Евразийское направление во внешней политике современной Турции

Конституционный референдум в Турции открыл прямую дорогу перед президентом страны для инициации процесса структурных трансформаций в государственном аппарате. Ключевым вопросом является в каком направлении будет двигаться Турция. Первые четыре зарубежных визита президент Реджеп Тайип Эрдоган совершил на Восток. После двухдневного визита в Индию в конце апреля, он посетил Сочи 3 мая и встретился со президентом РФ Владимиром Путиным. Затем, до участия в региональном форуме в Китае и встречи с президентом страны Си Цзиньпином, состоялся визит Р.Т.Эрдогана в Кувейт 8 мая.

В то время, когда Турция подготавливала основу для активизации отношений со странами Востока, Анкару ожидал еще один серьезный удар от давнего союзника — Вашингтона. Несмотря на все усилия турецкого дипломатического аппарата, администрация Дональда Трампа, даже не дожидаясь встречи с Р.Т.Эрдоганом, состоявшейся 16 мая в Вашингтоне, приняла решение поставлять тяжелое оружие сирийским курдским формированиям, точнее Отрядом народной самообороны (ОНС) и Партии демократического союза (ПДС). Такой подход США дал более выраженное очертание евразийского направления турецкой политики.

Важно иметь в виду, что евразийское видение не относится только к Р.Т.Эрдогану. На протяжении многих лет представители данного направления занимают высокие посты в государственном аппарате, службах безопасности, а также в академических кругах. Следовательно, для понимания этой перспективы стратегические внешнеполитические предпочтения Р.Т.Эрдогана являются необходимым, но не достаточным условием.

Для начала следует отметить, что эта растущая тенденция в большей степени касается внешней политики, обороны и безопасности страны, а не экономического и социального сектора. Турецкие аналитические центры, такие как Институт Анка, Институт Турции 21 века, Центр стратегических исследований Ближнего Востока, Турецко-азиатский центр стратегических исследований и Институт стратегического мышления, стали все более четко и часто формулировать идею о том, что «Запад разрушается, и настало время, чтоб Турция повернула свой взор на Восток».

Представители евразийского направления основываются на тезисе, о смещении геоэкономического и геостратегического центра мира на Восток, а такая тенденция превращает Турцию в ключевую страну. Они считают, что основанный на западных устоях мировой порядок, больше не способен решать проблемы глобальной безопасности. Интеграция с Западом в сфере политики и безопасности в будущем могут принудить Турцию к новому Севрскому договору. Такая перспектива дает серьезный повод для фундаментального пересмотра двухвекового процесса вестернизации страны. После восстановления смертной казни отношения с ЕС будут полностью исчерпаны, и как альтернативу ЕС и европейским структурам рассматривается Шанхайская организация сотрудничества (ШОС).

В своей книге «Внешняя политика современной Турции: сила и идеология Евразианизма» профессор исторических наук Озгюр Тюфекчи пишет: «Турецкие вариации на евразийское мышление имели места в правящих кругах Турции уже 20-х годах 20-ого века. Тем временем «неоевразинизм» начал проникать в Турцию с 1990-х годов, частично перекликаясь с инициативами президента Тургута Озала. Последний стремился развивать отношения с новоиспеченными независимыми тюркскими государствами в Центральной Азии, беря на себя роль «большого брата». Анкара хотела создать новую сферу влияния, установив дорожные, энергетические и коммуникационные связи. Но его шаги в Средней Азии были ограниченны, учитывая все еще имеющее большое влияние в регионе роль России».

Процесс глобализации, создает ситуацию, где Турция сталкивается с дилеммой комбинировать основы глобального капитализма с особенностями национальных государственных структур.

Бывший военный советник, служивший в Афганистане и Ираке, Метин Гюрджан классифицирует евразийское направление политики Турции на четыре категории: пророссийская, пантюркская, панисламистская и эрдоганистская.

Главным апологетом пророссийского евразианизма является основатель и лидер небольшой партии «Родина» Догу Перинчек, которая в Турции воспринимается как российское лобби. По мнению этого сообщества, Турция сегодня нуждается в союзе с Россией, и в сферах внешней политики, обороны и безопасности должна развивать тесное сотрудничество с Россией- «естественным лидером евразийского блока». Примечательно, что Д.Перинчек был арестован 2008 г. по делу «Эргенекон», который, по данным открытых источников, планировал военный переворот против правящей Партии справедливости и развития. И сегодня, после «землетрясения» в политической жизни Турции, некогда враги Р.Т.Эрдогана превратились в его друзей. Некоторые турецкие СМИ даже заявляли, что именно Д.Перинчек и его команда способствовали не только восстановлению турецко-российских отношений после кризиса, со уничтожением российского военного самолета, а даже на установление косвенного диалога с между Турцией и правительством президента Сирии Башара Асада.

Про тесные связи между Д.Перинчеком и Александром Дугиным, лидером Международного евразийского движения, в прессе пишут уже давно. Источник, приближенный «Аль-Монитор», указывает, что «группа Д.Перинчека периодически информирует МИД Турции по различным темам, одновременно они активно участвуют в чистке гюленистов в судебной системе».

Вторая категория сторонников евразийства склонна к ультранационалистическому и ирредентистскому мировоззрению, отвергая альянсы не только с Западом, но и с Россией — «историческим противником, который никогда не может быть другом Турции». В соответствии с их видением, Турции необходимо обеспечить поддержку тюркских республик Центральной Азии и построить союз, основанный на общих этнических корнях, который в будущем может быть расширен на Ближний Восток под руководством Турции.

Сторонники панисламистского виденья утверждают, что Турции не нужны ни Запад, ни Россия, а как альтернативное решение указывают на оттоманское и исламское наследие страны. Аргумент заключается в том, что турецкое османское прошлое и исламская идентичность диктуют глобальную роль. Они рассматривают умму (исламская религиозная община) как наилучшую формулу правления для Турции. По их мнению, Турция единственная страна, которая может стать движущей силой нового мирового порядка, особенно в суннитском мире. Они утверждают, что суннитский мир, возглавляемый Турцией, может сбалансировать с одной стороны Запад, а с другой Россию и Китай.

В последнем варианте евразийства харизматическое лидерство Р.Т.Эрдогана рассматривается как основной фактор обеспечения преемственности государства и укрепления связей между государством и нацией. Сторонники этого мышления утверждают, что Р.Т.Эрдоган может решить большинство проблем ближневосточного региона. Именно благодаря политики проводимым нынешнем президентом, Турция сумела заявить о себе на мировой арене. Утверждение Р.Т.Эрдогана, что «мир больше пяти» (имеется ввиду постоянные члены Совета Безопасности ООН- авт.) рассматривается как вызов и восстание против глобального порядка, ориентированного на Запад.

Известный турецкий аналитик Мустафа Акйол считает более вероятным, что вечно прагматичный Р.Т.Эрдоган просто пытается сохранить свои карты на столе. «Безусловно, президент считает себя преданным Соединёнными Штатами и европейскими странами, он стремится изменить их отношение к себе, а не разорвать их».

Политический обозреватель, имеющий доступ к внутренним кругам правительства, в интервью «Аль-Монитор» подчеркнул, что главной целью Р.Т.Эрдогана — максимально продлить его пребывание у власти, и в зависимости обстоятельств может создать альянс как с Западом, так и с Востоком.

«Арабская весна» и катарский кризис четко показали, что несмотря на все усилия, Турция так и не смогла завоевать авторитет у стран Ближнего Востока. Надо отметить, однако, что если в Сирии важнейшие решения не могут быть приняты без Турции, учитывая непосредственное военное присутствие турецких войск, то в катарском кризисе на данный момент Турции так и не удалось взять на себя роль посредника, уступая эту миссию Кувейту. Комментируя кризис между странами Персидского залива, Д.Перинчек во время телевизионной передачи «Выход», заявил: «Вы не можете сказать, что проблема Ближнего Востока — противостояние шиитов и суннитов, проблема — империалисты, а источник проблемы США. В катарской игре победят Сирия, Ирак, Турция и Россия. Турецко-российские отношения стремительно развиваются, между ними существует консенсус по катарскому вопросу». Евразийцы уверенны, что США намеренны довести до конца то, что не получилось в июле прошлого года. В этой связи Д.Перинчек добавляет: «Главной целью является ни Катар, и даже ни Иран, а Турция, потому что американскую игру в регионе срывает именно Турция».

Как правильно отмечает известная турецкая журналистка, специалистка по внешней политики Турции и курдскому вопросу Амберин Заман «конспирологическое и параноидальное мнение, что Турция будет следующей после Катара, стремительно растет». В своей статье, цитируя своего источника, приближенного к правящим кругам, А.Заман пишет: «Они (правящие круги-авт.) видят параллели между экс-президентом Египта Мухаммедом Мурси и тем, что происходит в Катаре. Они рассматривают это как часть согласованной кампании, организованной Израилем и Соединенными Штатами против «Братьев-мусульман» и их союзников, а сами они чувствуют идеологическое сродство с «Братьями-мусульманами»».

21.85MB | MySQL:65 | 0,461sec