О российско-турецком военно-техническом сотрудничестве

Турция обладает второй по численности и боевой мощи армией НАТО. Ежегодные объемы продаж на турецком рынке вооружений составляют от 3 до 5 миллиардов долларов. На нынешнем этапе осуществляется утвержденная в 1997 г. программа модернизации вооруженных сил, в рамках которой армии и Аппарату оборонных отраслей промышленности министерства национальной обороны Турции выделено до 2007 г. 27 миллиардов долларов. В соответствии же с перспективным планом по реализации данной программы на нужды модернизации армии в целом до 2020 года планируется выделение 150 млрд. долларов.

С 1985 г. проводится линия на развитие национальной оборонной промышленности, предусматривающая совместное или лицензионное производство вооружений и военной техники /ВВТ/ вместо их массовых закупок за рубежом. Турецкий военно-промышленный комплекс за двадцать лет своего развития добился серьезных успехов. На его базе производится 20% ВВТ, состоящих на вооружении турецкой армии. Построено четыре фрегата, восемь подводных лодок, собрано более 250 боевых самолетов F-16, около 60 военно-транспортных самолетов СN-235, тридцать вертолетов «Кугар», более трех тысяч боевых бронированных машин, а также другой основной и вспомогательной продукции военного назначения.

К особенностям развития турецкого ВПК можно отнести и финансирование большинства указанных программ за счет средств внебюджетного Фонда развития отраслей военной промышленности, предоставление лицензии исключительно на конкурсной основе, а также высокий уровень культуры производства на создаваемых объектах за счет их сертификации под стандарты НАТО.

Ведущие позиции на турецком рынке вооружений традиционно занимают США, Англия, Франция, Германия. В последние годы отмечается активность болгарских, румынских, и украинских компаний. Российское руководство, принимая во внимание емкость и перспективность турецкого рынка вооружений, рассматривает военно-техническое сотрудничество /ВТС/ с Турцией в качестве важного направления в отношениях двух стран.

Военно-техническое сотрудничество между Россией и Турцией осуществляется с 1992 г. Турция стала первой страной — членом НАТО, с которой Россия установила связи в этой области.

Основу для двустороннего военно-технического сотрудничества заложили встречи Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина с главой турецкого правительства С.Демирелем в Москве (май 1992 г.) и Стамбуле (июнь 1992 г.). Тогда было достигнуто принципиальное согласие о поставке туркам российского вооружения и военной техники на сумму до 300 млн. долл.

В соответствии с договоренностями и межправительственными протоколами 1992 — 93 гг. турецкой стороне в лице Главного управления жандармских войск и министерства национальной обороны были поставлены бронетранспортеры БТР-60 и БТР-80, вертолеты Ми-17, 4 вспомогательных судна, пулеметы, снайперские винтовки, боеприпасы на общую сумму около 190 млн. долл., в т.ч. на 100 млн. долл. — в счет погашения государственного долга России перед Турцией. Контакты с Турцией, помимо «Рособоронэкспорта», осуществляют также АО «Роствертол» и фирма «Калашников». Прорабатываются вопросы продажи вертолетов различного назначения, танков, десантных и вспомогательных судов для ВМС.

В соответствии с подписанным в апреле 1994 г. межправительственным Соглашением о сотрудничестве по военно-техническим вопросам и в области оборонной промышленности велись переговоры с турецкой государственной Корпорацией машиностроительной и химической промышленности (МКЕК) по вопросам совместного/лицензионного производства тактического ракетного комплекса, стрелкового оружия и различных видов боеприпасов. Обсуждается создание перспективного бронетранспортера для вооруженных сил Турции.

В мае 2001 г. была создана Смешанная российско-турецкая комиссия по ВТС которая призвана придать этому сотрудничеству более стабильный и долгосрочный характер. В сентябре 2002 г. в Анкаре и в ноябре 2003 г. в Москве состоялись два заседания комиссии.

Перспективы военно-технического сотрудничества с Турцией имеют объективные ограничители. К ним следует отнести применение в Турции стандартов НАТО и испытываемые сторонами финансовые трудности. К этому добавляется весьма жесткая конкуренция со стороны США и других западных государств, располагающих прочными позициями в военных и политических кругах Турции. Тем не менее, очевидны перспективы и высокая политическая значимость продвижения сотрудничества с Турцией на этом направлении.

О программе «АТАК»

Наиболее значимым проектом ВТС с Турцией мог стать Проект «АТАК» — объявленный турецким министерством национальной обороны в 1997 году тендер на организацию лицензионного производства в Турции 145 разведывательно-ударных вертолетов. В тендере приняли участие пять фирм-претендентов: «Аугуста» /Италия/, «Белл Текстрон» /США/, «Мак Доннел Дуглас-Боинг» /США/, «Еврокоптер» /Франция-Германия/, а также дуэт российских компаний «Рособоронэкспорт» и ОАО «Камов» с вертолетом Ка-50-2 «Эрдоган».

В мае 1998 года в тендерный комитет министерства национальной обороны Турции был передан полный пакет российских предложений по программе «АТАК». Они предусматривали производство вертолетов Ка-50-2 /двухместная модификация вертолета Ка-50, оснащенного израильской бортовой электроникой/. В рамках этих одобренных турецкой стороной предложений в 1998 – 1999 годах были проведены демонстрационные полеты вертолетов с российскими и российско-турецкими экипажами. Кроме того, были организованы боевые стрельбы российского вертолета, его участие в международных выставках «ИДЕФ», посещение турецкими специалистами предприятий-производителей Ка-50-2 в Москве, Санкт-Петербурге, Арсеньеве, Запорожье, Кумертау.

Наряду с этим, российскому проекту оказывалась политическая поддержка на самом высоком уровне, как со стороны России, так и со стороны Израиля.

Основным конкурентом в данном тендере выступала американская компания «Белл Текстрон», организовавшая беспрецедентное по интенсивности политическое лоббирование в пользу своего предложения с подключением президента Дж.Буша. В результате в июле 2000 года премьер-министром Турции Б. Эджевитом было принято решение о начале контрактных переговоров с американской компанией. В августе 2002 года российскую сторону проинформировали, что вертолетный тендер выигран «Белл-Текстрон». Тем не менее, Москве было предложено оставаться в тендере с сохранением солидной банковской гарантии. Тогда же по просьбе турецкой стороны были возобновлены переговоры по российскому проекту «Ка-50-2». Такие действия турецкой стороны были вызваны тем, что американцы в ходе проведения контрактных переговоров увеличивали цену своего проекта, а также вносили другие изменения в первоначальные условия.

Российская же сторона, напротив, в целях придания дополнительной привлекательности своему проекту в дополнение к базовому варианту внесла ряд предложений, снижающих стоимость реализации проекта «АТАК» с 2-х до 1,6 млрд. долларов. Кроме этого, Москва предложила несколько уникальных по своему содержанию альтернативных вариантов реализации проекта. Они предусматривали, в частности, создание в Турции экспортно-ориентированной вертолетной промышленности при меньшей стоимости программы по сравнению с американскими предложениями, организацию в Турции производства вертолета турецкой уникальной конфигурации, а также элементов авионики для него, обеспечение самостоятельной модернизации вертолета турецкой стороной, передачу Турции рынка третьих стран.

Эти условия российской стороны оказались настолько выгоднее американских,что 15 октября 2003 года руководитель Аппарата оборонных отраслей промышленности, первый заместитель министра национальной обороны Турции Д.Эрджан принял решение о необходимости подписания контракта с российской фирмой «Камов».

Однако через полтора месяца после этого он был уволен в отставку. 14 мая 2004 года тендер был аннулирован без определения победителя. Повторный тендер по проекту «АТАК» объявлен в августе 2004 года. Потенциальными претендентами на участие во вновь объявленном тендере станут компании «Белл», «Сикорский» и «Еврокоптер», причем последний, с учетом приоритета турецкой внешней политики на вступление в Евросоюз, может стать наиболее серьезным претендентом на победу.

Российская сторона извлекла серьезные уроки из своего участия в тендере на организацию лицензионного производства разведывательных ударных вертолетов в Турции. В военно-политических кругах России не скрывают своего разочарования принятым Анкарой решением по данному вертолетному проекту. В Москве полагают, что его причиной стали навязанные извне политические соображения, в жертву которым были принесены реальные интересы оборонной промышленности Турции и ее долгосрочного сотрудничества в этой области с Россией. Как представляется, это разочарование прозвучит и в ходе предстоящих в Анкаре в первой половине декабря российско-турецких переговорах на высшем уровне. В военно-промышленных кругах полагают, что участие в подобных тупиковых для России конкурсах только ради создания конкурентной среды не отвечает не только российским, но и турецким интересам.

Принимая во внимание особенности турецкого тендерного законодательства, наиболее перспективными проектами для России являются проекты, которые могут быть реализованы на нетендерной основе, а именно в рамках работы Смешанной комиссии по ВТС. Так, в протоколах первого и второго заседаний Смешанной комиссии по ВТС зафиксирована заинтересованность обеих сторон в осуществлении долговых поставок из Российской Федерации различных вооружений в интересах ВС Турции. В частности, командование ВМС Турции заинтересованно в приобретении технологии производства и строительства в Турции быстроходных десантных судов и боевых ракетных катеров в счет частичного погашения государственного долга, при условии, что решение об этом будет достигнуто на межправительственном уровне.

Перспективным направлением в области военно-технического сотрудничества с Турцией может стать взаимодействие в космической области. В рамках работы Смешанной комиссии по ВТС командование ВВС Турции, а также предприятие «Турецкая авиакосмическая промышленность» заявили о заинтересованности в сотрудничестве на этом направлении, в том числе в области создания спутников военного назначения с разрешением до 1 м. При этом Турция согласна на незначительное долевое участие в кооперации, которое может быть предложено Россией. Кроме того, турецкая сторона заинтересована в подготовке турецких космонавтов и наземных специалистов в космической области. Данные вопросы поднимались турецкой стороной неоднократно на различных уровнях и лично Главкомом ВВС Турции армейским генералом И.Фыртына в июле 2004 года.

Все это говорит о том, что Россия продолжает рассматриваться Турцией как возможный выгодный альтернативный поставщик вооружений, основной гарант диверсификации источников получения вооружения и военной техники в случае очередного нажима со стороны западных союзников при возникновении противоречий по региональным проблемам. Другими словами, турецкий военно-промышленный комплекс видит в России источника эксклюзивных технологий (авиация, флот, космос, средства ПВО, стрелковое вооружение), которыми не обладает Запад или которые не могут быть получены от традиционных партнеров.

Как показывает практика, углубление российско-турецких взаимовыгодных отношений в военно-технической сфере всецело зависит сегодня от динамики развития двусторонних политических связей и отношений в военной области. По мнению экспертов, существенный импульс военно-техническому сотрудничеству России и Турции даст запланированное на декабрь этого года подписание двух межправительственных документов, подготовка которых сегодня находится на завершающей стадии. Это Соглашения о взаимной защите интеллектуальной собственности и о защите секретной информации в сфере ВТС.

43.9MB | MySQL:92 | 0,992sec