Реакция Израиля на применение химического оружия в Сирии

4 апреля 2017 г. в сирийской провинции Идлиб, расположенной на севере страны, более 100 человек пострадали и порядка 60 погибли в результате отравления химическими веществами, предположительно зарином или хлором. Версии событий выдвигаются разные. Согласно одним источникам по городу Хан-Шейхун был нанесен авиаудар с использованием отравляющих веществ. Согласно другой точке зрения, атака была произведена по боеприпасам, содержащим опасные компоненты. По многим причинам произошедшее не могло остаться без внимания израильских властей.

На конференции, посвященной памяти экс-президента Израиля Х.Герцога глава правительства страны Б.Нетаньяху осудил случившееся, одновременно призывая международное сообщество к консолидации усилий и немедленным шагам по эвакуации всех запасов химического оружия с сирийской территории. С еще более резким заявлением выступил министр образования Н.Беннет («Еврейский дом») на своей странице в социальной сети Facebook, написав: «Пусть весь мир увидит это. Пусть весь мир увидит зверства режима Асада. Мы – евреи, израильтяне, не будем молчать […] Ни в чем неповинные дети погибли в результате химической атаки. Цивилизованный мир не может сидеть сложивши руки и наблюдать как Башар Асад проводит геноцид собственного народа. Я призываю президента США Дональда Трампа возглавить борьбу с этим бесчеловечным режимом»[i]. Данный комментарий был снабжен фотографией погибших от отравления детей. Как написал в своем микроблоге в Twitter генеральный директор МИД Израиля Ю.Ротем: «Будучи возмущенным сегодняшней ужасной химической атакой в Сирии, международное сообщество должно объединиться и положить конец угрозе оружия массового уничтожения, исходящей от Асада и его иранских спонсоров»[ii].

Таким образом, исходя из упомянутых заявлений, можно предположить, что в связи со случившимся у Израиля возникло несколько задач, среди которых усиление контроля у северных границ государства, определение перспектив отношений с союзниками, участвующими в сирийском урегулировании, а также демонстрация позиции по вопросу борьбы с неконвенциональными вооружениями в регионе. Вторая цель оказалась, пожалуй, наиболее сложной в силу выдвижения нескольких версий относительно тех, кто стоял за использованием химического оружия в Сирии. По одной из них к этому могла быть причастна Россия. Данное обстоятельство потребовало от Израиля проявления гибкости для недопущения обострения противоречий на российско-израильском треке. В этой связи власти страны предпочли фактически солидаризироваться с позицией США. Ее выразителем выступила постоянный представитель страны при ООН Н.Хейли, назвавшая Б.Асада «военным преступником» и отметившая, что ни США, ни сирийский народ не признает его в качестве легитимного лидера. Таким образом дипломат фактически заявила об отказе от позиции, выраженной ранее госсекретарем Р.Тиллерсоном. Он, напомним, подчеркнул, что свое будущее сирийский народ выберет сам, а американские власти признают этот выбор. При этом Россия в числе виновных не фигурирует. Москва критикуется Белым домом лишь за то, что не имеет должного влияния на режим Б.Асада.

Исходя из этого, следует, что произошедшее в провинции Идлиб во многом дало Израилю повод сделать шаг в сторону отступления от согласованной с российскими властями «комфортной версии» отношения к сирийским правительственным силам, явно не обостряя при этом сложностей, возникающих в диалоге с Москвой. Более того, данная тенденция в сочетании с недавними заявлениями Б.Асада в отношении Израиля привела к формированию в израильском экспертном сообществе алармистских настроений касательно ситуации на северной границе государства. В отличие от военно-политического истеблишмента сосредоточившегося, скорее, на росте иранского влияния на территории Сирии, представители академических кругов заявляют об угрозе от самого Б.Асада, который по мере приближения к разрешению внутреннего конфликта все больше стремится к развязыванию конфронтации в регионе, непременным участником которой станет Израиль. Такой точки зрения придерживаются,  примеру, специалист по сирийской проблематике из Университета Бар-Илан, профессор М.Кидер и глава Института исследования национальной безопасности Тель-Авивского университета А.Ядлин.

Наконец, вопрос об активизации усилий международного сообщества по борьбе с химическим оружием в Сирии может оказать негативное влияние и на Израиль. В 2013 г. после того как Дамаск присоединился к Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО), международное давление на израильские власти с целью побудить их ратифицировать данный документ увеличилось. Учитывая, что правительство по-прежнему не готово отступать от своего курса на отказ от этого шага, ввиду повышенной внешней угрозы, в которой государство вынуждено существовать, нынешний призыв к решительным действиям может принести Израилю аналогичные результаты.

Таким образом, применение в Сирии химического оружия заставило Израиль частично скорректировать как собственное видение происходящего у северных границ, так и точку зрения на действия партнеров в лице США и России. Неизменным остался лишь курс на борьбу с неконвенциональными вооружениями в регионе. Однако важность данной миссии вряд ли способна снизить давление, оказываемое на страну с целью побудить ее к полноценному участию к имеющимся в данной сфере договоренностям.

[i] Цит. по: @NaftaliBennetRussian. 04.04.2017. URL: Facebook.com

[ii] Цит. по: @Yuval_Rotem 04.04.2017. URL: twitter.com

52.26MB | MySQL:103 | 0,461sec