Ядерная программа Ирана

В последнее время западные средства массовой информации, в основном американские, различного рода аналитические службы и научно-исследовательские структуры существенно активизировали усилия по привлечению внимания политически активных слоев общественности своих стран к проблеме возможного наличия у Исламской Республики Иран ядерного оружия. Особую актуальность данная проблема приобрела для США в свете сохраняющейся угрозы совершения террористических актов на территории страны после трагедии 11 сентября 2001 г., а также в связи с тем, что государственный департамент продолжает относить ИРИ к числу так называемых «государств-изгоев».

Официальные должностные лица Ирана настаивают на том, что ИРИ одной из первых подписала договор о нераспространении ядерного оружия и выполняет его в полном объеме. В стране осуществляется национальная ядерная программа, но в исключительно мирных целях. В то же время, западные эксперты считают, что военно-политическое руководство Ирана, несмотря на официальные заявления, активно осуществляет мероприятия по разработке собственного ядерного оружия. Это обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов. Появление ядерного оружия на Ближнем и Среднем Востоке, в Южной и Центральной Азии (Индия, Пакистан, Израиль), сохранение потенциала по производству оружия массового уничтожения у эвентуальных противников ИРИ (Ирак), а также проведение Соединенными Штатами антитеррористической операции на территории Афганистана, в непосредственной близости от Ирана, поставило Тегеран перед лицом новой геостратегической ситуации и перед возможностью потенциального ядерного шантажа или ядерной войны.

Особое беспокойство в Иране вызывает наличие ядерного оружия у главных противников страны — США и Израиля («Великого сатаны» и «Незаконного сионистского образования»). Кроме того, по мнению ряда аналитиков, в том числе и иранских, после распада СССР Иран вошел в разряд региональных супердержав, поддержание статуса которых предполагает обладание ядерным оружием.

По данным иностранных экспертов, ядерную программу Ирана можно условно разделить на два этапа. Первый связан со временем правления последнего иранского шаха. На этом этапе основное внимание было сосредоточено на создании ядерной энергетики.

Второй этап начался после революции 1979 г. и продолжается до сих пор. Основные усилия здесь были направлены на получение технологий создания ядерного оружия и приобретение собственной ядерной бомбы.

Начало первого этапа иранской программы ядерной энергетики было положено в 1960 г. строительством при Тегеранском университете с помощью США ядерного исследовательского центра с реактором мощностью 5 мегаватт. Тогда же между Ираном и Францией было подписано соглашение о сотрудничестве в деле очистки и обогащении урановых руд.

Китай помог оборудовать центр ядерных исследований в Исфагане и там же построил 27-мегаваттный реактор, тоже исследовательский. В медицинском исследовательском центре Кетередж имеется циклотрон. Оборудование еще для одного реактора — легководного, с низкообогащенным ураном, 1300-мегаваттного — было предоставлено фирмой «Крафтверке унион» (ФРГ). Строительство было прервано с началом революции 1979 г. и приостановилось после нее. До революции планировалось строительство еще одной атомной электростанции по контракту с французской фирмой «Фраматом».3′ Из-за революции это строительство тоже не было закончено. Изучалась также возможность строительства исследовательского реактора Индией, которая также не была реализована.

В начале 70-х гг. в Иране появилась программа создания сети атомных электростанций (всего до 20 АЭС). Ее инициатором был последний иранский шах Мохаммед Реза Пахлеви, который полагал, что развитие атомной энергетики для Ирана гораздо выгоднее и перспективнее, чем сжигание на тепловых электростанциях нефти и газа, являющихся невосполнимым источником валютных поступлений и ценным источником сырья для национальной нефтехимической промышленности.

К развитию национальной атомной энергетики шаха подталкивал ряд факторов:

— обнаружение на территории Ирана залежей урановых руд;

— необходимость быстрого покрытия возникшего дефицита электроэнергии;

— готовность западных стран в короткие сроки построить первые несколько АЭС;

— наличие свободных средств.

Не последнюю роль при этом играли и личные амбиции Мохаммеда Реза Пахлеви, считавшего свою страну, получившую в начале 70-х годов значительные суммы от продажи нефти, достойной иметь самые современные технологии. При этом Иран тогда твердо заявлял об исключительно мирной направленности его ядерной стратегии. Никаких признаков, которые свидетельствовали бы о наличии у Тегерана военной ядерной программы или мыслей о ней, в те годы не отмечалось.

Иран изначально был среди тех, кто подписал договор о нераспространении ядерного оружия и изъявлял готовность поставить все свои ядерные объекты под контроль Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Все его объекты были открыты для инспекции данной организации.

Главным партнером шахского Ирана по созданию основ его атомной электроэнергетики с начала 70-х гг. были ФРГ и Франция. Западногерманский концерн «Крафтверке унион» получил подряд на сооружение АЭС в районе г. Бушира, а французские фирмы развернули работы по другой АЭС, на реке Карун в районе г. Ахваз на юге Ирана.

Реализация всех этих проектов шла быстрыми темпами, однако сначала революция 1979 г., а затем многолетняя ирано-иракская война помешали завершению работ.

Пришедший к власти в Иране после 1979 г. исламский режим, стремящийся к экспорту исламской революции, был заинтересован в дальнейшем развитии начатой программы ядерной энергетики.

Однако свержение шаха и установление исламского правления привело к тому, что отношения Тегерана с Западом обострились, и все попытки иранской стороны возобновить строительство АЭС с помощью прежних партнеров оказались безуспешными. Вашингтон пристально следил за тем, чтобы и другие страны, к которым Тегеран обращался, не соглашались на сотрудничество в ядерной области.

В условиях возросшего уровня противостояния с США, а также ирано-иракского конфликта в ИРИ была разработана секретная директива, подписанная бывшим президентом А.А.Хашеми-Рафсанджани, согласно которой приобретение ядерного оружия служит стратегической гарантией сохранения исламского режима в Тегеране. В ней выделяются следующие пункты:

— использование всех возможностей для приобретения необходимой технологии производства ядерного оружия;

— отправка в различные государства специалистов для сбора необходимой информации, проникновение в ядерные и технологические центры в целях разведки;

— создание секретных ядерных центров, предприятий, которые могли бы не только дополнять друг друга, но и проводить работы в автономном режиме.

Однако существенных достижений в этой области Иран не добился в том числе и в связи с эмбарго, наложенным Соединенными Штатами и рядом западных стран.

На рубеже 90-х гг. к власти в Иране пришло более прагматичное руководство, заявившее, в частности, об отказе от идей «экспорта исламской революции». В сложившейся ситуации стала возможной реализация престижного проекта, каковым является завершение строительства первого блока АЭС в районе Бушира, на который будут распространяться гарантии безопасности МАГАТЭ.

Между тем, Вашингтон заявил, что Иран находится на пути к созданию собственного ядерного оружия. В США появились два больших обзора, посвященных ядерным программам Ирана. Один был выполнен исследовательской службой конгресса. Другой, более обстоятельный, — Монтерейским институтом, зарекомендовавшим себя ведущей общественной организацией по контролю за нераспространением ядерного оружия. Оба обзора однозначно свидетельствовали о том, что, хотя прямых доказательств создания Ираном ядерного оружия пока нет, на протяжении всех последних лет он делает настойчивые попытки получить ядерные технологии двойного применения — в Германии, Бельгии, Китае и других странах.

Согласно данным западных экспертов, главные разработки в области атомной энергии в Иране после революции ведутся в Исфаганском ядерном технологическом центре и в лаборатории Тегеранского университета. Центр обслуживают иранские физики, прошедшие подготовку в Китае. Большую помощь Ирану в реализации планов создания ядерного оружия оказывает Пакистан. Участие Ирана во французском урановом консорциуме «Евродиф» дало ему возможность ознакомиться с технологиями обогащения урана.

Одним из условий, способствующих выполнению ядерной программы, служит наличие в Иране больших природных запасов урана. Крупнейшее урановое месторождение расположено в северо-восточной части провинции Йезд. Запасы руды в нем оцениваются в 3-5 млн. тонн, ее качество соответствует мировым показателям.

Важнейшая роль в выполнении ядерной программы отводится атомной энергетике. Считается, что ввод в эксплуатацию двух АЭС в районе Бушира позволит Ирану ежегодно получать до 670 кг плутония-239, что вполне достаточно для производства 70-80 ядерных устройств мощностью до 20 килотонн каждое. Планируемое сооружение до 2010 г. еще двух АЭС может увеличить показатель до 100-110 единиц в год.

Отмечается, что Тегеран стремится привлечь к сотрудничеству в области ядерной энергетики такие страны, как Италия и Китай. Первая осуществит в Иране проекты по строительству ядерных реакторов на сумму 2 млрд. долларов. Китай поставит ядерный реактор и устройство для отделения изотопов. Предпринимаются попытки договориться с Индией о покупке реактора мощностью 6-10 мегаватт.

Эти проекты помогут Ирану усовершенствовать национальную инфраструктуру ядерных технологий, которая, в свою очередь, будет полезна для поддержки исследований и разработок ядерного назначения. Полученные специальные знания и технологии наряду с установленными коммерческими каналами и контактами, в частности, в рамках проекта атомной электростанции в Бушире могут использоваться для реализации иранской программы исследований и разработок ядерного оружия. Другим доказательством является настойчивость Ирана получить доступ к технологиям, которые предназначены только для создания оружейного урана. Так, в частности утверждается, что Иран заключил контракт с одной известной организацией на поставки оборудования, явно предназначенного для лазерного разделения изотопов методом ступенчатой ионизации атомов в атомной паре (AVLIS). Технология AVLIS может обеспечить Иран техническими средствами для производства урана оружейного класса. Кроме того, Китай продолжает работы по установке конверсии урана (УКУ), а также по двум ядерным проектам: проекту небольшого исследовательского реактора и проекту строительства в Исфагане завода по производству циркония, который Иран будет использовать для изготовления оболочек тепловыводящих элементов реактора».

По некоторым данным, Иран пытается использовать свою гражданскую программу ядерной энергии для создания потенциала цикла разделенного ядерного топлива. Однако этот потенциал может обеспечивать производство расщепляющихся материалов для программы создания оружия. В частности, утверждается, что Иран стремится приобрести в готовом виде установки, которые, якобы, должны использоваться для обеспечения производства топлива для атомной электростанции в Бушире. Но их можно использовать различными способами в поддержку производства расщепляющихся материалов, необходимых, в том числе, для производства гексафторида урана. Последний используется в качестве сырья для операций обогащения урана и выпуска урановых соединений в качестве топлива в реакторе по производству плутония. В дополнения к этому Иран, скорее всего, заинтересован в приобретении из-за рубежа расщепляющихся материалов и технологий разработки оружия в рамках его общей программы ядерного оружия.

Таким образом, по мнению специалистов, производственная и научная база для исследований в области ядерной энергетики и создания ядерного оружия в Иране есть. Можно предположить, что Иран в ближайшее время сможет овладеть секретом создания и производства ядерного оружия. Есть сведения, что в ИРИ уже собрано три ядерных устройства, идет их доработка и совершенствование. Следующим этапом иранской ядерной программы может стать испытание ядерного оружия.

Кроме того, очень важным показателем являются работы по созданию в Иране средств доставки ядерных зарядов. Западные обозреватели обращают внимание на тот факт, что в настоящее время Иран уже выпускает баллистические ракеты малой дальности (БРМД) «Скад» и завершает разработку баллистической ракеты средней дальности (БРСД) «Шахаб-3». Иран изготовил и продемонстрировал опытные образцы «Шахаб-3» и четырежды испытал их — в июле 1998 г., июле 2000 г., сентябре 2000 г. и в мае 2002 г.

Кроме того, Иран признал, что разрабатывает «Шахаб-4», публично назвав ее более мощной баллистической ракетой, чем «Шахаб-3», однако позднее охарактеризовал ее как исключительно космическую ракету-носитель невоенного назначения. Иранские средства массовой информации сообщили о планах создания баллистических ракет нового поколения — «Шахаб-5». Такие заявления, делающиеся на фоне продолжающегося сотрудничества с российскими, северокорейскими и китайскими организациями, по мнению аналитиков, позволяют предположить, что Иран намерен создать ракетный потенциал большой дальности.

Иранская ракетная программа даст мощный толчок дальнейшему вооружению Ближнего и Среднего Востока, поскольку объективно потребует создания и совершенствования противоракетной обороны Израиля и стран Персидского залива. Можно утверждать, что создание ракетно-ядерного щита в Иране идет форсированными темпами, несмотря на заявления официальных властей. Не последнюю роль в этом сыграли причисления Ирана к «оси зла» и разработка США планов ударов по этому государству.

В любом случае о наличии или отсутствии у Ирана ядерного оружия можно будет судить только тогда, когда появится достоверная информация об испытании этой страной атомного устройства. На сегодняшний день никаких фактических данных об этом нет.

Кампания по обвинению Тегерана в создании ядерного оружия, развернутая Вашингтоном и направленная на создание предпосылок по оказанию военно-политического давления на ИРИ, призвана внести изменения в расстановку сил в регионе, а также усилить позиции США в этом стратегически важном районе мира.

31.31MB | MySQL:67 | 0,830sec