О новой стратегии США в Сирии и возможном российском ответе

Сирийские курды надеются, что после освобождения от боевиков группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в Росии) город Ракка войдет в состав федеративной администрации, которую курды и их союзники создают на севере Сирии. Об этом  заявил в опубликованном  интервью агентству «Рейтер» Салих Муслим, лидер сирийской курдской Партии демократического союза (ПДС). «Наша единственная забота — чтобы решения по всем вопросам принимали только сами жители Ракки», — добавил политик. Боевое крыло ПДС и «отряды народной самообороны» (ОНС) составляют основу вооруженной коалиции «Силы демократической Сирии»(СДС), которая при поддержке США ведет наступление на город Ракка, который считается неформальной «столицей» территорий, которые ИГ контролирует в Сирии. О создании региональной федеративной администрации на севере САР курдские представители объявили 17 марта по результатам съезда свыше 30 политических партий в сирийском городе Румейлан. По словам авторов инициативы, власти этого образования будут представлять интересы всех этнических групп, проживающих на их территории. В форуме, который проходил под девизом «Демократическая федеративная Сирии — гарантия совместной жизни и братства народов», приняли участие 200 делегатов. Они представляли курдов, арабов, ассирийцев, туркменов, черкесов и армян, проживающих в северных и северо-восточных районах страны. В связи с этим отметим несколько моментов. Конференция «Демократической федеративной Сирии» могла состояться и состоялась исключительно благодаря отмашке из Вашингтона. Таким образом был четко зафиксирован момент окончания «временной паузы» в действиях американской администрации по Сирии, которая была вызвана сменой президента США. И на основе последних по времени событий в Ираке и Сирии, а если быть точнее — динамики наступления американцев и их союзников на Ракку и Мосул, можно сделать очевидный вывод об основных контурах этой стратегии Вашингтона. Если взять чисто военный аспект — это наращивание собственно американской военной составляющей в Сирии и Ираке с целью максимально быстрого решения основной задачи по захвату основных узлов сопротивления и оплотов ИГ. Именно этим моментом определяется для американских военных стратегов  конечная цель участия их контингента в боевых действиях. После этого через четко лимитированный срок, который Пентагон отводит для анализа сложившейся ситуации и оценки существующих рисков реанимации ИГ с точки зрения его боевого потенциала, значительная часть американского контингента будет из Сирии выведена. Останется только группа авиационной поддержки, силы спецназа  и несколько частей тылового обеспечения. Ряд экспертов полагает, что их общее число не превысит 500 человек. Вот такая примерно схема действий Пентагона, в основу которой положено два основных компонента: разгром организованного сопротивления в максимально короткие сроки и избежание при этом ввязывания в латентную партизанскую войну. Вот собственно первым моментом и объясняется массовое неадресное огневое воздействие на позиции сторонников ИГ без оглядки на жертвы среди мирного населения. Плюс ко всему надо отметить очень важный момент такого давления — это сознательное психологическое воздействие на суннитское население с целью его моральной капитуляции. Совершенно очевидно учитывается факт того, что ИГ есть собственно инструмент борьбы именно суннитского населения за свои экономические и социальные преференции. Бомбы на головы в данной ситуации являются оптимальным способом доказательства ошибки такой политики для суннитской общины. И этот момент, кстати,  будет реально работать.

Но максимально быстрый без оглядки на гуманитарные риски разгром военной централизованной инфраструктуры ИГ — это чисто военная составляющая стратегии Вашингтона. Далее начинается политическая составляющая, которую в целом надо обозначить как отрыв ИГ от его тыловой базы в лице суннитского населения. В Ираке, как мы уже сообщали ранее, это будет делаться через достижение компромисса с суннитскими племенами в провинции Анбар. В этой связи надо отдавать себе отчет в том, что Вашингтон в этой связи будет усиливать дипломатический нажим на Багдад с целью убедить его поделиться властью с представителями суннитов. В Сирии все сложнее. Без всяких сомнений суннитская и вообще арабская составляющая населения севера Сирии никогда не уживется с курдами. Несмотря на этническую «пестроту» прошедшей конференции отметим, что доминировать на севере Сирии будут именно курды. В этой связи проблема суннитов будет решаться очень прозаично: они будут при молчаливом согласии тех же американцев выдавливаться либо в Идлиб, либо в «турецкую зону» между Аззазом и Джараблусом. Этот ход обеспечивает отсутствие суннитского партизанского сопротивления в «курдских» районах, что является основным условием возникновения на севере Сирии сирийского аналога «Иракского Курдистана». Вот собственно в этом и заключается основная и конечная задача нынешней американской стратегии. При этом будут существовать просаудовский исламистский Идлиб, который, как мы считаем, не будет очень активно воздействовать в военном аспекте на этот курдский анклав, а сконцентрирует свои основные военные усилия на противодействии нынешнему сирийскому режиму. И этот момент, кстати, также обсуждался на последних американо-саудовских консультациях  во время визита в США наследника наследного принца и министра обороны КСА Мухаммеда бен Салмана.

Что в данном случае делать Москве? Прежде всего использовать в полной мере  пропагандистские преференции, которые вытекают из нынешней американской тактики. Они очевидны с точки зрения гуманитарных моментов, и в комментариях не нуждаются. Создание курдского анклава на севере безусловно отвечает российским стратегическим интересам (он уже существует по факту), и надо лишний раз порадоваться тому, что он сейчас создается руками американцев, которые собственно очень быстро пожнут все негативные последствия такого шага. Прежде всего с точки зрения резкого осложнения отношений с Анкарой. Турция безусловно будет постоянно стимулировать военную активность в отношении курдов со стороны подконтрольных ей арабских групп сирийской вооруженной оппозиции. Это также отвечает интересам Москвы, поскольку основные турецкие усилия  будут направлены не на подрыв режима в Дамаске, а на борьбу с курдами. Одновременно откровенная антиэрдогановскаая позиция нынешней американской администрации является лишней гарантией от шараханий  турецкого президента. Но такой сценарий ставит перед Москвой очень четкий алгоритм своих дальнейших действий с точки зрения чисто военного компонента. Это прежде всего необходимость опережения США и их союзников в вопросе зачистки Дейр эз-Зора. Надо понимать, что вторым ударом американцев в Сирии после Ракки будет именно это направление. И само по себе это будет означать очень серьезное расширение американского  присутствия в Сирии, США объективно выйдут за «красные линии», то есть чисто курдские районы. И действовать в Дейр эз-Зоре будут уже не курды, а арабские  бойцы из тренировочных лагерей в Иордании. В случае успеха такой миссии, а она будет успешной, поскольку в отличие от прежних попыток такой экспансии, будет сопровождаться массированным огневом воздействием, в этом районе возникнет фактически «второй Идлиб». Не с точки зрения идеологии, а с точки зрения яро антиасадовской начинки такого образования, который безусловно  будет в постоянной оппозиции любым форматам переговорного процесса. Грубо говоря, это будет американский инструмент воздействия на ситуацию в Сирии, и допустить этого нельзя.

62.37MB | MySQL:101 | 0,475sec