Алжир усиливает борьбу против сторонников «Исламского государства»

В преддверии традиционного усиления активности боевиков-джихадистов в теплое время алжирские силовики принимают против них превентивные меры – по всей АНДР проводятся рейды с целью их обнаружения, ареста или уничтожения.

Особое внимание уделяется в этой связи «Исламскому государству» (ИГ, запрещенная в России организация), представители которого неоднократно объявляли Алжиру войну.

Так, только в течение 25 и 26 марта на его территории были ликвидированы две ячейки ИГ. Среди убитых боевиков заявлен и Нуреддин Лауйра, называемый местными правоохранителями «главарем «Исламского государства» в Алжире».

Кроме того, согласно заявлению местных силовиков, была ликвидирована и вербовочная сеть по переправке боевиков с территории АНДР в Сирию.

В первом случае, согласно заявлению национального Минобороны, речь шла о нейтрализации спецназом двух боевиков, включая вышеупомянутого Нуреддина Лауйра (псевдоним Абу Эль Хаммам).

Произошло это в труднодоступной горно-лесистой местности Джебель Оуахш, к северу от города Константина, с начала 1990-х гг. нередко служившей убежищем сначала для боевиков Вооруженной исламской группы, затем «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» (АКИМ) и, наконец, ИГ.

Примечательно, что их ликвидация состоялась после того, как в данном районе зафиксировали «группу террористов со взрывчаткой». Далее их полгода отслеживали путем перехвата их переговоров по мобильным телефонам и ликвидировали из засады.

По версии официальных властей страны, «печально известного террориста» якобы разыскивали с 2008 года за участие в ряде преступлений, совершенных в регионе. В результате операции, как рапортуют алжирские силовики, ИГ «был нанесен тяжелый удар».

Между тем, нельзя исключать, что в данном случае успехи силовиков «притянуты за уши». Ведь даже согласно их официальной версии, Нуреддин Лауйра, руководитель катибы «Эль Гораба» лишь в конце 2016 года присягнул на верность Абу Бакру аль-Багдади, главарю ИГ.

Между тем, на роль столь матерых террористов убитые «тянут» откровенно слабо, учитывая, что при них был обнаружен лишь «один автоматический пистолет «Берета» с патронами» и при том, что засада на них планировалась таким образом, чтобы получить все необходимые улики относительно их преступной деятельности «на месте».

Между тем, пока ему «с уверенностью» инкриминируют лишь убийство полицейского в ресторане в Зиядии 26 октября прошлого года неподалеку от места засады на Лауйра, что мало увязывается со столь серьезным заявленным его статусом.

Что же касается боевой активности джихадистов в данной местности вообще, то самым «громким» их ударом в последние годы стало нападение на полицейский участок в Баб-Эль-Кантара 26 февраля 2016 года с применением террориста-смертника.

Подобные «одиночные» и сравнительно редкие теракты и далее отмечали работу ИГ в АНДР, в результате которых силовики и прочие представители власти теряли обычно не более одного – двух человек. Прочие же «громкие» проявления их активности были относительно редкими. И в этом существенное отличие от его конкурента АКИМ, боевики которой имеют более весомые достижения, включая участие в печально известной атаке на газоперерабатывающий комплекс в Ин-Аменасе в январе 2013 года и др.

Что же касается террористической деятельности ИГ в целом по Алжиру, то, пожалуй, самым резонансным было убийство французского журналиста в сентябре 2014 года группой «Джунджфат Халифат» («Солдаты Халифата»), нанесшее серьезный имиджевый урон АНДР.

Не случайно, что после этого за ней была организована настоящая охота, в результате которой местные силовики отчитались об успешном уничтожении 80 процентов находившихся в ней моджахедов и в том числе пяти из шести полевых командиров.

Однако это не привело к исчезновению ячеек ИГ на алжирской территории и власти с достаточной регулярностью рапортуют об их нейтрализации в различных частях страны. В частности, несмотря на это, местные силовики докладывают о практически неизменном составе последователей «Халифата аль-Багдади» на своей территории – это порядка 100 человек.

Так, буквально уже на следующий день после устранения Лауйра власти отрапортовали о ликвидации «вербовочной сети ИГ» во втором по величине городе страны – Оране.

В результате этого в ходе совместной операции спецслужб и полиции были задержаны четверо алжирцев в возрасте 19 – 56 лет, а в доме, где это произошло, захватили уличающую их литературу и диски с «пропагандистской информацией», документы, компьютерное оборудование.

По версии официальных властей, 56-летний гражданин страны завербовал троих представителей молодежи для участия в войне против режима Башара Асада в Сирии и их задержали в момент готовящейся переправке.

Ранее уже неоднократно сообщалось и о других подобных случаях. Например, в начале текущего года сообщалось о нейтрализации «сети из девяти человек, занимавшейся агитацией и вербовкой алжирцев в ИГ через социальные сети».

Это может говорить в пользу того, что сторонники ИГ могли временно сосредоточиться на использовании Алжира в качестве трафика и базы для подпитки ИГ в Ливии, Ираке и Сирии, а также созданию «спящих ячеек» на его территории для будущей террористической активности в самой АНДР.

Что же касается ликвидации Лауйра, а также проявлений террористической активности в горных районах на востоке страны, то, по мнению представителей властей, это обусловлено якобы тем, что под давлением спецслужб джихадисты уходят в самые подходящие для диверсионной деятельности районы.

Впрочем, тогда возникают встречные вопросы к самим властям. Например, почему того же Лауйра (как, впрочем, других боевиков) они не могли нейтрализовать более восьми лет при том, что по их же версии, он все эти годы достаточно часто появлялся на публике?

Это лишь служит дополнительным подтверждением тезиса, согласно которому население в массе своей как минимум не всегда лояльно по отношению к силовикам, а «по максимуму» его представители даже сочувствуют джихадистам.

С другой стороны, выявление террористов не только в Кабилии, но и других районах страны свидетельствует в пользу того, что речь идет не только и не столько об участии в данном сопротивлении берберов, но и вовлечении в него молодежи во многих вилайях Алжира.

А это, в свою очередь, во многом обусловлено продолжающимся ухудшением социально-экономической обстановки в АНДР, по мере чего неустроенные люди, особенно молодежь, все более активно вовлекаются в вооруженное сопротивление.

Вопрос – насколько будет успешной борьба с данным явлением при сохранении или даже дополнительном ухудшении положения массы алжирского населения.

39.92MB | MySQL:91 | 0,980sec