О ситуации с индонезийскими гражданами в Сирии и Турции. Часть1

Недавно министр иностранных дел Ретно Марсуди заявила, что с 2015 по 2017 гг. из Турции были депортированы 430 граждан Индонезии: 193 в 2015 г., 60 в 2016 г. и 177 в 2017 г.  Министр подчеркнула, что на данный момент не установлено были ли все депортированные граждане Индонезии причастны к «Исламскому государству»  (ИГ, запрещено в России). Однако совершенно точно, что большее количество депортированных граждан Индонезии, которых подозревают в причастности к ИГ, стали предметом серьезной озабоченности для Индонезии[i].

Эта проблема, в частности, обсуждалась между президентами Турции и Индонезии во время официального визита Джоко Видодо в Турцию в июле 2017 г. Ретно Марсуди также провела переговоры по данному вопросу с министром МВД Турции, который курирует работу миграционной службы и полиции. Во время двусторонних переговоров представители Турции и Индонезии договорились продолжить налаживать сотрудничество в борьбе с терроризмом.

Глава Национального агентства по борьбе с терроризмом (НАБТ), Сухарди Алиус, пока не озвучил точное количество граждан Индонезии, которые уехали в Сирию за 5 лет с момента, когда там начался вооруженный конфликт. Но он заявил, что их количество достаточно велико, оно составляет сотни людей. Согласно данным силовых структур Индонезии, на данный момент, предположительно, на территории Сирии и Ирака находятся 500-600 граждан Индонезии и еще около 500 человек пробовали попасть на данные территории, но были депортированы[ii].

Сухарди Алиус сообщил, что правительство осуществляет наблюдение за теми гражданами, которые вернулись обратно в Индонезию. Он заявил, что правительство фиксирует данные возвращающихся, проводит проверку, а потом они проходят программу по дерадикализации. На данный момент, по его словам, исполнительная власть не может предпринять никаких правовых мер в отношении вернувшихся из Сирии, так как закон № 15 от 2003 года не предусматривает уголовного преследования тех граждан, которые состояли в вооруженных группировках за границей. Все, что могут делать силовые структуры на данный момент: фиксировать и наблюдать[iii].

Когда речь заходит об участии граждан Индонезии в террористических группировках, подразумевается не только ИГ. Один из граждан Индонезии, Шавалуддин Пакпахан, который вернулся из Сирии в 2013 г., пробыв там 5 месяцев, был одним из тех террористов, которые напали на полицейское управление по провинции Северная Суматра 25 июня 2017 г. Сухарди Алиус заявил, что этот террорист не был членом ИГ в Сирии, а состоял в Сирийской свободной армии (ССА)[iv].

Дискуссии и обсуждения на всех уровнях индонезийского общества касательно возвращающихся и депортируемых граждан Индонезии из Сирии и Турции начались после того, как СМИ заявили, что 16 граждан Индонезии, женщины и дети, находятся в лагере беженцев в Айн Исса, в 60 км от г. Ракка. Ранее они проживали на территории г. Ракка, который находился под контролем террористической группировки ИГ и покинули его территорию после того, как она перешла под контроль «Сил демократической Сирии» при поддержке США. Граждане Индонезии заявили, что уехали в Сирию около 2 лет назад, так как прониклись идеологией ИГ, а также рассчитывали на финансовую помощь, которую предлагали террористы ИГ. По их словам, они были разочарованы и чувствовали себя обманутыми теми обещаниями, которые давали сторонники ИГ в интернете[v].

Представитель НАБТ генерал Хамидин заявил, что после того, как граждане Индонезии будут депортированы в Индонезию, силовые структуры Индонезии займутся более детальным изучением личностей депортированных.

«Мы будем устанавливать, связаны ли эти люди с ИГ, в смысле вступали ли они в ИГ, были террористами в составе ИГ или они не связаны с данной группировкой», – пояснил он. Согласно данным, которыми располагает НАБТ, не все граждане Индонезии, которые вернутся из Сирии, будут соотнесены с категорией людей, присоединившихся к ИГ. «Не всех, кто возвращаются из Сирии и Ирака, мы относим к террористам” – сказал Хамидин. «Они уехали в Сирию или Ирак по различным вопросам или с различной мотивацией»[vi].

Вернувшиеся раждане Индонезии пройдут длительную программу по дерадикализации. После прохождения программы дерадикализации с привлечением НАБТ, элитного антитеррористического подразделения полиции Индонезии Densus 88, Министерства социального развития и Министерства внутренних дел, этим людям позволят вернуться на первоначальное место жительства, но за ними будут продолжать осуществлять наблюдение.

СМИ удалось взять интервью у нескольких беженцев индонезийского происхождения.

Нур, девушка 19 лет, решила покинуть Индонезию практически 2 года назад и переехать в г. Ракка, который находился под контролем террористической группировки ИГ. Она призналась, что решила переехать в Сирию после того, как посмотрела фото и видео о «государстве ислама», которые выложили в интернет террористы из ИГ. По истечении 2 лет Нур и еще 15 граждан Индонезии приняли решение покинуть Ракку[vii].

«Все ложь…. когда мы попали на территорию, контролируемую ИГ, в их государство, мы увидели, как сильно все отличается от того, о чем они говорили в интернете», – сказала Нур в интервью журналисту AFP в одном из лагерей в Айн Исса.

По ее словам, когда семья Нур прибыла в Ракку, ее отца и братьев попросили стать боевиками ИГ, хотя они рассчитывали получить регулярно оплачиваемую работу. Террористы ИГ также постоянно склоняли Нур, чтобы она стала женой одного из них.

«Среди боевиков ИГ много вдовцов… они женятся только на 2 месяца или даже на 2 недели. Много мужчин приходило в наш дом и говорили моему отцу: я хочу твоего ребенка», – сказала Нур.

Так же, как и Нур, Леефа, женщина 38 лет, приняла решение покинуть Индонезию с надеждой «наслаждаться настоящей жизнью как истинная мусульманка под властью исламского государства».

«У меня проблемы со здоровьем. Мне нужна операция в районе шеи, а ее стоимость в Индонезии очень высокая. На территории ИГ, как мне сказали, все бесплатно» – сказала Леефа. «Я приехала на территорию ИГ с целью стать настоящей мусульманкой, а также ради здоровья», – сказала она. Она связалась с членами ИГ через интернет, которые заявили, что ИГ возместят деньги за билет. Также они сказали, что Леефа сможет наслаждаться жизнью в Ракке. Однако когда она прибыла в Ракку, реальность, с которой она столкнулась, по ее словам, оказалась совершенно другой. Оказалось, что операция, в которой она нуждалась, не бесплатная, ее стоимость высокая, и поэтому она ее так и не сделала[viii].

Еще одна женщина, Нора Джоко, сказала, что когда был провозглашен «исламский халифат», она и ее семья решили переехать в Сирию, попав в Ракку через Турцию.

Но, как она говорит, все, что она испытала, — это «продолжительное чувство страха», а все, что она видела «не соответствует настоящему учению ислама». Нора заявила, что десятки приезжих семей хотят покинуть территорию ИГ, потому что то, что они увидели — не соответствовало их ожиданиям[ix].

«Мы приехали сюда ради ислама, но пока мы были здесь, все, что мы видели – это обезглавливания, пытки и грабежи».

Также граждане Индонезии, которые сейчас находятся в лагере беженцев, заявляют, что многие из них больны и «хотят вернуться в Индонезию», а также «надеются на помощь правительства Индонезии, чтобы они могли выехать из Сирии в безопасности»[x].

 

[i] http://nasional.kompas.com/read/2017/07/17/19165571/banyaknya-wni-diduga-simpatisan-isis-di-turki-jadi-pembahasan-jokowi-erdogan

[ii]http://www.bbc.com/indonesia/indonesia-40430349

[iii] http://www.tribunnews.com/nasional/2017/07/03/kepala-bnpt-sebut-ada-ratusan-wni-yang-berangkat-ke-suriah

[iv] http://www.tribunnews.com/nasional/2017/07/03/kepala-bnpt-sebut-ada-ratusan-wni-yang-berangkat-ke-suriah

[v] http://www.bbc.com/indonesia/indonesia-40430349

[vi] http://www.bbc.com/indonesia/indonesia-40430349

[vii] http://www.bbc.com/indonesia/indonesia-40288296

[viii] http://www.bbc.com/indonesia/indonesia-40288296

[ix] http://www.bbc.com/indonesia/indonesia-40288296

[x] http://www.bbc.com/indonesia/dunia-40382628

 

31.26MB | MySQL:67 | 0,923sec