Курдский вопрос в турецко-американских отношениях.

Одной из центральных тем в турецко-американских отношениях на современном этапе остается так называемый курдский вопрос. Его острота и актуальность, так или иначе, сказываются на выборе приоритетных решений в политическом диалоге между союзниками по НАТО. В основе вопроса заложена позиция Анкары по отношению к Рабочей партии Курдистана (ныне КОНГРА -ГЕЛ) и ее деятельности, как на территории Турции, так и на территории Ирака.

Еще в начале 90-х гг. Анкара высказывала опасения связанные с угрозой курдского сепаратизма. После завершения операции «Буря в пустыне» (1991 г.) и создания Курдской автономии в Северном Ираке, она указывала на активизацию деятельности курдских сепаратистов направленную на дестабилизацию турецкого общества. Правительство страны справедливо предполагало, что курды, проживающие в Турции, воодушевленные успехами своих иракских собратьев станут всевозможными способами добиваться в лучшем случае собственной автономии в рамках Республики, а в худшем – выхода из состава ТР. Учитывая пожелания Анкары, Вашингтон предоставил ей определенные льготы, одной из которых стал контроль турецко-иракской границы. Безусловно, договоренность о вышеуказанном контроле и использовании в этих целях базы в районе аэропорта Банрни, была заключена посредством переговоров турецких политиков с руководством Демократической партии Курдистана (ДПК), но не без одобрения США.

В целом в 90-е гг. курдская тематика не занимала главенствующих позиций в турецко-американских отношениях. Вашингтон старался придерживаться нейтралитета и крайне неохотно комментировал события связанные с курдским вопросом в Турции. Во время своих визитов в Анкару, руководство США, как правило, говорило о правах человека в несколько размытой форме, стараясь не указывать на определенные инциденты, связанные с прямым ущемлением прав курдов турецким правительством. Лишь после ареста турецкими властями курдских парламентариев, администрация Б. Клинтона «выразила глубокую озабоченность Анкаре в связи с недопустимыми процессами происходящими в стране». Инцидент был связан с тем, что в 1994 г. Суд государственной безопасности в Анкаре принял решение о запрете деятельности курдской Демократической партии Турции и вынес постановление об аресте депутатов представляющих эту партию в аппаратах государственного управления.

Отвечая на вопросы журналистов о том, почему ранее Вашингтон не реагировал на ущемление прав курдов в Турции, и какую позицию он займет в случае вынесения сметного приговора курдским депутатам, представитель госдепартамента США К. Шейли заметила, что «ситуация изучается по дипломатическим каналам и никакого разъяснения общественность пока не услышит».

В свою очередь Турция действительно столкнулась с активизацией курдского движения, лидирующие позиции в котором занимала РПК. За относительно небольшой период партия набрала значительное число сторонников, как на территории Турции, так и за ее пределами. Получая поддержку из-за рубежа, активисты партии, а точнее члены созданного на базе РПК «Фронта национального освобождения Курдистана» (ФНОК), регулярно проводили атаки на турецкие военные и гражданские объекты, находящиеся в юго-восточной части страны. В ответ Анкара проводила военные операции, направленные на подавление деятельности ФНОК. Среди гражданского населения регулярно проводились облавы с целью выявления членов партии и привлечения их к ответственности за участие «в деятельности подрывающей стабильность государства».

События 2003 г. перечеркнули компромисс между Турцией и США и развели союзников по НАТО по разным углам. Вашингтон заметно сблизился с иракскими курдами, что безусловно не устраивало Анкару, в целом негативно относящуюся к любой возможности проявления лояльности по отношению к курдам.

8 марта 2004 г. Временный управляющий совет Ирака (ВУС) одобрил переходную конституцию, определяющую принципы управления страной до конца 2005 г. Примечательно, что в ней оговаривается пункт, согласно которому курды, контролирующие северную часть Ирака имеют право блокировать принятие конституции 2005 г. Таким образом, если курдов не устроят положения которые будут касаться автономии, они могут воспользоваться своим законным правом блокировки основного закона государства.

Анкара незамедлительно отреагировала на подписание переходной конституции и обвинила США в искусственном затягивании процесса установления мира и стабильности в Ираке. Турецкие политики указывали на то, что конституция была подписана под нажимом США, которые смогли «убедить» лидера шиитов аятоллу А. Систани в необходимости принятия этого закона. Без вмешательства Вашингтона, 13 шиитских депутатов ВУСа безусловно не стали бы подписывать документ, который открыл двери курдскому сепаратизму. В свою очередь, президент США Дж. Буш отметил, что несмотря на критику Турции, переходная конституция Ирака является «значительным шагом на пути иракского народа от диктатуры к демократии».

Таким образом, Вашингтон на деле доказал, что в своих отношениях с Анкарой он не будет прислушиваться к ее пожеланиям и не станет менять свою ближневосточную политику из-за ее опасений. Переходная конституция Ирака стала своеобразным ответом США Турции на ее нежелание в свое время открыть северный фронт в войне против режима С. Хусейна. В 2003 г. Вашингтон был крайне озабочен нежеланием Великого Национального Собрания Турции, предоставить территорию страны для прохождения американских войск. Поскольку расчеты на Турцию, как на своего верного союзника не оправдались, США были вынуждены отложить дату начала военной операции и пересмотреть путь переброски войск в Ирак.

После настойчивого давления на ВНСТ правительство Р. Эрдогана добилось того, что депутаты пошли на уступки и приняли решение о предоставлении США воздушного пространства Турции. Тем не менее, Вашингтон остался не удовлетворен решением Анкары, так как рассчитывал на размещение своих войск на турецко-иракской границе. В начале мая 2003 г. первый заместитель министра обороны США П. Вулфовиц открыто обвинил Турцию в бездействии в вопросе размещения американских войск и отметил неудовлетворение Вашингтона частичной поддержкой его планов Анкарой. П. Вулфовиц подчеркнул, что открытие второго фронта в северной части Ирака в значительной степени могло бы облегчить военную задачу США, сократить людские потери и сэкономить бюджет. Но несмотря на заявления американских политических деятелей и на санкции проводимые США по отношению к Турции за ее не решительность, Анкара официально ответила, что она не ошиблась в выборе своей стратегии и приняла единственно правильное решение.

На протяжении всего 2004 г. курдская тема была основным вопросом турецко-американского диалога. Анкара требовала от Вашингтона решительных действий против отрядов РПК базирующихся на территории северного Ирака. Министр иностранных дел Турции А. Гюль регулярно посещающий Вашингтон отмечал в своих заявлениях, что на территории Северного Ирака находится свыше 5 тыс. турецких курдов, среди которых террористы, скрывающиеся от турецких властей. Анкара открыто заявляла, что ближневосточная политика Вашингтона ведет к угрозе курдского сепаратизма и если она не будет пересмотрена, Ближний Восток столкнется с непреодолимыми трудностями. Премьер-министр Р. Эрдоган неоднократно настаивал на том, что США должны пересмотреть свое отношение к курдскому вопросу и объединиться с Турцией в борьбе с РПК. Руководство страны указывало на инциденты нападения на турецких военнослужащих боевиками партии и на бездеятельность американцев в этих вопросах.

К настоящему времени Турция потеряла в Ираке свыше 80-ти человек, среди которых были как военнослужащие, так и гражданские лица. Анкара заявляла, что нападения на турецкие автоколонны и на полицейские посты проводится членами РПК и настаивала на тщательном расследовании этих нападений. В свою очередь, Дж. Буш отвечал руководству Турции, что Вашингтон готов к сотрудничеству, так как США намеренны «сохранить целостность и неделимость Ирака». Однако решительных действий против членов партии американцы не проводили. Правда с начала 2004 г. Вашингтон внес РПК в список террористических организаций, о чем было заявлено главой американской администрации в Ираке П. Бремером. Согласно его заявлению «члены партии укрывают среди курдского населения Ирака террористов, а терроризм в обновленном Ираке следует искоренять». В своем ответе Анкара выразила благодарность правительству США «за понимание всей опасности ситуации, когда угроза курдского сепаратизма надвигается на Ближний Восток».

Борьба с вышеуказанной угрозой в настоящий момент объединила Турцию с Сирией и Ираном. Это сближение совершенно не устраивает Вашингтон, рассматривающий Сирию как своего потенциального противника. Турция в свою очередь не реагирует на замечания США на эту тему, так как заверения руководства Штатов о понимании всей сложности ситуации уже давно не настраивают Анкару на оптимистический лад.

Совершенно не устраивает Турцию и то, что американцы стали регулярно проводить встречи с руководителями РПК, о результатах которых не считают своим долгом информировать Анкару. Третьи по счету переговоры состоялись 28 декабря прошлого года в Кала Дизе, расположенном недалеко от Эрбиля. На встрече с членами РПК представители США обсудили политическую ситуацию в Ираке и перспективы ближневосточной обстановки в целом.

Таким образом, реальная деятельность Вашингтона, расходящаяся с заверениями направленными в адрес Анкары, оставляют Турцию в незавидном положении просителя, с пожеланиями которого США навряд ли будут считаться.

40.63MB | MySQL:66 | 0,882sec