Позиция ФРГ по дипломатическому кризису вокруг Катара

Дипломатический кризис вокруг Катара в июне 2017 г. повлек за собой формирование новой позиции Германии в отношении региона Персидского залива.

Правительство ФРГ неоднократно обращалось к государствам, объявившим блокаду Катару, с призывом к разрядке конфликта и его дипломатическому разрешению. Глава МИД ФРГ З.Габриэль, совершив ряд визитов в Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Кувейт и Катар, а также встретившись впоследствии с министром иностранных дел Саудовской Аравии Аделем аль-Джубейром в Берлине 7 июня, высказался о необходимости создания регионального форума для сотрудничества и разрешения конфликтов. Такой площадкой, по мнению Берлина, может выступить Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). З.Габриэль отметил также важность деэскалации сложившейся ситуации, так как это позволит избежать ослабления коалиции против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).

Канцлер Германии А.Меркель, отражая официальную позицию страны по катарскому кризису, подчеркивает необходимость совместной работы по разрешению конфликта вокруг Катара, о чем было заявлено в течение ее визита в Мехико. Кроме того, по словам А.Меркель, урегулирование проблемы возможно только при участии всех региональных игроков, в том числе Ирана и Турции. З.Габриэль указывает на недопустимость конфронтационной политики в отношении Ирана при рассмотрении катарского вопроса. Правительство ФРГ опасается, что изоляция Катара может привести к войне в Персидском заливе, а та, в свою очередь, повлечет за собой новые экономические и социальные проблемы в регионе.

Вместе с тем, ФРГ не поддерживает ни одну из сторон конфликта, а также не собирается выступать посредником при его решении, по крайней мере, сейчас. Немецкое правительство отводит наиболее важную роль в посредничестве Кувейту.

Отдельно можно отметить положительные оценки встречи министров иностранных дел Саудовской Аравии, Египта, Бахрейна и ОАЭ в Каире 5 июля, которые были даны З.Габриэлем. Министр заявил, что, несмотря на сохранение блокады Катара, не было принято решений о введении дополнительных санкций против Дохи. Это может свидетельствовать о шансах на переговоры.

Таким образом, официальная позиция Берлина по катарскому кризису базируется на следующих аспектах: нейтральное отношение к сторонам конфликта и стремление к дипломатическому урегулированию ситуации, путем проведения переговоров в рамках ССАГПЗ при посредничестве Кувейта.

Наиболее влиятельные СМИ Германии придерживаются официальной позиции немецкого правительства в отношении катарского кризиса. Они выражают обеспокоенность его развитием и указывают на угрозу экономическим интересам ФРГ в регионе. Газета Die Zeit пишет: ввиду того, что эмират Катар является крупным инвестором в Германии, кризис в Персидском заливе повлечет за собой негативные экономические последствия для немецких предприятий, в частности, для концернов Volkswagen и Siemens, а также для Deutsche Bank. Журналы Spiegel и Focus отмечают, что кризис вокруг Катара более всего отразится на энергетических интересах ФРГ. Катар является важным для Германии поставщиком нефти и газа, а это значит, что его блокада в перспективе может привести к изменению цен на сырье, что отрицательно скажется на работе промышленных предприятий ФРГ.

Прогнозы немецких экспертов также пессимистичны. Эксперты Института международных отношений и вопросов безопасности  разработали три сценария развития конфликта в Персидском заливе.

  1. Смена режима в Дохе. Данный вариант является наименее вероятным, поскольку ни одна из сторон конфликта не заинтересована в свержении существующего в Катаре режима и еще большей дестабилизации ситуации. Даже невзирая на преподнесение в арабских СМИ Катара в качестве спонсора террористических группировок и союзника шиитского Ирана, монархии Персидского залива не пойдут на открытую конфронтацию с Дохой.
  2. Разрешение конфликта. Урегулирование кризиса будет достигаться дипломатическими средствами. Такой сценарий наиболее приемлем, поскольку проекту мирного разрешения ситуации оказывается поддержка со стороны США и европейских стран. Более того, существует также экономическая заинтересованность всех сторон в снятии блокады, так как это позволит избежать инвестиционных рисков и возобновить торговлю. Однако дипломатическое решение кризиса подразумевает готовность государств идти на ряд взаимных уступок. Саудовская Аравия и ОАЭ не пойдут на изменение собственных требований, так как это может привести к потере их авторитета в регионе. Катар, в свою очередь, не готов принимать ультиматумы, так как подобная политическая «капитуляция» будет означать приверженность Дохи внешнеполитическому курсу ОАЭ и Саудовской Аравии, а не своему собственному.
  3. Холодная война в Персидском заливе. Возможно, Катар начнет оценивать риски военной эскалации конфликта в будущем. В связи с этим, эмират упрочит политические и военные связи с Турцией. Кроме того, существует вариант укрепления контактов с Тегераном, что может вызвать эффект «замкнутого круга» по катарскому вопросу.

В целом, по мнению немецких экспертов, снижение интенсивности катарского кризиса возможно при посредничестве ЕС, а также Кувейта и Омана. Со стороны ЕС могут выступить Германия и Франция, которые находятся в стабильно хороших отношениях и с Дохой, и с Эр-Риядом. Экспертное сообщество ФРГ указывает на необходимость интенсификации сотрудничества и в антитеррористической борьбе.

Берлин обеспокоен развитием кризиса в Персидском заливе, так как имеет там, прежде всего, экономические интересы. Имеющаяся позиция ФРГ обусловлена наличием энергетической зависимости от Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара, существованием прочных связей Берлина с Дохой в области инвестиционной политики, а также стремлением немецкого правительства иметь стабильные экономические отношения со всеми государствами Залива. Берлин осознает, что, в случае продолжения кризиса, стороны могут потребовать от ФРГ занять более четкую позицию по данному вопросу. Для Германии подобный расклад абсолютно не выгоден, так как она является крупным торговым партнером Саудовской Аравии и ОАЭ (товарооборот на 2015 г. – €10,4 и €14,6 млрд соответственно). Объем двусторонней торговли с Катаром составил в 2015 г. около €2,54 млрд, экспорта ФРГ в Катар – около €2,16 млрд, а импорта – около €388 млн. При этом прямые инвестиции Катара в Германии составили в 2015 г. €202 млн, что также очень значимо для Берлина. Также следует учитывать стремление ФРГ к поддержанию международной безопасности. Все это означает, что руководство ФРГ будет разрабатывать планы мирного урегулирования катарского кризиса на краткосрочную перспективу, в том числе и в рамках борьбы с ИГ.

24.71MB | MySQL:60 | 0,628sec