Политическая ситуация в Исламской Республике Иран накануне президентских выборов 2005 года

Исламская Республика Иран (ИРИ) играет особую роль в политическом мире не только Ближнего и Среднего Востока, но и во всем мире. Иран занимает выгодное геополитическое положение, обладает большими запасами полезных ископаемых (прежде всего нефти и газа) и других ресурсов, имеет самобытный путь развития государства и общества. Все это выделяет эту страну в число региональных лидеров, внешняя и внутренняя политика которой интересует руководство стран как восточного и западного полушария. Особый интерес у политологов и специалистов-международников вызывают выборные мероприятия, проводимые в стране, реформирование различных политических систем и протекающие политические процессы. Точкой отсчета для современного иранского общества можно считать Исламскую революцию, которая произошла в 1979г. На всеобщем референдуме народ Ирана избрал свой путь развития, основанный на религиозных нормах. Вот уже в течение 26 лет в Иране предпринята попытка объединения демократических норм и норм ислама. Поэтому политические процессы, протекающие в этой стране, имеют кардинальные отличия от процессов в других странах. Учение пророка Мохаммада явилось формообразующим фактором государственных и общественных органов и организаций. Лозунг “Наша религия — это наша идеология, наша идеология — это наша политика” был воплощен в жизнь.

Любая революция является социальным потрясением, несущим разрушительные последствия. Исламская в Иране не была исключением. В течение всего трех — четырех лет были низвергнуты шахские политические и государственные структуры, уничтожена наиболее непримиримая оппозиция новому исламскому режиму. Сама структура новых политических органов была ориентированна на взаимодействие норм ислама и демократии, при этом основная роль, по мнению руководителей революции, должна быть отдана мусульманским обычаям, нормам и праву. Эта двоякость заложена и в официальном названии страны — Исламская Республика Иран. Таким образом, в Иране сложилась политическая система, состоящая из двух подсистем, имеющих разные обязанности и полномочия:

1. Демократические политические институты (Президент, вице-президенты и кабинет министров, Меджлис с постоянными комитетами, система судебной власти, Высший совет национальной безопасности др.);

2. Теологические политические институты (Рахбар, Наблюдательный Совет, Совет экспертов, Совет по целесообразности принимаемых решений, Совет по культурной революции, Совет по информационной работе, Совет по политике возрождения и др.).

При этом основу демократических институтов Ирана составляют президент, избираемый всеобщим тайным голосованием на срок 4 года и меджлис, который так же избирается всем населением страны на 4 года. Основу теологических органов составляют Рахбар и различные советы, которые в основном им же и назначаются. Исходя из этого, реальной возможностью выражения своего мнения для народа ИРИ является выборы президента и представителей в меджлис, взгляды и программа которых соответствуют взглядам и желаниям народа. В прошлом, 2004, году граждане Ирана избрали меджлис 7-го созыва, а в мае 2005 им предстоит избрать нового президента своей страны. В связи с этим оценка политической ситуации в ИРИ накануне выборов президента приобретает особую важность. На обстановку накануне голосования, проведение и исход выборов влияют несколько факторов, которые необходимо учитывать особо. Среди таких факторов можно выделить:

— Итоги выборов в парламент;

— Тенденции изменений политических настроений в обществе;

— Политические партии и организации, действующие в ИРИ;

— Зарегистрированные кандидаты в президенты;

— Политические процессы в обществе;

— Состав и характеристика населения;

— Политические интересы и предпочтения жителей Ирана;

— Существующие социальные, экономические и др. проблемы общества.

Итоги выборов в парламент страны и тенденции изменения настроений в обществе

Наличие в системе государственного управления одновременно и республиканских и духовных политических органов определяет самое главное отличие политический системы Ирана от других стран. Однако вместе с тем этот же факт порождает противоречие между этими ветвями власти. Нет единства в теологической обоснованности степени включенности духовенства в государственную власть. Шиитское духовенство также неоднородно, благодаря различию трактовки отношения религии и власти. Принцип “велаяте факих”, положенный в основу исламской власти основателем республики аятоллой Хомейни, закрепляет за духовным руководителем страны “рахбаром” единоличное право и обязанность определять направления развития государства в соответствии с нормами ислама. И демократические и теологические институты власти преследуют одну цель — развитие и возвышение Исламской Республики Иран, однако свои намерения они претворяют в жизнь по-разному. Благодаря тому, что за духовными органами закреплен приоритет выбора путей развития государства, в политической системе Ирана складывается напряженная непредсказуемая обстановка.

Наиболее критическими периодами можно считать середину 90-х годов, когда к власти пришел в качестве президента М.Хатами, началась демократизация политической системы и состоялись выборы в меджлис 6-го созыва. На 290 мест в меджлисе претендовали 6083 кандидата, утвержденные Наблюдательным советом. К выборам в меджлис пятого созыва был допущен 3231 кандидат, а четвертого — 2066. И это, несомненно, свидетельствует об активизации политической жизни в стране, об ослаблении контроля за “благонадежностью” кандидатов. Увеличилось число женщин, прошедших регистрацию. Из общего числа кандидатов на выборы в меджлис в 2000 году было 513 женщин. (Для сравнения: в меджлис четвертого созыва баллотировалось 320 женщин, а первого — 167).

Приход к власти демократически настроенного президента и избрание парламента, поддерживающего президента по всем вопросам создало условия для реальной демократизации иранского общества. Это период характерен принятием законов с демократическими нормами (свобода передвижения по миру, пользование глобальной сетью Интернет, получение образования за рубежом и др.), а также противостоянием между республиканскими (Парламентом и Президентом — с одной стороны) и духовными органами (Рахбаром, Наблюдательным Советом и другими Советами — с другой). Жесткая централизация власти в руках консервативных духовных деятелей не позволила демократически настроенной части руководства страны реализовать свой потенциал в преобразовании жизни иранского общества. Перелом в отношениях наступил накануне и в ходе выборов в парламент 20 февраля 2004. Для недопущения преобладания в меджлисе демократически-настроенных парламентариев Наблюдательный Совет исключил из списка кандидатов в парламент 7-го созыва свыше трех тысяч претендентов. Вычеркнутыми из списка оказались и более 80 депутатов парламента шестого созыва. Среди них и лидер крупнейшей реформаторской партии, брат президента Реза Хатами. Ему не помогло и то, что он женат на внучке покойного имама Хомейни, которая также не вошла в список, одобренный Наблюдательным советом. Таким образом, освободившись от наиболее известных и популярных в Иране реформаторов, консерваторы практически еще до выборов обеспечили себе победу. Оставалась одна проблема — обеспечить явку избирателей. К ее решению присоединился и А.А.Хашеми-Рафсанджани, с призывом к населению прийти на выборы обратился и сам руководитель Исламской Республики. Попытки либералов добиться переноса выборов также не увенчались успехом. Главное, что они в своих заявлениях накануне выборов не стали призывать население не участвовать в выборах, хорошо осознавая, к каким последствиям это может привести.

Выборы прошли в спокойной обстановке, без инцидентов. Если с утра желающих проголосовать было не столь много, особенно в Тегеране, то после обеда в избирательных участках был зафиксирован огромный наплыв людей, что вынудило МВД, в конечном счете, продлить выборы до 22 часов.

По предварительным итогам, объявленным Центральной избирательной комиссией, в 206 избирательных округах по выборам в парламент Ирана седьмого созыва приняло участие 23438030 избирателей из 46351032 обладающих правом голоса. Иными словами, в парламентских выборах седьмого созыва участвовали 50,57% населения страны старше 15 лет. Эта цифра осталась неизменной в отчетах МВД и позднее.

В крупнейшем избирательном округе Большой Тегеран в выборах, как объявлено было первоначально, приняло участие 2764923 избирателя или 33,77% от общего числа граждан округа с правом голоса. Но позднее оказалось, что число избирателей составило 1,9 млн человек, а недействительными признаны 10 % от этого числа бюллетеней. Министр внутренних дел ИРИ Мусави-Лари подвел итоги состоявшихся выборов. По его словам, желание выдвинуть свои кандидатуры в члены парламента изъявили 8172 .гражданина Ирана, из них 7344 мужчин и 838 женщин. Из этого числа МВД отсеяло 434 номинанта, Наблюдательный совет — 3617 человек. Из них — 1828 в силу не твердой приверженности исламу и правлению духовного лидера, 1409 — в силу их не достаточной приверженности системе Исламской Республики и Конституции страны. 871 человек — из-за болезней. По словам главы МВД, под дисквалификацию подпали также 85 депутатов парламента шестого созыва, а также 1460 ветеранов. Таким образом, в выборах в парламент участвовало 4665 кандидатов, из которых были избраны 287 депутатов парламента седьмого созыва.

Таким образом, в меджлисе 7-го созыва более 200 депутатов представляют консервативное крыло политической элиты Ирана, почти 40 мест сохранили за собой реформаторы, а около 30 предоставлено независимым парламентариям, кроме того, 5 мест отдано представителям религиозных меньшинств. В предыдущем парламенте реформисты имели 222 места, консерваторы — 55, независимые — 13. Впервые в истории Исламской Республики Иран пост председателя парламента занял нерелигиозный деятель. Абсолютным большинством голосов депутатов им избран, как и ожидалось, лидер консервативного большинства в нынешнем законодательном органе 59-летний депутат от Тегерана Голям-али Хаддад Адель. Он возглавлял коалицию «Созидатели исламского Ирана», которая одержала победу в ходе парламентских Выборов, состоявшихся 20 февраля текущего года.

Первым заместителем председателя парламента избран Мохаммад Реза Бахонар, вторым заместителем — Мохаммад Хасан Аботораби. В органы правления нового парламента избраны также Мохсен Кохаки, Ахмад Натег-Нури, Хасан Нои, Хамид Реза Хадж Бабаи, Джаханбахш Мохебиния, Али-реза Закани, Хосейн Собхани Ния, Ахмад Мусави и Элияс Надеран.

Нереализованные планы реформаторов подорвали веру в них со стороны иранского народа и привели к низкой явке на избирательные участки. Сама система государственной власти “де-юре” наделяющая президента и парламент значительными полномочиями, а “де-факто” препятствующая воплощению воли законно избранных депутатов способствует преобладанию аполитичных настроений в обществе. Несомненно, исключение из списка кандидатов наиболее известных и одиозных лидеров реформаторского движения так же не позволили им одержать победу на парламентских выборах. Очевидно, что нынешний парламент не будет являться организатором демократических перемен, будет всячески способствовать выполнению воли высшего духовенства. Однако в обществе назревает кризис и без изменений в социально-экономической сфере все равно не обойтись. Голям-али Хаддад Адель — физик и философ по образованию, дочь которого замужем за сыном руководителя ИРИ аятоллы Хаменеи, заявил, что цель консерваторов — превратить Иран в «исламскую Японию», имея в виду экономическое развитие страны.

Это заявление явно предназначено иранскому народу, который разочарован в реформах в связи с их фактическим провалом при прежнем парламенте. При этом следует иметь в виду, что среди сторонников жесткой линии, пришедших теперь в парламент, многие являются прагматиками, экономистами, которые критиковали экономическую политику правительства на протяжении прошедших восьми лет. Отчасти, эти факторы и позволили им одержать победу на февральских выборах в парламент. Новые парламентарии в ускоренном порядке намерены принять многочисленные законопроекты, касающиеся социально-экономических проблем. Они обещали, например, бороться против предлагаемого повышения цен на бензин. Так или иначе, после избрания парламента на первое место выходят выборы нового президента. По мнению некоторых политологов, последние выборы в парламент являются первым этапом полного захвата власти консервативной политической элитой, а следующим этапом будут выборы президента. Именно президент и парламент в течение следующих трех лет будут определять тенденции развития ИРИ, естественно с одобрения теологических органов управления. И победившие консерваторы, и проигравшие реформаторы настроены на победу своего кандидата. Несмотря на различия во взглядах оба лагеря прекрасно понимают, что в первую очередь необходимо сохранить независимость и самобытность Ирана, увеличить его влияние в мире, а в столь быстро меняющемся мире нельзя строить государство не адаптируя положения неошиизма Хомейни к реалиям времени. По существу эти два лагеря являются право и левой рукой одного организма, управляемого духовным лидером. Другое дело, в каких сферах жизни общества и в каком объеме эти изменения будут осуществлены. На эти и другие вопросы поможет ответить деятельность и реальные мероприятия нового парламента.

Политические партии и организации, действующие в ИРИ, зарегистрированные кандидаты в президенты

Содержание политического процесса в Исламской Республике Иран в последние годы составляет борьба между “реформаторами” и “консерваторами”. Фактически реформаторское движение началось с экономической либерализации, которую стали проводить “прагматики” из правительства А.А.Хашеми-Рафсанджани. Политическую либерализацию начал М.Хатами, который избирался президентом на два срока в 1997 и 2001 годах. В настоящее время в ИРИ зарегистрировано более 100 партий, политико-религиозных, общественных и профессиональных организаций. Большинство из них не пользуется широкой поддержкой населения и не играет в политической жизни страны сколько-нибудь значимой роли. Вместе с тем, существует ряд движений и организаций, которые объединяют сторонников из числа высшего руководства Ирана и значительно влияют на политические процессы и ситуацию в целом. Условно их можно разделить на 4 основных группы согласно взглядов их лидеров на пути и способы дальнейшего развития государства:

1. Консервативные движения;

2. Центристские движения;

3. Традиционные реформаторские движения;

4. Радикальные реформаторские организации.

Необходимо сказать, что такое разделение достаточно условно и может относиться к некоторым вопросам и может быть нарушено при рассмотрении каких-либо конкретных вопросов. Несмотря на разногласия в различных вопросах иранское общество и его политические представители способны выступать единым фронтом и бороться против общей опасности. Яркими примерами этого могут служить изнурительная ирано-иракская война, защита прав Ирана на использование мирного атома и др.

Сторонники консервативных движений обладают значительным влиянием в большинстве органов государственной власти ИРИ и пользуются традиционным авторитетом у высшей религиозно-политической элиты страны. Верховный лидер Ирана Али Хаменеи, преемник имама Хомейни, контролирует внешнюю и оборонную политику, службы разведки и судебную систему, а также значительную часть экономики Ирана через исламские фонды. Вместе с тем, с точки зрения уровня популярности среди широких слоев населения они заметно уступают приверженцам реформаторского крыла правящего духовенства.

Приоритетом для консервативных сил на внутриполитической сцене Ирана является сохранение исламских ценностей, руководящей и доминирующей роли духовенства в управлении страной, недопущению распространения западной идеологии в культурной сфере жизни общества. Экономическая программа подобных организаций базируется на необходимости осуществления жесткого государственного регулирования и предоставления права деятельности частному сектору в рамках, ограниченных существующим законодательством. В экономике страны, по мнению консерваторов, значительную роль должны играть различные фонды, созданные сразу после революции, а внешнеполитический курс ИРИ на современном этапе должен быть направлен на развитие отношений прежде всего с исламскими государствами и странами, выступающими с независимых позиций, а также полностью исключать возможность установления каких-либо контактов с США и компромисса с Израилем.

Наиболее активными и влиятельными группировками консервативного толка являются:

— «Сподвижники партии Аллаха» («Ансар-е Хезболла») — радикальная консервативная группировка, лидер — Хусейн Аллахакрам. Выступает против любых преобразований, идущих вразрез с заветами основателя ИРИ имама Р.Хомейни. Подвергает резкой критике правительство М.Хатами и периодически осуществляет нападения на его сторонников во время массовых мероприятий;

— «Общество исламской коалиции» («Джамийат-е моаталяфе-йе эслами») — общественно-политическая организация, объединяющая традиционно консервативно настроенных представителей крупной торговой буржуазии. Дата регистрации — 12 декабря 1990 года. Генеральный секретарь — член Высшего совета по определению целесообразности принимаемых решений, вице-президент Торговой палаты Х.Асгароулади. Членами «Общества исламской коалиции» (ОИК) являются президент Торговой палаты ИРИ А.Хамуши, бывший глава Фонда обездоленных М.Рафикдуст, депутаты парламента пятого созыва М.Набавви и Х.Р.Тараки, бывший министр торговли Й.Аль-Эсхак, бывший министр культуры и исламской ориентации М.Мир-Салим, ректор университета Азад А.Джасби.

Руководство ОИК критикует действия сторонников М.Хатами и поддерживающих их средств массовой информации. Подобная позиция обусловлена, в первую очередь стремлением членов Общества не допустить реформирования экономической структуры государства и снижения своего влияния в данной области в результате возможных преобразований. Обладая заметным влиянием в ведущих торгово-экономических государственных структурах, а также в сфере крупного частного бизнеса, члены ОИК способны оказывать реальное содействие представителям консервативного крыла правящего духовенства на внутриполитической сцене ИРИ;

— «Общество борющегося духовенства» («Джамэе-йе руханият-е мобарез») — наиболее влиятельная общественно-политическая организация, объединяющая консервативно настроенных религиозных деятелей, многие из которых занимают ключевые посты в государственных органах ИРИ. Основано в 1979 году сразу после победы исламской революции в Иране. Генеральный секретарь «Общества борющегося духовенства» (ОБД) — аятолла Мохаммад Реза Махдави Кани. В состав ОБД входят Хашеми-Рафсанджани — председатель Высшего совета по определению целесообразности принимаемых решений, Натег-Нури — спикер парламента пятого созыва, Х.Рухани — секретарь Высшего совета национальной безопасности и вице-спикер парламента, Х. Рамезани — вице-спикер и ряд депутатов парламента пятого созыва, несколько членов Наблюдательного совета, представитель Руководителя страны в Корпусе стражей исламской революции (КСИР) М. Мовахеди Кермани, имамы мечетей Тегерана и других крупных городов.

ОБД неоднократно подвергало резкой критике действия президента страны М.Хатами, ставя ему в упрек недостаточное внимание к сохранению исламских ценностей и завоеваний революции, а также стремление к либерализации внутри- и внешнеполитического курса страны. Вместе с тем, среди лидеров и рядовых членов Общества нет абсолютного единства мнений по поводу политики нынешнего правительства.

— «Исламское общество инженеров» («Джамэе-йе эслами-йе мохандесан») — наиболее прагматичное из активно действующих на внутриполитической сцене Ирана движений консервативного толка, допускает осуществление частичных преобразований в экономической сфере в пользу частного сектора и стимулирования иностранных инвестиций. Дата регистрации — 29 мая 1991 года. Генеральный секретарь — Хасан Гафурифард. Членами Общества являются депутаты парламента пятого созыва М.Р.Бахонар, М.Набави, а также ряд руководителей промышленных предприятий среднего звена.

В центре политического спектра Ирана находятся две достаточно активные и влиятельные общественно-политические организации — Партия служителей созидания (ПСС) и Партия умеренности и развития (ПУиР). Большинство из основателей ПУиР ранее являлись членами ПСС, разделение произошло в основном из-за противоречий в идеологической сфере.

— «Партия служителей созидания» («Хезб-е каргозаран-е сазандеги-йе Иран») — создана в 1996 году накануне выборов в парламент пятого созыва по инициативе Хашеми-Рафсанджани, ее генеральным секретарем стал бывший в то время мэром Тегерана К.Х.Карбасчи. В партию вошли ближайшие сподвижники Х.Рафсанджани, с которыми он сотрудничал, будучи президентом Ирана в период с 1989 по 1997 год. Так, членами ПСС являются вице-президент Х.Таба, вице-президент и руководитель Планово-бюджетной организации М.А.Наджафи, председатель Центрального банка М.Нурбахш, министр культуры и исламской ориентации А.Мохаджерани, министр нефти Б.Зангане, министр металлургии и рудников И.Джахангири, министр энергетики Х.Битараф, ряд депутатов парламента пятого созыва. После ареста и осуждения К.Х.Карбасчи по обвинению в коррупции и злоупотреблении служебным положением, исполняющим обязанности генерального секретаря ПСС был назначен депутат меджлиса Х.Мораэши, являющийся братом жены Хашеми-Рафсанджани. Кроме него в состав ПСС входят дочь Хашеми-Рафсанджани Ф.Хашеми (депутат парламента) и его брат М.Хашеми (руководитель Организации Тегеранского метрополитена).

Экономическая программа ПСС базируется на необходимости укрепления частного сектора и проведения широкой приватизации. Руководство партии выступает за установление всесторонних отношений с ведущими западными государствами, в первую очередь в области экономики. Таким образом, если с точки зрения подходов к развитию народнохозяйственной структуры страны ПСС ближе к правым движениям, то в идеологической сфере её лидеры имеют больше точек соприкосновения с руководством левых группировок, поддерживающих курс правительства М.Хатами. В целом ПСС можно охарактеризовать как объединение технократов-реформаторов.

— «Партия умеренности и развития» («Хезб-е эетедаль ва тоусэе») — объединяет умеренных сторонников как консервативного, так и реформаторского крыла правящего иранского духовенства. Дата регистрации — 26 ноября 1999 года. Пресс-секретарь партии — депутат парламента пятого созыва М.Ноубахт. В состав ПУиР вошли глава Организации промышленного развития и реконструкции А.Торкан, исполнительный директор Национальной нефтехимической компании М.Нематзаде, советник министра сельского хозяйства М.Мохаммадхан, председатель комитета по внешней политике Высшего совета национальной безопасности Х.Мусави, заместитель руководителя Центра стратегических исследований по внешней политике и международным отношениям М.Ваези, глава Национальной страховой компании ИРИ А.Муса-Альреза, ряд депутатов парламента пятого созыва.

Конкретная политическая программа ПУиР окончательно не сформулирована. В экономической сфере руководство партии полностью поддерживает политику бывшего президента ИРИ Хашеми-Рафсанджани и с этой точки зрения проявляет наибольшую близость к ПСС.

Формирование движений, объединяющих сторонников реформаторского крыла высшего религиозно-политического руководства ИРИ, началось в 1988 году накануне выборов в парламент третьего созыва. Выступая в качестве основной силы, способной оказать серьёзную конкуренцию консерваторам, реформаторские организации добились наибольшего успеха в 1997 году, когда на президентских выборах победу одержал М.Хатами. В 1999 — начале 2000 года им удалось предпринять успешные меры по укреплению своих позиций в органах исполнительной власти и сохранить широкую популярность среди населения. Вместе с тем, реформаторы заметно уступают своим политическим оппонентам с точки зрения влияния в ключевых государственных структурах и силовых ведомствах страны.

Сторонники традиционных реформаторских группировок допускают возможность постепенной либерализации общественной жизни Ирана и выступают за более широкое участие населения в управлении государством. Они поддерживают выдвинутую М.Хатами концепцию «диалога между цивилизациями» на международной арене. В экономической области традиционные реформаторы отдают предпочтение развитию государственного сектора, стремясь максимально расширить возможности правительства по контролю за многочисленными фондами и монополиями, которые пользуются значительными льготами и играют важную роль в народнохозяйственной структуре ИРИ.

Наиболее влиятельными движениями подобного толка являются:

— «Организация моджахедов исламской революции» («Сазман-е моджахеддин-е энгелаб-е эслами») — создана в конце семидесятых годов в результате объединения семи группировок, члены которых принимали активное участие в антишахской борьбе. В качестве политического движения зарегистрирована 2 октября 1991 года. Генеральный секретарь — Мохаммад Саламати. Членами являются несколько депутатов парламента пятого созыва и ряд активных политических деятелей, придерживающихся левых убеждений.

Выступает в поддержку курса правительства М.Хатами, пользуется авторитетом среди сторонников реформаторского политического курса;

— «Ассоциация борющихся мулл» («Маджма-йе руханийун-е мобарез») является наиболее многочисленным и влиятельным движением, объединяющим сторонников реформаторского крыла правящего духовенства. Создано в 1988 году, дата официальной регистрации — 3 июля 1989 года. Генеральный секретарь — ходжат-оль-эслам Мехди Карруби. В состав «Ассоциации борющихся мулл» (АБМ) входят президент ИРИ М.Хатами, вице-президент М.Садуки, глава канцелярии президента М.Абтахи, советник президента А.Мохташеми, министр внутренних дел А.Мусави-Лари, ряд депутатов, представитель Руководителя страны в Силах охраны правопорядка (СОП) М.Рахмани, а также ряд руководителей исполнительных органов власти различного уровня. Кроме того, членами АБД являются некоторые главные редакторы печатных СМИ левой направленности, в том числе ходжат-оль-эслам М.Хоениха и ходжат-оль-эслам А.Нури, возглавлявшие закрытые во второй половине 1999 года газеты “Салам” и “Хордад”.

Руководство АБМ последовательно выступает в поддержку политики, проводимой действующим правительством и президентом, против ограничения конституционных свобод, в том числе свободы прессы, за развитие взаимовыгодных отношений с ведущими западными государствами и практическое осуществление выдвинутой М.Хатами концепции “диалога между цивилизациями” на международной арене.

Большинство радикальных организаций реформаторского толка сформировались в период после победы М.Хатами на президентских выборах в 1997 году. Все они выступают за ускорение процесса реформ во внутриполитической области, обеспечение личных и общественных прав граждан, ограничение полномочий чисто исламских органов власти, действующих под непосредственным руководством Руководителя страны, при одновременном расширении возможностей правительства и парламента. Данные движения пользуются популярностью среди широких слоев населения, особенно молодежи и жителей крупных городов. Вместе с тем, они не имеют конкретной программы реформирования существующего законодательства и на настоящий момент ограничиваются выдвижением популистских лозунгов. Экономическая платформа данных движений также не ясна, скорее всего, их сторонники в парламенте при обсуждении вопросов развития народнохозяйственной структуры страны будут выступать с позиций традиционных реформаторских организаций.

Наиболее активными группировками подобного толка являются:

— «Партия взаимодействия исламского Ирана» («Хезб-е мошарекят-е Иран-е эслами») — создана в ноябре 1998 года под руководством брата президента ИРИ Р.Хатами. В ее состав вошли убежденные сторонники М.Хатами, многие из которых занимают руководящие посты в исполнительных органах государственной власти. Так, членами партии стали вице-президент М.Багарийан, вице-президент М.Эбтекар, советник президента З.Шоджаи, бывший заместитель министра внутренних дел М.Таджзаде. В прессе и в общении также употребляется короткое название партии “Мошарекят”.

Партия последовательно выступает с пропрезидентских позиций и пользуется широкой поддержкой населения. Одной из основных причин стремительного роста её популярности стала близость руководства Партии взаимодействия к М.Хатами. Сторонники данной общественно-политической структуры одержали убедительную победу в ходе выборов в парламент шестого созыва;

— «Партия солидарности исламского Ирана» («Хезб-е хамбастеги-йе Иран-е эслами») — объединяет убежденных сторонников реформаторского курса правительства М.Хатами. Генеральный секретарь — депутат парламента пятого созыва М.Р.Рахчамани. Дата регистрации — 11 июля 1998 года;

— «Бюро по укреплению единства» («Дафтар-е тахким-е вахдат») — является наиболее многочисленным и влиятельным студенческим движением в Иране. Генеральный секретарь — Х.Табарзади. БУЕ имеет отделения практически во всех высших учебных заведениях ИРИ и пользуется поддержкой значительной части студенчества.

Сторонники БУЕ придерживаются крайне левых взглядов и выступают в поддержку курса правительства и президента М.Хатами. По инициативе данной организации периодически проводятся массовые демонстрации в защиту гражданских свобод, которые нередко сопровождаются возникновением беспорядков и столкновений с членами радикальных правых объединений.

Политические силы Ирана не находятся в застывшем состоянии. Возможен переход некоторых политиков или групп к новым взглядам или объединение с уже существующими течениями. Так, накануне выборов в парламент шестого созыва на политической сцене Ирана появилась неофициальное объединение так называемых национально-религиозных движений. Их сторонники в своих выступлениях открыто призывают к либерализации существующего законодательства и проведению внешней и внутренней политики с учетом, прежде всего национальных интересов, а не традиционных исламских ценностей. Большинство кандидатов в депутаты, являющихся членами данных группировок, под давлением консерваторов не было допущено к участию в выборах.

Анализ тенденций развития внутриполитической обстановки в Иране за последние десять лет свидетельствует о том, что в процессе выработки стратегических направлений курса страны определяющую роль играют взаимоотношения между влиятельными группировками в высшей государственной элите. Усиление позиций представителей нового поколения религиозно-политических деятелей, наметившееся во второй половине девяностых годов, создало предпосылки обострения противоречий на внутриполитической сцене. Лидеры политических течений в изменившихся условиях предприняли шаги по формированию из числа своих сторонников партий и общественных организаций, количество которых после победы М.Хатами на президентских выборах 1997 года выросло в несколько раз. Вместе с тем, лозунг действующего главы исполнительной власти о создании «гражданского общества» и многопартийной системы не нашел реального воплощения в жизнь.

На будущих выборах президента о своем желании баллотироваться заявили более 10 человек. Все они достаточно хорошо известны избирателям, являются представителями высшего эшелона власти и занимают в настоящее время (или занимали в недавнем прошлом) важные государственные посты. По сообщениям СМИ ИРИ в качестве кандидатов от консервативных сил на пост президента выдвинуты командующий СОП М,Галибаф, секретарь Совета по определению целесообразности принимаемых решений Мохсен Резаи и экс-председатель государственной телерадиокомпании Али Лариджани. Наиболее влиятельной фигурой может стать Хашеми-Рафсанджани. Лагерь реформаторов представляют экс-председатель парламента Мехди Карруби, экс-министр высшего образования Мостафа Моин, первый вице-президент Мохаммад Реза Ареф. Кроме того в выборах будут принимать несколько независимых кандидатов. В их числе Али Акбар Велаяти, который был министром иностранных дел, а в настоящее время является советником Рахбара по внешней политике. Кроме того, о своем желании участвовать в выборах сообщили мер Тегерана Махмуд Ахмади Нежади вице-президент М. Мехр Ализаде. Не исключено, что этот список может пополниться новыми кандидатами.

Состав и характеристика населения, его политические интересы и предпочтения.

Наиболее действенными силами в политических процессах иранского общества являются молодое население и вооруженные силы. При этом первые выступают в роль “возмутителей спокойствия”, а вторые в качестве инструмента разрешения политического кризиса. Молодежь Ирана не остается в стороне от политических процессов общества и принимает активное участие в политической жизни страны. Сегодняшний Иран относится к числу государств, где преобладает молодое население. Согласно демографическим расчетам Статистического центра ИРИ, возраст 70% иранцев не превышает 30 лет. Эта категория граждан составляет более половины электората страны. Примечательно, что в течение всего лишь 4 лет власти трижды предпринимали попытки регулировать численность этой части избирателей за счет изменения возрастного ценза в отношении предоставления активного избирательного права: на президентских выборах 1997 г. он был уменьшен с 16 до 15 лет, на парламентских выборах 2000 г. — увеличен до прежнего уровня и на президентских выборах 2001 г. — снова сокращен до 15 лет. Это является показателем того, что руководство ИРИ видит в новом поколении реальную политическую силу и опору иранского общества. Это поколение уже не помнит старых шахских времен, их обучение и подготовка была проведена в соответствии с нормами ислама, однако традиционно подростки и молодые люди являются некоей “бунтарской” силой. Не является исключением и молодежь Ирана, тем более что они могут брать пример со старшего поколения. В настоящее время в Иране насчитывается более 1,5 млн. учащихся высших учебных заведений. Это молодые люди в возрасте от 18 лет представляющие различные слои общества. Обучение в государственных вузах бесплатное. Для различных категорий абитуриентов и студентов введены определенные льготы и ограничения. Последние в основном касаются запретов на прием в ВУЗы лиц, употребляющих наркотики, имеющих судимости, состоящих в различных политических объединениях и т. д.

Студенчество как наиболее подготовленная и развитая часть молодежи по своим политическим предпочтениям также неоднородно: существуют молодежные организации и объединения как консервативного, так и реформаторского толка. Эти организации поддерживают тесные связи с парламентскими группами и партиями. Таким образом, нельзя исключать ситуаций, в которых проведение молодежных политических мероприятий будет организовываться старшими более опытными товарищами. Наиболее заметными студенческими организациями являются Бюро укрепления единства (БУЕ), Исламское общество студентов (ИОС), а также действующие в ВУЗах отделения “басиджей” (ополчение) и “Ансаре Хезболла”.

Всеиранский союз исламских обществ студентов университетов, известный также как Бюро укрепления единства создано по указанию имама Р.Хомейни вскоре после исламской революции 1979 г. для консолидации сил революционных исламистов в противовес молодежным организациям марксистского и националистического толка.

Бюро существенно расширило и укрепило свое влияние в ходе предвыборной кампании 1997 г., поддержав кандидатуру С.М.Хатами на пост президента. Оно выступало со своими списками кандидатов на общенациональных выборах, играет ведущую роль в объединении студенчества на прореформаторской основе и поддерживает президентский курс на создание гражданского общества исламской демократии, установление верховенства закона.

В настоящее время считается крупнейшей молодежной организацией, руководит исламскими обществами студентов более 50 университетов (около 500 тыс. членов). Руководящим органом является Центральный совет, избираемый согласно Уставу раз в год делегатами от университетских исламских обществ. В начале 2002 г. в Центральном совете произошел раскол, в результате которого на протяжении короткого периода избраны два руководящих органа — на съездах в Ширазе (21-22 февраля 2002 г.) и Тегеране (7-8 марта 2002 г.), не признающих друг друга.

В Бюро сильно влияние Партии взаимодействия исламского Ирана (ее руководитель — младший брат президента, вице-спикер меджлиса М.Р.Хатами) и Организации моджахедов исламской революции, занимающих ведущие позиции в лагере реформаторов.

За последние годы несколько активистов БУЕ под различными предлогами подверглись репрессиям. Наиболее заметной фигурой среди них стал руководитель политического отдела Бюро Али Афшари. В январе 2001 г он был осужден на 5 лет лишения свободы за участие в “антирежимной” Берлинской конференции (апрель 2000 г.) и временно помещен в одиночную камеру. Его соратники в то время высказывали мнение, что таким образом судебные органы намерены добиться от осужденного “серьезных признаний”. Вскоре, 17 мая 2001 г., А.Афшари выступил на первом канале национального телевидения, где в интервью рассказал в “назидание” другим молодежным активистам о “допущенных ошибках” и, раскаявшись, просил верховного лидера страны аятоллу А.Хаменеи простить его. Указав на существование в стране “течения”, преследующего цель “свержения существующего строя” мирными средствами, он отметил, что в сложившихся после 1997 г. условиях “политизации” студенческого движения, “поляризации общества между реформаторами и консерваторами” политические партии “использовали студенчество в качестве инструмента для достижений своих целей”. В частности, в рамках стратегии “давления снизу и переговоров наверху”, провозглашенной реформистами в мае 1998 г., студентам, по его словам, отводилась роль “нагнетание общественного давления” и “оказания нажима на судебные органы в связи со слушанием дел в отношении политических деятелей и прессы, или же осуществления нападений на представителей консервативных сил и их группировки”.

Исламское общество студентов возникло в конце 80-х годов, организационно сплотив студенчество, которое поддерживало правое крыло иранского руководства и отмежевалось от оставшегося на позициях левых БУЕ. Имеет первичные организации почти в 50 университетах. Находится под влиянием консерваторов, твердо приверженных принципу “велаяте факих” (предложенный имамом Хомейни и зафиксированный в Конституции Ирана основополагающий принцип государственно-политического устройства, согласно которому высшая власть в стране принадлежит исламскому богослову) и отстаивающих главенствующую роль шиитского духовенства во всех сферах жизни и деятельности государства. Эти силы во главе с руководителем ИРИ аятоллой А.Хаменеи отвергают любые возможности для нормализации отношений с США, включая выдвинутую реформаторами идею взаимодействия между “миролюбивыми сипами”, а также высказанное уже несколько лет назад предложение президента М.Хатами об установлении контактов на уровне представителей научных, культурных и спортивных кругов.

В марте 2002 г. состоялся четвертый чрезвычайный съезд ИОС, на котором были одобрены изменения в Уставе, нацеленные на укрепление организационных основ Общества и механизма контроля за соответствием деятельности его Центрального совета уставным документам ИОС. Генеральный секретарь — Хосейн Раббани.

Исламский союз студентов и выпускников университетов и высших учебных заведений. Основан в 1994 г. вышедшей из состава БУЕ радикальной группировкой во главе с Хешматоллой Табарзади. В настоящее время представляет немногочисленное радикально-реформистское течение, которое осмелилось открыто призвать духовенство к отказу от светской власти и пересмотру конституционных положений, закрепляющих принцип “велаяте факих” и роль ислама в государстве. Х.Табарзади — активный сторонник идеи проведения референдума об отделении религии от политики. В 2001 г. в течение нескольких месяцев он отбывал заключение по приговору революционного суда за выступления против неограниченной власти верховного руководителя и “подстрекательскую деятельность” в ходе июльских студенческих волнений 1999 г. Руководимые им издания “Паяме Данешджу” и “Ховеяте Хиш” закрыты. В январе 2002 г. он снова был арестован.

Отделения “басидж” и “Ансаре Хезболла” в университетах и ВУЗах объединяют сторонников радикально настроенных представителей шиитского духовенства. Характерные особенности позиции этих организаций заключаются в поддержке “обездоленных слоев против угнетателей”, стремлении к социальному равенству, идеалистической вере в то, что ислам является средством достижения целей и идеалов общественного развития, в нетерпимости к инакомыслию, сохраняющейся со времен исламской революции, экстремизме. Активисты “Ансаре Хезболла” и “басидж” являются боевым отрядом в уличных столкновениях с прореформаторскими силами. Социальную основу этих организаций, как правило, составляют низшие слои общества.

События последних лет продемонстрировали, что в Иране, для культуры которого показательна давняя шиитская традиция следования “образцу для подражания” (марджае таклид), подавляющее большинство самостоятельных в организационном отношении молодежных объединений не являются таковыми я политико-идеологическом смысле и с этой точки зрения находятся под сильнейшим влиянием тех или иных течений. Различные фракции, обеспечивая необходимые финансовые средства и агентов влияния, активно используют потенциал молодежных организаций и активистов в качестве средства для достижения своих интересов в политической борьбе, нередко инициируют создание новых молодежных структур.

В ходе усилившегося в последнее время противоборства между консерваторами и реформаторами крупнейшая студенческая организация БУЕ, являющаяся одной из опор прореформаторского движения, оказалась организационно ослабленной и переживает очередной внутренний кризис. Его основой, в частности, служат неудачи президента в продвижении политических преобразований и обостряющиеся в связи с этим разногласия среди сторонников реформ. В БУЕ это обусловило как дальнейшую радикализацию настроений, так и усиление разочарований в перспективах реформаторского движения и снижение его популярности.

Молодежные объединения, находящиеся под влиянием консерваторов, в отличие от организаций из противоположного лагеря демонстрируют большее единство, сплоченность и однородность своих рядов. Их подходы в последнее время характеризуются растущим прагматизмом.

Нерешенность многих внутренних проблем, а частности в социально-экономической области, продолжает питать взрывоопасный потенциал, накапливающийся в иранском обществе, особенно в молодежной среде.

Другой силой, которая также влияет на политическую обстановку в целом, а в случае каких-либо политических выступлений будет играть главную роль, являются вооруженные силы этой страны. Их структура также отличается от общепринятой и содержит регулярную Армию (“Артеш”), исламские вооруженные формирования Корпуса Стражей Исламской Революции (“Сепах”) и силы охраны правопорядка (СОП). КСИР был создан после революции для охраны государства от внешних врагов и для создания противовеса, хотя и очищенной, но все-таки “шахской” армии. Согласно статье 150 Конституции Исламской Республики Иран, “Корпус Стражей Исламской Революции, созданный в первые дни победы этой революции, сохраняется для осуществления своей роли по охране революции и ее достижений. Функции и сфера ответственности КСИР в рамках других компонентов вооруженных сил ИРИ определяется законом с особым акцентом на их братское сотрудничество и взаимопонимание”. Законом о КСИР, принятым в мае 1982г., предусматривается, что “…целью КСИР является защита исламской революции Ирана, ее завоеваний, священная война на пути Божьем, распространение закона божьего в мире в соответствии с законами ИРИ посредством взаимодействия с другими вооруженными формированиями, военного обучения народных масс и руководства народными массами”.

В последнее время мы стали свидетелями обострения внутриполитической обстановки в Иране, и в связи с этим можно прийти к выводу, что рост активности различных сил, выступающих за реформы, уже начал приводить к ужесточению политики институтов, на которые опираются клерикалы. Все большую роль играет КСИР, который всегда был наиболее верной опорой режима. Реальному усилению Корпуса и других спецслужб способствует распространяемые спекуляции о том, что, надежно защищая режим, они спасают Иран от хаоса. После инициированной президентом страны М.Хатами смены руководства спецслужб, политика Корпуса Стражей Исламской Революции не претерпела изменений. При этом КСИР сохраняется, прежде всего, как орудие в руках аятоллы Хаменеи, а не режима в целом. СОП выполняют в основном полицейские, пограничные и таможенные функции и находятся в подчинении МВД. Нельзя однозначно сказать, что все служащие КСИР являются приверженцами консервативного пути развития государства, однако они подвергаются специальному отбору и идеологической обработке. Все это делает КСИР действенным средством охраны революции и ее завоеваний. Армия и СОП находятся под строгим надзором Министерства информации ИРИ и КСИР также содержат в своих рядах сторонников основных политических лагерей, однако запрет на политическую деятельность не позволяет им полноправно участвовать в политической жизни общества. В целом в обществе наибольшей поддержкой пользуются реформаторы, однако, не исполнение ими своих предвыборных обещаний подорвало веру народа в их силы провести реформирование страны. Консерваторы также имеют свой контингент сторонников. Они опираются на преданных делу революции продолжателей дела Хомейни.

Оценка политической обстановки в Исламской Республике Иран накануне президентских выборов 2005 года

Обстановка в иранском обществе сохраняется напряженной. Социально-экономические проблемы жизни народа Ирана усиливают политическую напряженность и концентрируют ее на предвыборных процессах и самих выборах. Последние выборы в парламент обозначили не только раскол внутри правящей элиты и попытки теологических органов любыми способами ослабить противника на выборах, но и продемонстрировали кризис недоверия реформаторам со стороны населения Ирана.

Для обеспечения стабильности в обществе и ликвидации раскола в обществе, победившим на парламентских выборах консерваторам, прежде всего, необходимо понять необходимость реформ и провести наиболее важные из них как можно скорее. Особенно это касается целого комплекса вопросов социально-экономической сферы жизни общества (безработица, уровень жизни населения, смягчение исламских норм в повседневной жизни и др.).

Избрание президента, стоящего на реформаторских позициях, будет означать для прагматического крыла взятие реванша за провал на выборах в меджлис, однако эффективность работы связки “консервативный парламент” — “президент-реформатор” по всей вероятности будет низкой. Тем более, что президент без поддержки парламента превращается в номинальную фигуру, которую при необходимости можно обвинить во всех проблемах и трудностях. Избрание же президента-консерватора позволит наладить более плодотворную работу в республиканских органах власти и осуществить реформу некоторых областей жизни иранского народа без особого нарушения заветов Хомейни. С этой точки зрения наиболее вероятным представляется избрание президента из представителей лагеря консерваторов. Нельзя также исключать возможность избрания независимого кандидата, ведь М. Хатами в 1997 г. победил на выборах совершенно неожиданно для всех политологов.

Увеличение населения Ирана и уменьшение среднего возраста жителя способствует увеличению роли молодежи в политических процессах. Учитывая различие политических взглядов внутри молодежной среды, можно предположить более тесное взаимодействие молодежных организаций с политическими партиями и обществами, входящими в парламент. При этом возможно использование молодежных организаций для проведения акций по оказания влияния на правящий режим, прежде всего со стороны реформаторов. Нерешенность социально-бытовых проблем в будущем так же будет способствовать увеличению недовольства в молодежной среде.

52.69MB | MySQL:102 | 0,560sec