Выборы в Иране: пересмотр итогов регистрации кандидатов

Решение органа конституционно-шариатского надзора ИРИ – Наблюдательного совета (НС) – о дисквалификации двух кандидатов от реформаторского лагеря — бывшего министра науки и образования М. Моина и вице-президента, руководителя Организации физического воспитания М. Мехрализаде — вызвало бурную негативную реакцию в иранских общественно-политических кругах, усмотревших в нем попытку лишить реформаторское крыло его главного козыря – М. Моина, который считается здесь наиболее «проходной» реформаторской фигурой. Жесткие высказывания признанных лидеров реформаторского течения (лидер Партии партнерства исламского Ирана, брат президента М.Р. Хатами; видный реформатор, член Организации моджахедов исламской революции М. Набави) по поводу «незаконных и лишенных легитимности» действий НС были поддержаны представителями умеренно-реформаторских сил, лидер которых – бывший спикер парламента М. Кярруби, считающийся главным конкурентом М. Моина по реформаторскому лагерю, неожиданно выступил в поддержку своего оппонента и призвал НС пересмотреть решение о снятии его с президентской гонки. Наряду с этим в пользу пересмотра решения НС выступили ряд видных государственных деятелей консервативной направленности, в том числе спикер парламента Г.А. Хаддад-Адель и председатель Совета по целесообразности принимаемых решений (СЦПР) А.А. Хашеми-Рафсанаджани.

Такое развитие событий поставило под угрозу нарушение баланса сил в стране, грозя спровоцировать ненужное напряжение накануне президентских выборов. Это побудило напрямую вмешаться в избирательный процесс руководителя ИРИ А. Хаменеи, которому предстояло сказать последнее слово в разгоревшемся споре. Чтобы избежать обострения внутренней обстановки накануне выборов, Верховный лидер ИРИ принял решение пойти на компромисс с реформаторами: в своем письме в адрес НС он рекомендовал восстановить в списке кандидатов обоих кандидатов-реформаторов – М. Моина и М. Мехрализаде, что и было сделано.

26 мая МВД ИРИ опубликовало окончательный список из восьми отобранных претендентов на президентский пост, который теперь выглядит следующим образом: председатель СЦПР А.А. Хашеми-Рафсанджани, бывший руководитель Организации радио и телевидения ИРИ А. Лариджани, мэр Тегерана М. Ахмади-Нежад, бывший главком Сил охраны правопорядка (СОП) М. Галибаф, бывший главком Корпуса стражей исламской революции (КСИР) М. Резаи, бывший спикер парламента М. Кярруби, бывший министр науки и образования М. Моин, вице-президент, руководитель Организации физического воспитания ИРИ М. Мехрализаде.

После пересмотра решения Наблюдательного совета тему возвращения в президентскую гонку М. Моина и М. Мехрализаде прокомментировал официальный представитель этого органа Г.Х. Эльхам. По его словам, письмо Верховного лидера с рекомендацией восстановить эти две кандидатуры было воспринято НС как некий «государственный приказ», который был немедленно исполнен. В то же время НС действовал абсолютно в рамках закона, его решение об отклонении кандидатур было исключительно легитимным и ни в коей степени политически мотивированным. Далее Г.Х. Эльхам пояснил: при рассмотрении НС любой кандидатуры на пост президента действует принцип — если она не соответствует хотя бы одному из параметров, вытекающих из Конституции, то НС не имеет права на ее утверждение.

Примечательно, что ажиотаж, возникший вокруг решения об отклонении двух кандидатов-реформаторов, внес некоторые коррективы в рейтинг основных претендентов. Главной особенностью рейтинга по-прежнему остается значительный отрыв председателя СЦПР А.А. Хашеми-Рафсанджани от остальных кандидатов, его сегодня готовы поддержать 36,2% избирателей. Неожиданным стал выход на второе место М. Галибафа, за которым стоят 12,2% избирателей. Далее следуют А. Лариджани (8%), М. Кярруби (6,3%), М. Ахмади-Нежад (5,7%) и М. Моин (5%). Примечательно, что среди двух главных кандидатов-реформаторов – М. Моина и М. Кярруби – последний опередил своего конкурента (ранее на протяжении нескольких месяцев с солидным перевесом уверенно лидировал М. Моин), что следует рассматривать как прямое отражение кампании, затеянной НС против бывшего министра науки и образования М. Моина. Тем не менее, несмотря на статистику, большинство местных экспертов продолжают рассматривать фигуру М. Моина как «главную надежду» реформаторов, ожидая, что к концу предвыборного марафона он еще наберет дополнительные очки.

27 мая в Иране официально стартовала предвыборная агитационная кампания, в ходе которой кандидаты получают право официально озвучивать свои программы и платформы, совершать поездки по регионам, выступать в теле- и радиопередачах. Будут организованы специальные круглые столы с участием кандидатов, каждому из них должно быть предоставлено по 20 часов прямого эфирного времени. Агитация должна завершиться в 9 часов утра 16 июня, то есть за 24 часа до начала процесса голосования.

Между тем многие кандидаты в президенты уже выступили с первыми предвыборными заявлениями: М. Моин заявил, что в случае победы он намерен назначить на различные должности в системе управления политических деятелей, которые в прошлом боролись за свободу Ирана и чьи кандидатуры ранее не прошли отбор в Наблюдательном совете, а также лиц, которые были незаконно осуждены судебной властью ИРИ. Другой кандидат в президенты, председатель СЦПР А.А. Хашеми-Рафсанджани, опроверг свою принадлежность к какой-либо конкретной политической группе или партии, подчеркнув, что в случае своего избрания планирует набрать в кабинет министров команду эффективных управленцев и прагматиков, которую он в первую очередь представит на утверждение Верховному лидеру ИРИ А. Хаменеи. М. Галибаф в своих предвыборных речах стремится делать ставку на иранскую молодежь, заявляя о необходимости как можно более широкого внедрения молодых кадров в систему исполнительной власти страны.

44.1MB | MySQL:92 | 1,081sec