Турция: о планах новой военной операции на севере Сирии и в иракском Синджаре

Турция готовится к новой военной операции в Сирии, а также в иракском регионе Синджар, которая может получить название «Меч Евфрата». Как сообщает газета «Сабах», подразделения ВС Турции на границе находятся в боевой готовности. Издание сообщает, что, по данным разведки, Рабочая партия Курдистана (РПК, признана в Турции террористической организацией) развернула несколько десятков лагерей в сирийских регионах Хасеке и Африн, а также в иракском Синджаре. Кроме того, в Африне возросла активность Партии демократического союза (ПДС), которую Анкара считает сирийским ответвлением РПК. ВС Турции в приграничных регионах перешли на усиленный режим несения службы в связи с риском пересечения границы сторонниками РПК и ПДС. Газета пишет, что завершившаяся операция «Щит Евфрата» была нацелена на обеспечение безопасности границы, а целью «Меча Евфрата» будет непосредственный удар по террористам по ту сторону границы. Отмечается, что ВС Турции и Сирийская свободная армия (ССА) уже давно начали подготовку к этой фазе операции и проводят минометные обстрелы в районе Африна. Относительно иракского этапа операции пока подробностей не приводится, однако отмечается, что размещенные у границы турецкие войска держатся в готовности на случай необходимости выдвинуться в Синджар. Параллельно с планированием трансграничных операций Анкара готовится и к крупной операции против РПК внутри страны. Отмечается, что она начнется в 12 приграничных регионах на юго-востоке Турции. Ее целью будет нейтрализация присутствия членов РПК в крупных городах и населенных пунктах, предотвращение их прохода вглубь турецкой территории.

Ранее президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил, что по окончании операции «Щит Евфрата» «будет второй и третий этапы». Он отметил, что «при этом планы касаются не только Сирии, но есть и иракская составляющая». Он напомнил, что «в Талль-Афаре, Синджаре, Мосуле есть соплеменники турок, и там около Мосула есть турецкая база, где действуют около 700 спецназовцев». Прокомментируем это сообщение турецкого издания. Первым делом отметим, что эта публикация, безусловно, носит характер «направленной информации» и стала возможной только с разрешения турецких властей. Целей у нее несколько, но главной является демонстрация народу Турции накануне «судьбоносного референдума»  «несгибаемости и твердости» турецкого президента. Именно борьба с курдским терроризмом сейчас играет роль «цемента», который в реальности сплачивает турецкую нацию, и в случае необходимости «маленькая победоносная война» никому еще имидж не портила. Вопрос только в том, насколько планируемая Анкарой кампания будет отвечать этим критериям. Насчет этого есть большие сомнения. Одновременно зондируется американская позиция  на предмет реализации такого сценария. При этом мы не видим в списке целей города Манбидж, а это означает, что тема наступления на этот город отложена в силу солидарной негативной позиции по этому поводу со стороны США и России. Основными направлениями удара выбраны Африн и иракский Синджар. При этом учитывается, видимо, что основные отряды курдских в основе «Сил демократической Сирии»  (СДС) сейчас оттянуты американцами под Ракку. Отметим и еще один момент — любые попытки протурецких боевиков или самих турецких войск идти на Африн вызовет резкое недовольство Вашингтона. В этих условиях курды из СДС начнут сниматься с фронта под Раккой и уходить под Африн. А это соответственно сломает динамику наступления на позиции «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России)). Это точно не понравится президенту США Дональду Трампу, поскольку срывает быстрые сроки решения им проблемы ИГ, о чем он должен доложить американской нации до истечения первых ста дней своего правления. Да и само наступление на Африн чревато последствиями для турецкой стороны, которая уже ранее проводила там разведку боем и потеряли в результате несколько своих танков. Кроме того, в Хасеке стоит гарнизон сирийской армии, что объективно чревато открытым боестолкновением и соответственно осложнением отношений с Москвой.

С Синджаром еще все более сложно. Начнем с того, что это иракская территория, и негативная реакция Багдада на любые агрессивные действия Анкары прогнозируема. 700 военных спецназа задачу контроля над Синджаром не решат, надо будет перебрасывать дополнительные силы. Кроме того, существует еще одно мощное «но». Это то, что руководство РПК, которое находится сейчас в Синджаре, еще два месяца назад обратилось к Тегерану с просьбой осуществить ротацию подразделений пешмерга, которые лояльна президенту курдской автономии Масуду Барзани (а он партнер Р.Т.Эрдогана), на иракскую шиитскую милицию. И этот процесс уже начался. Плюс пошло более интенсивное материально-техническое снабжения оружием и боеприпасами из Ирана отрядов РПК в Синджаре. Это означает, что в случае какого-либо наступления на Синджар турки столкнутся не только с отрядами РПК, сколько с иранцами и шиитской милицией. Пусть и опосредованно. При этом отряды М.Барзани участия в этих боях против РПК и иракских шиитов принимать не будут по определению, как и занимать Синджар после «освобождения» турками, как это планирует Р.Т.Эрдоган. То есть в Синджаре он планирует реализовать схему, которую пытался воплотить в Манбидже, но безуспешно. В связи со сказанным рискнем сделать вывод о том, что планы Турции по началу новой операции «Меч Ефрата», что говорит на этот раз уже о наступательном характере операции, будут много раз скорректированы или вообще не состоятся. Как в силу больших потерь, так и рисков прямого военного столкновения практически со всеми участниками сирийского конфликта.

52.47MB | MySQL:102 | 0,614sec