Катарский кризис неминуемо затронул и Пакистан

Решение, принятое  Королевством Саудовская  Аравия (КСА) 5 июня 2017 г. о разрыве дипломатических отношений с Катаром, поставило Пакистан в крайне затруднительное положение. Исламабад, и в первую очередь, глава кабинета министров  Наваз Шариф в годы своего премьерства поддерживал и поддерживает  прочные связи со всеми государствами Персидского залива.

Напряженность еще более  обострилась  после присоединения к КСА  Объединенных Арабских Эмиратов, Египта, Бахрейна, Ливия, Йемена и ряда других арабских и мусульманских государств, а также закрытия воздушных, морских и наземных связей сКатаром. Эр-Рияд и его союзники обвиняют Доху в поддержке экстремистских групп и в обслуживании интересов Тегерана.

КСА не вправе официально просить Пакистан разорвать дипломатические отношения с Катаром, но Эр-Рияд определенно ожидает, что Исламабад проявит  солидарность.

Пакистан незамедлительно заявил, что не присоединится к возглавляемому КСА  движению против Катара, чья правящая элита близка к премьер-министру Н.Шарифу, по мнению которого Пакистан является суверенной страной и должен учитывать собственные интересы, поэтому  он  продолжит дипломатические отношения с Катаром.

Недавний саммит мусульманских  стран   с участием президента США Д.Трампа, резко критиковал Иран  за поддержку, по их мнению, ряда террористических организаций, действующих в регионе. Несмотря на то, что  премьер-министр Пакистана Наваз Шариф  не делал никакого заявления, одно его присутствие «демонстрировало» поддержку основного внешнеполитического посыла  Саудовской Аравии. И все это на фоне апрельского 2017 г.  разрешения Национальной ассамблеи Пакистана возглавить Исламский военный альянс экс-генералу начальнику штаба сухопутных войск Р.Шарифу.   Официально  о формировании альянса со штаб-квартирой в Эр-Рияде было сообщено еще в декабре 2015 г.  Иран возражал против его формирования, высказывая опасения, что это был альянс суннитов, а не мусульманский союз.

В последние несколько лет монархии Персидского залива неоднократно ставили Исламабад перед выбором. В марте 2015 г. КСА подталкивало Пакистан  к участию в военных действиях против  хоуситов в Йемене, и за отказ обрушило на него шквал критики; в январе-феврале 2016 г. после разрыва дипломатических отношений с Ираном  и отказа от посредничества, вновь последовали угрозы.

Катар и Пакистан  традиционно активно сотрудничают в оборонной сфере, подчеркивая, что такое сотрудничество позитивно скажется как на двусторонних отношениях, так и на региональной безопасности.

.  В последние годы заметно активизировались пакистано-катарские отношения в различных областях: энергетическое сотрудничество, инвестиции, торговлю, оборону и экспорт пакистанской  рабочей силы.

В 2010 г.   Тамим бен Хамад Аль Тани посетил Пакистан в качестве наследного принца Катара c благотворительной  целью  оказать финансовую помощь в размере  400 млн  рупий  населению, пострадавшему от наводнения.

В марте 2015 г. он же, но уже в ранге главы государства с официальным визитом  посетил Исламабад. Основным пунктом обсуждения помимо социальных проектов, стали переговоры о поставке сжиженного газа  в Пакистан. Было подписано долгосрочное соглашение об экспорте катарского  сжиженного природного газа   на сумму 22 млрд долл. в течение пятнадцати лет.  Спустя  несколько дней первый катарский  танкер  с 147 000 кубическими футами природного сжиженного газа    прибыл в порт Карачи

Второй особенностью пакистано-катарских отношений являются давние военные связи, как, впрочем и с другими странами Персидского залива. Они включают   подготовку квалифицированных кадров  для всех родов войск Катара в пакистанских военных академиях. Например, командующий ВМС Катара Мухаммед Насир Мубарак аль-Моханнади — выпускник Военно-морской академии Пакистана.

Поставки пакистанских вооружений Катар также является традиционной статьей  двусторонних военных соглашений. В июне  2016 г.  Доха подписала контракт с Исламабадом на покупку легкого  тренировочного самолета «Супер Мушшак» для подготовки летного состава.

Как и в других странах Персидского залива, в различных секторах экономики Катара  работают пакистанцы. В настоящее время пакистанская  диаспора в Катаре насчитывает свыше 100 000 человек.   Их денежные переводы на родину вносят ценный вклад в социально-экономическое развитие Пакистана,  учитывая,  что общая сумма денежных переводов из-за рубежа составляют более 15 млрд долл. США в год.

Катар принимал активное участие в урегулировании внутриафганского кризиса. В 2013 г.  Доха дала согласие на открытие  офиса, первого официального представительства за рубежом афганского движения «Талибан».

Но есть и еще одна причина не следовать  примеру стран Персидского залива – это поддержка Катаром клана премьер-министра Наваз Шарифа в судебном разбирательстве об оффшорных счетах.

Пакистанская газета «Доон» пишет, что опасная напряженность нарастает на разных уровнях, и… линии разломов в мусульманском мире только навредят Пакистану, поскольку у Исламабада большие политические, военные и экономические активы во всех странах.

31.17MB | MySQL:67 | 0,762sec