Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (10 – 16 июля 2017 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Вооруженные конфликты продолжаются в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, Афганистане, Южном Судане и Сомали. Продолжается конфликт между Катаром и арабской «четверкой» – Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом и Бахрейном.

10-14 июля в Женеве прошел очередной, 7-й раунд переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии С. де Мистуры. Переговоры завершились без крупных прорывов, но с несколькими значимыми результатами. В частности, речь идет о возможности создания единой делегации трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской» (Высший комитет по переговорам, ВКП), «московской» и «каирской». Три указанные группы оппозиции проведут консультации по вопросу объединения с 25 июля по 5 августа. Корректировка наметилась в позиции «эр-риядской» группы по отношению к президенту САР Б. Асаду — в ходе нынешнего раунда переговоров ее представители открыто не выступали с требованием его немедленной отставки. В то же время сближения позиций между официальным Дамаском и оппозицией, особенно с ВКП, по конкретным вопросам сирийского урегулирования пока не предвидится. Ожидается, что очередной раунд межсирийских переговоров в Женеве пройдет в сентябре.

Россия и США продолжают разработку деталей практического функционирования зоны деэскалации на юго-западе Сирии в провинциях Дераа, Эль-Кунейтра и Эс-Сувейда. Глава МИД России С. Лавров заявил 12 июля, что «юго-западная зона уже сформирована, и помогла резко снизить уровень насилия». При этом документ, подписанный в Аммане представителями РФ, США и Иордании, четко фиксирует договоренности о создании мониторингового центра в столице Иордании. По оценке Лаврова, в Сирии наметились позитивные перемены в вопросе соблюдения режима прекращения огня, «перемирие в зоне деэскалации на юге страны в целом соблюдается».

Президент США Д. Трамп считает, что достигнутое в Сирии перемирие является примером успешного взаимодействия Москвы и Вашингтона. Это перемирие «соблюдается, в отличие от других подобных соглашений о прекращении боевых действий». Договоренность о режиме прекращения огня на юго-западе Сирии впервые за время конфликта в САР содержит детально проработанную линию соприкосновения оппозиции и правительственных войск, заявил 13 июля спецпредставитель президента США по вопросам взаимодействия с другими странами в борьбе с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) Б. Макгурк.

Иран считает, что действие соглашения России и США о прекращении огня на юго-западе Сирии «может быть результативным, если оно будет распространяться на всю Сирию, и будет включать территорию, которая обсуждалась на переговорах в Астане».

Представители террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ) отклонили предложение о соблюдении режима прекращении огня в трех южных провинциях Сирии.

13 июля С. Лавров заявил, что Россия занимается не поддержкой Асада, а предотвращает в Сирии то, что произошло с Ираком. Лавров подчеркнул, что на сирийском векторе внешняя политика РФ опирается на нормы международного права и решения Совбеза ООН. Ранее, 11 июля, Лавров заявил: «Россия, прежде всего через наше присутствие в Сирии, через наши Воздушно-космические силы, будет активно поддерживать совместную борьбу правительства и оппозиции против террористических группировок».

Франция и США предлагают сформировать международную контактную группу, которая займется сопровождением стабилизации ситуации в послевоенной Сирии и будет поддерживать соответствующие действия ООН, заявил 13 июля президент Франции Э. Макрон по итогам переговоров с Д. Трампом. В эту контактную группу должны войти постоянные члены Совбеза ООН и «региональные игроки». Макрон также указал на то, что необходимо поддерживать диалог с президентом САР Б. Асадом, представители которого должны принимать «полноценное участие в инклюзивных дискуссиях о послевоенном устройстве Сирии». Макрон считает, что после недавних переговоров с президентом России В. Путиным сотрудничество между Парижем и Москвой по сирийскому урегулированию вышло на новый уровень.

Сообщается, что закрытая встреча Совбезе ООН по Сирии, состоявшаяся 14 июля, прошла конструктивно, и все ее участники признали, что вокруг сирийской проблематики формируется «позитивная атмосфера».

Тем временем в различных районах Сирии правительственные войска и союзные им силы продолжают боевые действия против вооруженных формирований ИГ и других экстремистских и террористических группировок. На минувшей неделе в провинции Хомс сирийская армия и ополченцы вернули контроль над нефтяным месторождением Эль-Хейль в 50 км к северо-востоку от Пальмиры, а также вышли на рубеж в 10 км от города Ас-Сухна – последнего оплота ИГ на пути к Дейр-эз-Зору. Правительственные силы вели наступление против боевиков ИГ на стыке административных границ провинций Алеппо, Ракка и Хомс, а также взяли под контроль несколько нефтяных месторождений в провинциях Ракка и Дейр-эз-Зор. В провинции Дамаск сирийская армия вела бои с силами террористов в Восточной Гуте. Проправительственные силы вытеснили союзных США боевиков с обширной территории на северо-востоке провинции Эс-Сувейда и на востоке провинции Дамаск. Бои велись также в провинциях Хама, Эль-Кунейтра и Латакия.

Преимущественно курдские формирования «Сил демократической Сирии» продолжают бои по вытеснению боевиков ИГ из города Ракка. Сообщается об участии в боях в Ракке американского спецназа.

С. Таунсенд, командующий операцией международной коалиции против ИГ «Непоколебимая решимость» в Ираке и Сирии, заявил, что доволен уровнем взаимодействия с российскими военными в Сирии. «Существуют каналы, по которым мы спокойно работаем, несмотря на определенную дипломатическую напряженность. Контакты между военными продолжаются спокойно, профессионально и эффективно. Мы занимается с русскими вопросами деэскалации».

Продолжается кризис в отношениях между Катаром и арабской «четверкой» (Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Бахрейн). На прошедшей неделе с целью урегулирования конфликта в регионе побывал глава американской дипломатии Р. Тиллерсон. 10 июля на встрече в Эль-Кувейте представители США, Великобритании и Кувейта призвали Катар и четыре арабские страны к диалогу для скорейшего урегулирования кризиса. США и Катар подписали 11 июля во время визита в Доху Р. Тиллерсона меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма. Соглашение гарантирует, что обе страны «несут ответственность за сотрудничество в вопросе прекращения финансирования терроризма». При этом госсекретарь назвал разумной позицию Катара в конфликте. 12 июля Р. Тиллерсон провел в Джидде консультации с главами МИД арабской «четверки». Сообщается, что итоги этих переговоров «не обнадёживают, нет ни одного признака достигнутого прогресса на пути разрешения межарабского конфликта». 13 июля госсекретарь вновь посетил Катар, заявив, что считает прямые переговоры арабских стран друг с другом и с Катаром следующим важным шагом по разрешению ситуации вокруг эмирата. Таким образом, челночная дипломатия Р. Тиллерсона завершилась без видимого прогресса.

В конце недели Р. Тиллерсона в регионе сменил глава МИД Франции Ж.-И. Ле Дриан, призвавший в Дохе отменить введённые арабскими странами ограничения, затрагивающие население Катара. Помимо Катара глава французской дипломатии намерен посетить и другие аравийские монархии.

12 июля было заявлено, что КСА, ОАЭ, Бахрейн и Египет не откажутся от принятых в отношении Катара мер, пока Доха не примет все выдвинутые этими странами «справедливые требования». «Четверка» также считает недостаточной мерой соглашение, заключенное между США и Катаром по борьбе с финансированием терроризма.

Глава Пентагона Дж. Мэттис отметил 14 июля, что, несмотря на имеющиеся противоречия между Катаром и арабской «четверкой», «никакого воздействия» на операции США в регионе не было и США не намерены искать альтернативу военно-воздушной базе Эль-Удейд в Катаре, которая «продолжает функционировать круглосуточно, припасы доставляются».

10 июля премьер-министр Ирака Х. аль-Абади заявил, что Мосул, более трех лет удерживавшийся боевиками ИГ, «полностью освобожден». Вместе с тем, иракской армии пока не удалось полностью взять под контроль оставшиеся очаги сопротивления террористов в городе. В отдельных районах западной части Мосула продолжались бои. Зачистка Мосула от боевиков ИГ займет еще несколько недель, считает командование ВС США в регионе.

Госсекретарь США Р. Тиллерсон провел 10 июля в Стамбуле встречи с президентом Турции Р. Т. Эрдоганом. Глава американской дипломатии заявил, что Вашингтон делает все возможное, чтобы вернуть отношения с Турцией на прежний уровень. «Для США Турция является очень важным партнером как с точки зрения обеспечения безопасности, так и будущих экономических возможностей». США намерены сотрудничать с Турцией в деле урегулирования ситуации на севере Сирии, которая является причиной для разногласий между Вашингтоном и Анкарой.

В Турции продолжаются репрессии против сторонников оппозиционного исламского проповедника Ф. Гюлена. Так, на минувшей неделе были задержаны еще 85 человек. Кроме того, более 7000 полицейских, чиновников и преподавателей были освобождены от занимаемых должностей. В то же время премьер-министр Б. Йылдырым объявил о начале работы комиссии, которая будет рассматривать апелляции госслужащих, уволенных в рамках действия режима чрезвычайного положения, введенного посоле попытки переворота в ночь на 16 июля 2016г. «Режим чрезвычайного положения будет отменен лишь тогда, когда будут устранены угрозы, как только будет достигнута цель в борьбе с терроризмом», — заявил 14 июля президент Р. Т. Эрдоган.

15 июля в Турции повсеместно прошли «Марши национального единства» в поддержку действующего правительства страны.

Служба общей безопасности Израиля (ШАБАК) обеспокоена увеличением числа израильских арабов, подвергшихся влиянию экстремистской идеологии. В службе отметили, что применение огнестрельного оружия на Храмовой горе считается чрезмерным даже для салафитов, поэтому органы безопасности не исключают, что три террориста, совершившие теракт 14 июля, действовали под воздействием идеологии «Исламского государства».

Президент Судана О. аль-Башир издал 12 июля указ о приостановке до 12 октября работы комитета по ведению переговоров с США. Хартум пошел на этот шаг после того, как в Вашингтоне 11 июля на три месяца отложили принятие решения об отмене санкций в отношении Судана. Президент Д. Трамп сообщил, что ему нужно больше времени, чтобы проверить, продолжает ли Хартум «предпринимать позитивные действия» в деле финансирования терроризма. В то же время глава МИД Судана И. Гандур заявил, что его страна продолжит сотрудничество с США, в том числе по обмену разведданными и линии министерств иностранных дел.

Глава правительства национального согласия Ливии Ф. Саррадж предложил на минувшей неделе новую дорожную карту по выходу страны из кризиса. Предложения Ф. Сарраджа предусматривают проведение в Ливии президентских и парламентских выборов в марте 2018г. и объявление о прекращении всех военных действий на территории страны, за исключением борьбы с терроризмом. Кроме того, представлен проект по формированию совместных комитетов Палаты представителей (международно признанный однопалатный парламент в Тобруке) и Государственного совета для начала процесса интеграции разобщенных государственных учреждений. Кроме того, планируется создание Высшего Совета национального примирения, изучение механизма введения правосудия на переходный период, объявление общей амнистии, а также создание комитетов по примирению между городами.

 

Приложение

 

 

О баллистических ракетах Ирана

 

 

Руководство Исламской Республики Ирана рассматривает ракетное оружие в качестве главной ударной силы национальных ВС и составной части иранской концепции устрашения региональных противников. Кроме того, ракеты считаются сдерживающим фактором в отношении намерений США и Израиля применить силу против Тегерана.

Совершенствование ракетных технологий является приоритетным направлением в деле развития вооруженных сил ИРИ. На сегодняшний день, несмотря на многочисленные трудности, иранцам удалось создать собственную научную и производственную базу ракетостроения, которая позволяет самостоятельно проводить НИОКР, испытывать и запускать в серию жидкостные и твердотопливные баллистические ракеты (БР) средней дальности (БРСД), оперативно-тактического (ОТР) и тактического (ТР) назначения. Отмечается, что в последние годы иранцы значительно нарастили темпы разработки, испытаний и производства различных образцов ракетного оружия.  Все это позволяет говорить о том, что ракетное оружие ИРИ стало реальным фактором в расстановке сил на Ближнем и Среднем Востоке, «оказывает влияние на развитие мировых процессов в целом».

Характерной особенностью иранского ракетостроения является «копирование, клонирование, иногда — модернизация и подгонка» под собственные возможности и потребности северокорейских, пакистанских, российских, китайских и американских технологий и изделий, которые целиком или отдельными компонентами приобретаются как путем легальных закупок, так и на мировом «черном рынке». Используются и возможности разведки.

Иранская ракетная программа вызывает серьезную обеспокоенность у соседних стран, особенно аравийских монархий, а также у США, Израиля, «является яблоком раздора с Западом». В ответ в Тегеране заявляют, что национальная ракетная программа имеет исключительно оборонительный характер «и ни в какой степени» не рассчитана на создание носителей ядерного оружия, а поэтому не нарушает резолюцию Совбеза ООН 2231 и не связана с ядерным соглашением 2015г. Иранские руководители жестко подчеркивают, что страна продолжит реализацию ракетной программы, несмотря на санкции США, нацеленные на ее ограничения. При этом Иран заявляет, что его ракетная программа «не может наблюдаться иностранцами».

Баллистические ракеты средней дальности. Главным направлением развития иранского ракетостроения по праву считается реализация программ по созданию БРСД. Основной ракетой этого класса в ИРИ является жидкостная одноступенчатая ракета «Шехаб-3», разработанная с широким использованием конструкторских решений северокорейского изделия «Нодон». Выпуск этих ракет с дальностью пуска 1300 км был начат в 2003г. Модернизированный вариант ракеты «Шехаб-3М» при массе головной части (ГЧ) 750 кг имеет дальность пуска до 1600 км. Также существует твердотопливный вариант ракеты «Шеахаб-3D». Ракеты типа «Шехаб» могут запускаться как с мобильных, так и стационарных пусковых установок (ПУ). В 2015г. Иран провел испытания новой модификации «Шехаб-3М», получившей название «Имад», оснащенной управляемой ГЧ и имеющей повышенную точность стрельбы при дальности пуска 1700 км. Иранцы утверждают, что новая модификация является первой БРСД, которая позволяет осуществлять управление полетом головной части на конечном участке траектории.

Жидкостная БРСД «Гадир» имеет дальность пуска до 2000 км (по другой информации — 2500 км). При конструировании ее ГЧ были использованы китайские наработки в области создания маневрирующих блоков/планирующих головных частей, которые позволяют увеличить дальность поражения целей на 50%, и нивелируют возможности системы ПРО противника, поскольку способны маневрировать по высоте и курсу. Модификация «Гадир-Н» предназначена для пусков с мобильных грунтовых ПУ, а «Гадир-F» запускается из подземных укрепленных шахт.

БРСД типа «Седжиль» (первоначальное название «Ашура») имеет максимальную дальность стрельбы около 2000 км (по другой информации – 2500 км). Впервые была продемонстрирована в 2013г. В настоящее время иранские специалисты занимаются усовершенствованием данной ракеты, что, как считают зарубежные эксперты, может продлиться несколько лет.

По зарубежным оценкам, на вооружении ракетных бригад КСИР имеется порядка 120 БРСД различных типов и несколько десятков мобильных ПУ. Для пуска ракет в стране сооружены также подземные ракетные комплексы. Базы хранения ракет размещены в горных массивах на глубине 500 м ниже уровня земли, что гарантирует сохранность ракетного арсенала в случае авиационного и ракетного удара со стороны вероятных противников. Базы для хранения, обслуживания и несения дежурства тщательно замаскированы и защищаются эшелонированной объектовой ПВО.

Отметим, что иранские ракеты БРСД способны достигать цели на большей части ближневосточного пространства, а также на юго-востоке Европы.

           Оперативно-тактические и тактические ракеты. Баллистические ракеты семейства «Фатех» в Иране относят к высокоточному оружию. В 2002г. на вооружение поступила ОТР «Фатех-110». Очередная ее модификация «Фатех-110А» имеет повышенную точность стрельбы, дальность пуска до 300 км, вес ГЧ – 450 кг. Ракета «Фатех-110-D1» поступила на вооружение в 2012г. Она имеет более высокую точность по сравнению с предыдущей моделью. Новая ОТР «Фатех-313» имеет радиус действия до 500 км. Предполагается, что улучшение ее характеристик достигнуто путем совершенствования аэродинамики, модернизации силовой установки и (или) снижения общей массы изделия за счет применения новых материалов. По имеющейся информации, разворачивается ее серийное производство. В 2016г. на вооружение была принята последняя модификация ракет семейства «Фатех», получившая название «Зульфикар». Она имеет максимальную дальность стрельбы до 700 км.

В период с 1994г по 2015г. были созданы и приняты на вооружение четыре модификации OTP семейства «Зелзал» («Зелзал-1, -2, -3» и «Зелзал-3В») с дальностью стрельбы от 150 до 300 км.

В начале 2000-х гг. Иран приступил к разработке новой OTP – «Кайам-1» с максимальной дальностью стрельбы около 800 км. Она создавалась на основе использования технических решений, полученных в ходе разработки и производства первых иранских OTP «Шехаб-1 и -2», прототипом которых являлись советские ОТР типа Р-17 «Скад»). Первое летное испытание этой ракеты было проведено в 2010г., а принятие на вооружение состоялось (по заявлению МО Ирана) в 2013г. Считается, что при ее создании использовались стелс-технологии, а время подготовки к старту значительно сокращено.

Сообщается, что в Иране разрабатывается противокорабельная баллистическая ракета «Халидж Фарс» с дальностью пуска до 300 км и скоростью полета, равной тройной скорости звука. По оценкам экспертов, иранские конструкторы не располагают современными технологиями создания противокорабельных ракет, что затрудняет процесс разработки, делает его более длительным.

В 2017г. Иран испытал ОТР «Ормуз-2» с дальностью пуска 250 км.

К тактическим ракетам относятся изделия типа «Назеат», «Назеат-Н» и «Назеат-10-Н» с максимальной дальностью стрельбы от 100 до 150 км (разработаны на основе советской ТР «Луна-М»); китайская WS-1 и иранские «Фаджр-5» с максимальной дальностью стрельбы 70–85 км; «Тондар» (иранский вариант китайской ТР CSS-8) с дальностью полета до 150 км. При этом ракета типа «Тондар» имеет достаточно высокую точность стрельбы (круговое вероятное отклонение (КВО) составляет 150 м).

По американским оценкам, Иран располагает порядка 100 мобильными ПУ ОТР и ТР, а общее число ракет составляет примерно 500 единиц.

Иран постоянно совершенствует свой ракетный арсенал. Увеличивается дальность пуска ракет, улучшаются их эксплуатационные характеристики. Вместе с тем, у большей части изделий точность все еще остается невысокой, что позволяет их использовать главным образом по крупным, площадным целям. В этой связи иранские конструкторы уделяют повышенное внимание проблеме повышения точности стрельбы БР как путем дальнейшего совершенствования систем управления, так и путем разработки управляемых ГЧ с коррекцией на конечном участке траектории.

В Иране регулярно проводятся испытательные и учебные пуски ракет различных типов. Реальным боевым испытанием ракетного оружия ИРИ стали пуски шести баллистических ракет двух типов (предположительно «Шехаб-3» и «Зульфикар») в ночь на 18 июня с. г. по целям террористической группировки «Исламское государство» (запрещено в РФ) в районе сирийского города Дейр-эз-Зор. В Тегеране объявили, что все ракеты успешно поразили намеченные цели – командные пункты и склады противника. В Израиле же по этому поводу выразили сомнение.

25.47MB | MySQL:71 | 0,758sec