Индонезия стремится повысить свою роль в мусульманском мире

В тревожных событиях текущего времени с его далеко не всегда предсказуемыми и зачастую трагическими последствиями невозможно не пытаться осмысливать суть и первопричины происходящего. Среди факторов, определяющих столь сложную картину, немалое число взглядов и мнений обращается в сторону положения дел во всемирной исламской умме. Для этого, действительно, есть основания. Там тоже все непросто. Сложность и противоречивость ситуации, конфликты интересов, интриги, разгул экстремизма и терроризма, борьба за лидерство и многое другое, в том числе попытки радикальных сил извратить суть религии на службу своим целям. Главное, чтобы перечислением негативных явлений, присущих любому сообществу, в общественном мнении не затушевывался мощный заряд позитива, свойственный этой религии. Именно эта сторона вопроса порой создает дополнительные проблемы. Предвзятость недопустима. Желание ведущих игроков на обширнейшем поле всемирной уммы произвести перегруппировку сил   в соответствии со своим пониманием происходящего не является заведомо отрицательным. Прежде необходимо познать суть явления. Было бы ошибочно считать, что каждое проявление несовпадения мнений с последующим их отстаиванием сопровождается непременно результатами, соответствующими эгоистичными помыслами, далекими от следования подлинным интересам верующих. Любая религия, тем более такая мощная, как ислам, обладая собственной «иммунной системой», обязывает «игроков на его поле» следовать определенному «кодексу поведения», что серьезно ограничивает возможности при прагматичном отношении к религии и может привести к результатам, весьма далеким от декларируемых задач. Примеров в истории немало. Умма, как и мировое сообщество, подспудно переживает сложный период поисков и обретения сил, способных вывести ситуацию в здоровом направлении. Объективная неизбежность стимулирует процесс самоочищения, независимый от целей и желаний участников процесса. Нечто подобное, напоминающее такое развитие событий, происходит на волне попыток стран Ближнего и Среднего Востока обрести новые виды партнерских международных отношений.  Очевидным объектом примера поисков к такому сотрудничеству, а также в определенной степени и саморекламы на международной арене становится самая крупная страна по численности мусульман Индонезия. Она обладает авторитетом, опытом и набором средств по преодолению проблем, для многих стран в исламском мире неразрешенных. За исторически короткий срок ей удалось преодолеть военную диктатуру и ее последствия, сорвать подчас отчаянные потуги исламистов направить политическое развитие в сторону создания теократического государства. Есть основания полагать, что путь дальнейшего развития основ демократии в стране обрел необратимый характер. Приверженность религии здесь вменяется соблюдать, не нарушая принципов «справедливой и цивилизованной» гуманности. Конституция страны гарантирует своим гражданам свободу вероисповедания и отправления религиозных культов. В Индонезии нет и не было государственной религии. Но и по ныне ситуация остается не простой, поскольку при численности населения страны порядка 240 млн около 90 процентов из них исповедуют ислам. При таком положении любая политическая проблема неизбежно смещается в сферу ее религиозного понимания. Священнослужители пользуются большим авторитетом и влиянием. В стране присутствуют соответствующие такому положению структуры – Cовет улемов и пр. Но реальной политической силой, располагающей значительным представительством в этих организациях являются два основных объединения мусульман «Нахдатул Улама» и «Мухаммадия», насчитывающие в своих рядах порядка 100 млн человек. Они во многих случаях формируют общественное положение в стране. Но это не препятствует проведению руководством страны отмеченного курса.  Индонезия предлагает странам Ближнего Востока перенять ее опыт мирного перехода к демократии. «Реформаторы в этих регионах могут изучить, как Индонезия проводила реформы и построила свою собственную демократию», – говорил на сессии по обсуждению последствий политического хаоса на Ближнем Востоке и Северной Африке Хасим Музади, эксперт-политолог из аналитического центра при Международной конференции исламских ученых. Он заявил, что в этих странах могли бы перенять опыт Индонезии в соблюдении прав человека и принципов демократии. Бывший председатель одной из самых крупных мусульманских организаций страны «Нахдатул Улама», Х.Музади также сказал, что странам Ближнего Востока и Северной Африки стоит изучить, как Индонезия шаг за шагом развивала свою идентичность и повышала эффективность правительства, проводила свободные, справедливые и демократические выборы. Соблюдение прав человека также стало важным средством в наступательном арсенале Джакарты на международной арене. Индонезия резко выступила против казни в Саудовской Аравии индонезийской гражданки, вступилась против бесправного ужасающего положения своих граждан в этой стране. Соблюдение гражданских прав и их защита становятся важным фактором в борьбе за влияние и расстановку сил в исламском мире, что само по себе явление исключительно новое, требующее принципиально новых подходов в оценке происходящего. Заслуга в этом Индонезии неоспорима. Безусловно, изложенные деяния и намерения руководства страны, а также способы их решения, могут вызвать определенную критику своими, может быть, не всегда последовательными действиями. Найдутся и те, кто станет утверждать, что навязывать варианты развития другим не вправе тот, кто сам не безупречен. Наверняка при этом всплывет и ставшая уже почти пресловутой борьба Индонезии, как периферийной страны ислама, за более высокую роль в мусульманском мире, и что именно это является причиной повышенной активности страны на международной арене. Эта борьба в действительности существует. Но в этой борьбе используются средства и методы, вступающие в противоречие с архаичными формами понимания ислама. Они выводят религию на сближение с общечеловеческими ценностями, способствуют столь необходимому возрождению и обновлению ислама. Все это свидетельствует о том, что Индонезия тонко уловила ситуацию, зрело подошла к решению своих внешних, да и внутренних политических проблем. Какую бы цель Индонезия при этом не преследовала, ее поступки в этом направлении не могут не вызывать понимания и уважения.  Оценивая текущую ситуацию в Сирии с точки зрения позиции Индонезии, можно утверждать, что официальная позиция Республики Индонезия, с присущим ей курсу на неприсоединение, по конфликту Сирии заключается в политике невмешательства, где Индонезия не хочет поддерживать ни одну конфликтующую сторону, при этом выступая за прекращение огня, проведение переговоров и мирное разрешение конфликта.  На изложенное выше есть основания высказать мнение, что мир, во всяком случае исламский, к Индонезии потянулся. Впервые за всю историю ее посетил король Саудовской Аравии, имея в распоряжении весь багаж изложенной информации. В определенной степени вынужденная мера. Этот визит планировался еще в 2007 г., но не был столь необходим.  Основательные причины продвинули его спустя десятилетие. Одна из них, как представляется, состоит в том, что Саудовская Аравия в целях баланса сил и интересов пытается расширить или по крайней мере сохранить диапазоны сфер влияния, повысить рейтинг имиджа.  В СМИ отмечается: «Саудовская Аравия, теряющая лидирующие позиции на Ближнем Востоке стремится уравновесить ухудшившиеся отношения с соседями по Арабскому Востоку и потерявшие прежнюю степень доверительности связи с США новыми системами политических и экономических альянсов».  Иными словами, под воздействием внешних факторов происходит определенная саморегуляция системы. Немалый политический успех Индонезией достигнут по приблизительно тем же мотивам и в ходе ее правительственных контактов с Королевством Бахрейн. По результатам переговоров было отмечено: «Индонезия и Бахрейн, как две страны с преобладающим мусульманским населением, посредством международных форумов, включая межпарламентские форумы, продолжат сотрудничать в рамках установления мира в различных регионах, особенно на Ближнем Востоке. Что касается проблемы терроризма и радикальных группировок, таких как «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), то они должны стать объектом особенно пристального внимания, а Индонезия и Бахрейн совместно с мировым сообществом и дальше продолжат сотрудничество для борьбы с этой угрозой».  Там же было заявлено о планах поддержки Бахрейном Индонезии, чтобы последняя стала непостоянным членом СБ ООН в период 2019 – 2020 годов. А ведь не так давно, в 2007 г. Бахрейн наряду с другими мусульманскими странами критиковал являющуюся и тогда непостоянным членом СБ ООН Индонезию за измену интересам исламского мира.  В тот период она под давлением США  проголосовала за ужесточение санкций в отношении Ирана.  Правда, впоследствии Индонезия себя реабилитировала, выступив против всяких санкций в отношении этой страны. Исключительно показателен визит президента  Афганистана в Индонезию. По существу, здесь Индонезия, следуя курсу на повышение роли в исламском мире, нисколько не утаивает своих намерений активно участвовать в политической жизни, решении судеб народов Ближнего и Среднего Востока и его противоречивой уммы. Весьма серьезные средства, вложенные ею в культовые сооружения Афганистана при ограниченности финансовых возможностей, не оставляют на этот счет сомнений. Может ли это насторожить? Судить следует по содеянному и тревоги рассеиваются. Индонезия занимает активную позицию в оказании гуманитарной помощи Афганистану, развитии и восстановлении инфраструктуры, а также популяризации «умеренного» ислама, в массе принятого в Индонезии, в Афганистане. Президент Индонезии Джоко Видодо (Джокови) сообщил, что Индонезия уже завершила строительство исламского центра Индонезии в Кабуле. Целью центра, по словам президента Афганистана Ашрафа Гани, является поддержка распространения «ислама рахматан лил аламин», такого,  как в Индонезии. «Исламский центр Индонезии предоставляет место для молитв, услуги в области здравоохранения и образования, которые принесут пользу обществу Афганистана. Строительство мечети Ас-Салам в исламском центре Индонезии уже закончено и может вместить 2200 прихожан. И в дальнейшем Индонезия быстро закончит строительство образовательных учреждений и учреждений в сфере здравоохранения для местного населения», — заявил Джокови.  Индонезия планирует построить больницу в Афганистане, стоимость которой составит более миллиона долларов США, а Министерство образования и культуры Республики Индонезия запланировало выделить стипендии для 100 учащихся из Афганистана.

Положительно складываются отношения российской уммы и индонезийской.  Руководители ДУМ РФ не скрывают своей заинтересованности в дальнейшем развитии добрых, конструктивных отношений мусульман двух стран. Исповедуемый среди большинства мусульман России ханафитский масхаб созвучен в своей трактовке умеренному исламу, «ислама рахматан лил аламин», который исповедуют индонезийцы. Опубликованная не столь давно книга бывшего советника по культуре посольства Индонезии в РФ Аджи Сурья «Ислам в России» характеризуется заинтересованностью и доброжелательством. Позитивные перспективы просматриваются. Российская умма при относительно небольшой численности, порядка 25 млн, обладает внушительным политическим потенциалом в силу ее вхождения в состав РФ. Это среди прочего определяет ее предпочтительность при выборе внешних партнеров.

28.94MB | MySQL:67 | 0,829sec