Российско-американские переговоры в Москве: последствия для Израиля

12 апреля 2017 г. в Москве состоялись переговоры главы российского внешнеполитического ведомства С.В.Лаврова и госсекретаря США Р.Тиллерсона. Во вступительном слове министр иностранных дел РФ отметил: «Не скрою, у нас возникло немало вопросов, учитывая весьма неоднозначные, порой противоречивые идеи, которые высказывались в Вашингтоне по всей палитре двусторонних и многосторонних дел. Я уже не говорю о том, что помимо заявлений мы совсем недавно наблюдали весьма тревожащие действия, когда была предпринята противоправная атака против Сирии […] Считаем принципиально важным не допустить рисков рецидивов подобных акций в будущем. Я считаю Ваш приезд весьма своевременным. Он предоставляет столь необходимую возможность, чтобы, как договаривались президенты России В.В.Путин и США Д.Трамп, откровенно и честно попытаться прояснить перспективы взаимодействия по всем этим вопросам, прежде всего, по формированию широкого антитеррористического фронта»[i]. Впрочем, как отметил сам президент РФ В.В.Путин, при Д.Трампе российско-американские отношения лишь ухудшились, а последние по времени действия Вашингтона напоминают, скорее, случай 2003 г. с поиском оружия массового уничтожения в Ираке. Данное заявление в сочетании с явным непониманием в Кремле сценария, по которому действует нынешняя американская администрация, задали весьма своеобразный тон переговоров, в котором Израилю может быть отведена собственная роль.

С одной стороны, по понятным причинам Москву явно не устраивает тот подход, который израильские власти приняли вслед за своими американскими контрпартнерами. Сразу же после атаки в Хомсе президент Израиля Р.Ривлин заявил: «перед лицом ужасного применения химического оружия против ни в чем неповинных гражданских лиц четкие и решительные шаги администрации и вооруженных сил США под руководством президента Трампа представляют собой надлежащий и соответствующий ответ на такую немыслимую жестокость»[ii]. Глава израильского правительства Б.Нетаньяху, в свою очередь, призвал к полному выполнению обязательств по ликвидации химического оружия в Сирии, что, как он полагает, должно стать предметом российско-американских переговоров. Таким образом Израиль продолжает подчеркивать, что имеет собственные национальные интересы, пусть и косвенно, но касающиеся ситуации в Сирии. Более явно это было продемонстрировано в ходе собственной атаки Израиля на объекты на сирийской территории.

С другой стороны, Россия сегодня испытывает явную нехватку информации, касающейся планов США, что уже не скрывает даже заместитель министра иностранных дел РФ С.А.Рябков. Как следствие, в этих условиях может быть предпринята попытка использовать ближневосточного партнера в качестве канала коммуникации. Не зря российские политико-дипломатические круги никак не прокомментировали то обстоятельство, что Израиль знал о предстоящей атаке и оказал Вашингтону содействие в ее осуществлении. Однако данный сценарий может оказаться релевантным только в том случае, если стороны решать пойти на диалог. Сегодняшняя весьма резкая риторика, прежде всего, с российской стороны может свидетельствовать об обратном. В случае если государства решат действительно помериться силами, то действия Израиля в очередной раз сведутся к выбору между одним из союзников. Как кажется, в текущей ситуации он весьма очевиден.

Если борьба окажется серьезной, то ближневосточное государство неизбежно окажется в нее вовлечено, однако, развития ситуации по апокалиптическому сценарию ожидать сейчас все таки не стоит. По сути, своими действиями в Хомсе США продемонстрировали применение израильской тактики, уничтожив не сам объект, а инфраструктуру или доставляющий оружие конвой. Во многом и американская тактика напоминает израильскую, поскольку Вашингтон хочет, скорее, продемонстрировать решимость и готовность идти до конца, а не навязывает какой-либо готовый сценарий. Наконец, критика России также не так остра, как это может показаться на первый взгляд. За последние дни пресс-секретарь президента РФ Д.Песков успел заявить о том, что поддержку Москвой режима Б.Асада нельзя считать безоговорочной, а также упрекнул Министерство обороны, а не Пентагон в прекращении работы каналов связи.

Как бы то ни было, Израилю в текущих условиях нужны оба партнера. С США стороны объединяет сходство политических линий, в то время как Россия важна с точки зрения координации действий военных, без которой в будущем не только возникает риск столкновения, но и рискуют быть «замеченными» израильские действия на территории Сирии в отношении «Хизбаллы» или других враждебных сил.

[i] Цит. по: Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе переговоров с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном // МИД России. 12.04.2017. URL: www.mid.ru/ru/foreign_police/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2725202

[ii] Цит. по: President Rivlin’s comments on the US strike in Syria // Israel Ministry of Foreign Affairs. 07.04.2017. URL: mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2017/Pages/President-Rivlin-comments-on-the-US-strike-in-Syria-7-April-2017.aspx

52.52MB | MySQL:103 | 0,470sec