнению полномочия Гаагского трибунала, осуждающего Израиль за сооружение «забора». Дж.Керри выступал в поддержку Я.Арафата, так как его ослабление ведет к усилению ХАМАС, а затем вслед за Дж.Бушем стал называть Я.Арафата «изгоем мирного процесса». Сенатор объявил о поддержке плана А.Шарона, но в ходе голосования в Сенате о принятии обязательств, данных Дж.Бушем А.Шарону, воздержался.

Подобно Дж.Бушу, Дж.Керри оправдывает ликвидацию Израилем лидеров террористических организаций и действия израильской армии, а также выступает за эвакуацию поселений и реализацию «дорожной карты». Он подверг критике Дж.Буша за хорошие отношения с Саудовской Аравией, обещал прекратить заигрывание с государствами, которые спонсируют террористов и утверждал, что война в Ираке не спасла, а лишь увеличила угрозу безопасности евреев во всем мире. Дж.Керри осудил антисемитскую пропаганду в арабской прессе и призывал премьер-министра ПНА А.Крейя предпринять серьезные шаги по борьбе с террором. Он упрекал действующего президента за недостаточную работу с арабскими странами и обещал привлечь международное сообщество к участию в процессе реформирования ПНА. В то же время демократ объявил о намерении продолжить политику Дж.Буша по ветированию «несбалансированных» резолюций СБ ООН.

Самое очевидное отличие ближневосточной политики Дж.Керри от Дж.Буша, по мнению израильских аналитиков, заключено не в содержании, а в форме. Дж.Керри, как видится в Израиле, привержен активному миротворческому подходу, сторонник большего американского вмешательства в ближневосточное урегулирование. В противовес изначальному стремлению Дж.Буша понизить профиль американского посредничества, Дж.Керри выступает апологетом начала переговоров об окончательном статусе под эгидой США, игнорируя промежуточные соглашения. При этом он готов взять за основу достигнутые в Табе договоренности. Демократический кандидат заявлял, что станет активно искать ответственное палестинское руководство, лидеров и партнеров, к чему не способна нынешняя республиканская администрация. Подобные заявления настораживали израильтян, так как, по опыту, активное американское участие предполагает давление на Израиль для достижения уступок. Кроме того, Дж.Керри более склонен к опоре на международное сообщество, что предполагает нежелательное вмешательство европейцев.

Активность на ближневосточном направлении предполагает назначение спецпосланника на Ближнем Востоке, и здесь Дж.Керри также проявил гибкость. Первоначально в качестве кандидатов на эту должность назывались имена Б.Клинтона, Дж.Картера, Дж.Бейкера, однако, подвергшись критике со стороны еврейских лидеров за неудачный выбор недостаточно дружественно настроенных политиков, Дж.Керри остановил свой выбор на более приемлемых кандидатурах бывшего спецпредставителя США на Ближнем Востоке Д.Росса, бывшего советника национальной безопасности С.Бергера, бывшего посла в ООН Р.Холбрука. Тем не менее у израильтян создалось впечатление, что Дж.Керри вернет в Белый Дом тех самых людей, которые проталкивали соглашения Осло и считали Я.Арафата партнером по переговорам.

Все это стало причиной подозрительного отношения к кандидатуре Дж.Керри в Израиле. Здесь полагали, что не следует переоценивать высказываемые им произраильские симпатии, так как он мало осведомлен об арабо-израильском конфликте, не имеет в его отношении определенной стратегии и занят внутриамериканскими проблемами. Его видение мирного урегулирования представляется расплывчатым, трудно сказать, насколько осознанной и сформировавшейся является его позиция. Возможно, считают израильские обозреватели, Дж.Керри лишь адаптирует свою позицию к последним политическим тенденциям.

В свете вышеперечисленных тенденций, израильские лидеры, подчеркивая свой нейтралитет и нежелание вмешиваться во внутренние дела США, делали ставку на Дж.Буша. Во время выборов появилась информация ряда аналитиков (Бен Каспит, «Маарив»; Алуф Бенн, «Гаарец» и др.), подкрепленная выводами доклада, подготовленного в МИД Израиля, о том, что при любом исходе предвыборной гонки следует ожидать увеличения давления на Израиль и более наступательных шагов по продвижению мирного процесса со стороны обоих кандидатов, в том числе со стороны Дж.Буша, который в ходе своей второй каденции возьмет курс на сближение с ЕС и арабскими странами. Однако, без сомнения, в Израиле с нескрываемой радостью восприняли известие о победе республиканца. Именно его кандидатура представляется наиболее оптимальной для нынешнего израильского руководства, так как соответствует курсу на извлечение выгоды из отсутствия серьезного давления извне с целью сохранить существующие реалии на местности и легитимизировать односторонние меры по отношению к палестинцам.

39.92MB | MySQL:88 | 0,808sec