О политических аспектах взаимодействия Ирана с международными финансовыми институтами группы Bсемирного Банка

Вопрос о сотрудничестве Ирана с международными кредитно-финансовыми учреждениями, в том числе с группой Всемирного Банка*, носит не только экономический характер, но и является отчасти политическим как для администрации США, так и для иранского руководства. Для Ирана активизация сотрудничества с данными институтами означает выход из международной политической изоляции и полноценное вхождение в систему международных отношений, подключение к современным механизмам мировой экономики. Получаемые в ходе реализации такого сотрудничества экономические дивиденды, безусловно, будут подкрепляться такими важными факторами как повышение кредита доверия в Ирану со стороны международных институтов и отдельных государств, улучшение его имиджа в мире в качестве стабильного и благополучного в плане политического климата государства и т.д.

Тем не менее, сложности во взаимоотношениях Тегерана и Вашингтона, играющего важную роль в деле международного кредитования развивающихся государств, существенно ограничивают возможности деятельности Всемирного банка в Иране. Действующий в отношении Ирана режим американских санкций на практике реализуется администрацией США в том числе путем оказания давления на международные институты финансового характера. Этот вопрос находится в непосредственном ведении Министерства финансов США, которое проводит направленную против Ирана политику через своих представителей в международно-кредитных институтах, входящих в группу Всемирного Банка (в частности, через американского исполнительного директора ВБ).

Вместе с тем, в последние годы в этой области наметились некоторые изменения, связанные с ослаблением американского влияния на принятие решений ВБ по Ирану за счет определенного «потепления» в отношениях между Ираном и другими крупными акционерами ВБ — странами ЕС. Последние в борьбе с США за перспективный иранский рынок умело пользуются ограниченными возможностями американских корпораций в Иране из-за действующего режима санкций в отношении этой страны и делают ставку на расширение взаимодействия ИРИ с ВБ. Это может позволить европейцам через реализацию в Иране кредитных проектов по линии международно-финансовых институтов значительно укрепить свои экономические позиции на иранском рынке. Кроме того, такой поворот в политике ЕС имеет и явно выраженный политический подтекст: восстановление отношений между Ираном и странами ЕС было в том числе обусловлено расчетом последних на то, что взаимодействие с иранскими реформаторами поддержит последних в борьбе с представителями консервативного толка.

Вероятность такого поворота событий прекрасно осознают и американцы, которые, по сути, находятся в двойственном положении. С одной стороны, американским корпорациям не хочется оказаться последними в завоевании иранского рынка, а с другой – официальный курс администрации США диктует необходимость осуществления дискриминационной политики и ужесточения режима санкций против Ирана до проведения там соответствующих реформ и снятия озабоченности США по целому комплексу проблем, включая ядерную программу, поддержку терроризма, правочеловеческое досье и демократизацию государственного строя. В этих условиях администрация США избрала тактику блокирования любых форм кредитования Ирана со стороны Всемирного Банка. Если с 1993 до 2000 года такая тактика считалась успешной, и американцы последовательно добивались своих целей, обеспечивая консенсус среди крупнейших акционеров — семи промышленно-развитых стран мира (G-7), то после 2000 года усилия США по противодействию развитию сотрудничества между Ираном и ВБ провалились. Консенсус был нарушен, и американцы, не обладая полным влиянием на принятие решений в группе ВБ, не смогли далее продвигать свои решения на этом международном форуме. В настоящее время США с голосующим пакетом в 16,4% являются крупнейшим акционером Банка, однако они не могут блокировать кредитные

решения без поддержки других основных стран-членов, поскольку не обладают ни контрольным пакетом, ни правом вето по конкретным кредитным решениям. В результате, несмотря на резкие протесты США, кредитование Ирану по линии международных финансовых институтов в 2002-2003 гг. резко возросло. Обрели реальные контуры перспективы расширяющегося сотрудничества между Ираном и международно-финансовыми институтами.

В целом, с мая 2000 года по октябрь 2003 года ВБ выделил Ирану 432 млн. долларов. В мае 2000 года ВБ впервые после замораживания в начале 90-х гг. сотрудничества с Ираном утвердил два ранее рассматриваемых проекта: кредит в размере 145 млн. долларов на проект по канализационной системе в Тегеране и кредит в размере 87 млн. долларов на «Второй проект по первичный медицинский помощи и питанию». В мае 2001 года правление ВБ поставило на обсуждение вопрос о реализации двухгодичной «Временной стратегии содействия Ирану» (2001-2003 гг.), в соответствии с которой предполагалось в указанный период выделить до 755 млн. долларов на кредитование жилищного строительства для семей с низкими доходами, канализационные системы, обновление городов и местные схемы по развитию инфраструктуры и созданию рабочих мест для малоимущих. Несмотря на то, что США выступили против этой стратегии, вновь выразив серьезную озабоченность усиливающимся взаимодействием ВБ с Ираном, она была одобрена Советом директоров ВБ. После этого политическое давление США на других акционеров ВБ с целью свертывания сотрудничества с Ираном терпело неудачи. Летом 2002 года Тегеран посетила официальная делегация во главе с заместителем исполнительного директора ВБ, которая предоставила правительству ИРИ подготовленный банком план по сокращению безработицы и повышению жизненного уровня населения. В 2003 году были утверждены два дополнительных проекта для Ирана — кредит в размере 20 млн. долларов на проект «Поддержка рационального использования окружающей среды» (апрель 2003 года) и кредит в размере 180 млн. долларов на проект «Ликвидация последствий землетрясений» (июнь 2003 года). Проект «Поддержка рационального использования окружающей среды» ставит своей целью обеспечение со стороны иранского правительства условий по защите окружающей среды от загрязнения воды и воздуха в крупнейших городах пяти провинций Ирана. Проект «Ликвидация последствий землетрясений» предусматривает восстановление инфраструктуры городов, разрушенных в ходе землетрясений, обеспечение нужд пострадавшего населения, реконструкцию социальной инфраструктуры (больницы, школы).

В настоящее время по линии ВБ в рамках вышеназванной «Временной стратегии содействия Ирану» рассматриваются четыре новых проекта:

проект на 150 млн. долларов по созданию местного фонда развития;

проект на 80 млн. долларов по жилищному строительству для семей с низкими доходами;

проект на 120 млн. долларов по водоснабжению и канализации;

проект на 295 млн. долларов по городской «деурбанизации».

Одновременно наблюдается активизация сотрудничества Ирана с другим международным институтом — Международной финансовой корпорацией (МФК). Примечательно, что данная структура, как известно, занимается в рамках ВБ частным финансированием и предоставляет кредиты не правительствам государств, а частным компаниям и корпорациям, что особенно актуально для Ирана. В декабре 2002 года МФК утвердила кредит в размере 5 млн. долларов на реализацию совместного проекта частного иранского банка «Karafarin Bank», крупного французского банка «Natexic Banque Populaires» и МФК (2 миллиона долларов были вложены в 20% акций создаваемой совместной лизинговой компании «Karafarin Leasing», а 3 миллиона долларов МФК предоставила указанной компании в виде кредита). Это были первые инвестиции МФК в Иране после 1979 года. Представители США в данных вопросах голосовали против утверждения этого проекта и пытались убедить другие страны вместе с ними противодействовать выделению этих кредитов, но им это не удалось.

Кредиты Ирану в основном выделяются по линии Международного банка реконструкции и развития (МБРР) при ВБ и по линии МФК. Правительство Ирана приняло решение о присоединении к Многостороннему агентству по инвестиционным гарантиям (МАИГ), которое должно быть утверждено парламентом ИРИ. Международная ассоциация развития (МАР), основной целью которой является предоставление кредитов на особо льготных условиях (под низкий процент и с более длительным сроком погашения) наиболее бедным развивающимся странами мира, в настоящее время не занимается вопросами кредитования Ирана. Кредитование Ирана со стороны МБРР и МФК осуществляется по рыночным, а не льготным, ставкам и срокам погашения.

Вместе с тем, все еще сохраняются сдерживающие факторы, препятствующие полноценному развитию наметившегося взаимодействия между Ираном и группой Всемирного банка. Основная сложность заключается в том, что США придают этому вопросу прежде всего политический характер и намерены продолжать противодействовать выделению международных кредитов Тегерану. По словам официальных представителей американской администрации, несмотря на нынешнее отсутствие консенсуса среди акционеров ВБ, США будут стремиться восстановить единство по вопросу об Иране и намерены и впредь выступать против предоставления кредитов Всемирного банка Ирану до тех пор, пока в этой стране не будут проведены соответствующие требованиям Вашингтона политические, экономические и правозащитные реформы.

Непростыми являются и намерения европейских стран этому вопросу. За кажущейся «либеральностью» позиции ЕС в отношении расширения международного кредитования Ирана скрывается тонкий политический расчет: опередить крупные американские корпорации в гонке по проникновению на иранский рынок. Одновременно европейские страны не намерены «прощать» Ирану ни пробелов в правочеловеческом досье, ни утаивания сведений в сфере ядерной энергетике, ни поддержку экстремистов на Ближнем Востоке. Эти вопросы по-прежнему являются предметом серьезной озабоченности стран ЕС, и до их окончательного урегулирования нельзя говорить об установлении полномасштабного взаимодействия между Ираном и группой Всемирного банка. Очевидно, что никакие экономические преимущества не заставят европейцев отказаться от предъявляемых к Ирану политических требований и до их удовлетворения иранской стороной приступить к масштабной политике экономического сотрудничества через механизмы международных кредитных организаций.

Следует также иметь в виду, что и позиция иранского руководства в этой вопросе непростая. Официальное декларирование позиции Тегерана как можно скорее подключиться к мировой экономической системе и стимулировать процессы приватизации, привлечения иностранных инвестиций и кредитов из-за рубежа (об этом, в частности было заявлено в ходе выступления Министра экономики и финансов ИРИ Т.Мазахери на проведенном в 2003 году в ОАЭ ежегодном совместном заседании представителей Всемирного банка и МВФ) отнюдь не означает готовность политического руководства ИРИ предоставлять рынки страны в свободное распоряжение международных корпораций и ставить из в зависимость от иностранного капитала. Политика Ирана в этом вопросе заключается в том, чтобы международные кредитно-финансовые институты играли по иранским правилам и имели ограниченный доступ к управлению процессами реализации экономических программ и реформ внутри страны. Иран высказывает заинтересованность в реформировании и либерализации своей экономики, а также в привлечении иностранных кредитов и капиталов, в которых он действительно нуждается, однако эти процессы, по мнению иранского руководства, должны носить постепенный, эволюционный характер и контролироваться со стороны государства. Последнее требование, в свою очередь, противоречит принципам свободного движения капиталов и сковывает действия представителей международных кредитных институтов группы Всемирного банка в Исламской Республике Иран.

* В группу Всемирного банка входят: Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Международная ассоциация развития (МАР), Международная финансовая корпорация (МФК), Многостороннее агентство по инвестиционным гарантиям (МАИГ), Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦИУС).

42.46MB | MySQL:92 | 1,097sec