О причинах активизации сомалийских пиратов

В интервью «Голосу Америки» на этой неделе бывший руководитель разведки государственного анклава Пунтленд на территории бывшего Сомали Абди Хассан Хуссейн заявил, что «последние акты пиратства в районе Африканского Рога напрямую связаны с йеменскими инвесторами». или другими словами. именно из Йемена приходили последние «заказы» на атаки гражданских судов. В данном случае мы отмечаем это с удовлетворением, поскольку еще в середине марта сообщали именно о йеменском следе в деле атаки на эмиратовский танкер. Абди Хассан Хуссейн также отметил. что «йеменские спонсоры» воспользовались хаосом в своей стране для того, чтобы снабжать пиратов оружием, амуницией, топливом, навигаторами GРS и быстроходными лодками. Напомним, что атаки сомалийских пиратов возобновились после долго затишья 13 марта, когда они захватили эмиратовский танкер ARIS, 24 марта они захватили сомалийское рыболовное судно, а на этой неделе они осуществили еще два захвата — маломерных сухогрузов «Аль-Кусар» и «Салама», которые с грузом направлялись к берегам Сомали. И они оба также были зафрахтованы эмиратовцами. Нет оснований не верить бывшему главе разведки Пунтленда, который собственно сам долгое время стоял за действиями пиратов, основным плацдармом которых являлся как раз Пунтленд. Но вопрос сейчас не в этом: есть качественная разница в природе условно «старого пиратства» и «нового». Под «старым» надо понимать тот самый процесс организованного морского разбоя. который расцвел пышным цветом в период с 2008 по 2012 гг. Тогда основной целью пиратов был даже не выкуп за захваченные суда, а прибыль от получения страховок «пострадавшими» судовладельцами. которые одним махом избавлялись от страх посудин и получали оборотные средства на закупку новых кораблей. Общая годовая прибыль от такого бизнеса составляла около 16 млрд долларов в год, и при этом сомалийским пиратам доставалась от силы одна шестая часть. Организаторами этого промысла надо считать не полуграмотных сомалийских рыбаков, а серьезных людей в страховых компаниях ЕС, и в Испании в первую очередь. То есть на тот момент времени мы имели классическую аферу со страховым европейским бизнесом, который специализировался на морских перевозках. Обратим также внимание, что собственно никаких внятных итогов расследований этих афер мы в европейских судах не наблюдаем. Пиратский бизнес утих сам по себе в силу повышения издержек и рисков при его проведении. В данном случае мы имеем ввиду и начало операции «Аталанта» силами флотов ВМФ ЕС; и активизацией участия серьезных частных охранных компаний  в обеспечении крупных судов, и организация  рядом правоохранительных органов ЕС «разработок» менеджеров крупных страховых компаний. Последние почли за благо из этого бизнеса выйти (есть подозрения, что небескорыстно со стороны ряда высших руководителей правоохранительной системы той же Испании), и он сам по себе очень быстро умер. Причем в такой степени, что Брюссель решил не пролонгировать в прошлом году сроки своей миссии в водах Африканского Рога. Плюс ко всему и власти Пунтленда получили серьезный заказ от серьезных фирм ОАЭ по охране логистических морских путей. В цивилизованном мире это называется «крышеванием», в мире бизнеса — просто удачной торговой операцией. Все вместе привело к искоренению такого рода пиратства в принципе. И вдруг новая вспышка активности сомалийских пиратов. И озабоченность силовиков Пунленда, которые в первом случае и освобождали захваченный эмиратовский танкер, можно понять: владельцы эмиратовских компаний стали им задавать вопросы по поводу надежности их «крыши».

Нынешняя активность сомалийских пиратов напрямую связана с йеменским спонсорами, и в качестве исполнителей в данном случае выступают уже не представители Пунтленда, а исламисты из «Аш-Шабаб». И вопрос в данном случае уже не в выкупе или страховках. Вопрос в организации масштабной контрабанды иранского оружия через Сомали на Йемен, и йеменские спонсоры в данном случае — это собственно сам бывший президент Йемена А.А. Салех, который имеет десятилетиями наработанные связи среди нынешних командиров «Аш-Шабаб» (фактически все они после свержения диктора С,Барре спокойно жили по его «крылом» в Йемене), и собственно хоуситы. После закрытия под давлением Саудовской Аравии оманского транзита в начале с.г. основные поставки иранского оружия теперь идут через Эритрею и Сомали. А атаки эмиратовских сухогрузов в данном случае лишь ответные меры участников этого процесса  на попытки ОАЭ поставить под свой полный контроль все порты Йемена. Первый захват эмиратовского танкера случился 13 марта как раз  сразу же после окончания операции по освобождению йеменского порта Моха, через который А.А.Салех и хоуситы гнали контрабанду и получали иранскую помощь. В настоящее время ОАЭ «подписались» под гарантии более активной поддержки со стороны США на операцию по взятию под контроль последнего крупного порта в Йемене Ходейда, который находится под контролем хоуситов. Ну и соответственно ответная реакция йеменских спонсоров на заставила себя долго ждать. Сама военная операция, которая вроде бы началась в воскресенье вечером 2 апреля, пока никакого широкого освещения в СМИ не получила. Да и движение войск пока не столь активно, согласование боевого слаживания с американцами идет мучительно медленно. Но обещание поддержки саудовский министр обороны Мухаммед бен Сальман в рамках своего недавнего визита в США от президента Д.Трампа получил,а значит начало более активной фазы наступления на Ходейду не за горами.  Ну а совладать с новый вспышкой пиратства КСА и ОАЭ надеются помощью  ВМФ Египта, о чем также пойдет речь во время предстоящего в этом месяце «примирительного» визита египетского лидера А.Ф.ас-Сиси в Эр-Рияд.

62.16MB | MySQL:101 | 0,542sec