Военно-политическая обстановка в Ираке (май 2005 года)

В мае 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке характеризовалась сложностью и повышенной напряженностью. На протяжении всего месяца на высоком уровне сохранялась террористическая и боевая активность сил местного сопротивления и иностранных боевиков. Отмечалось усиление противоборства между арабами-суннитами и шиитами. Обострялись разногласия и между двумя крупнейшими курдскими партиями – Демократической партией Курдистана (ДПК) и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК). В мае внешнеполитическая деятельность иракского руководства заметно активизировалась, прежде всего в отношениях с соседними странами.

Положение дел в сфере безопасности в Ираке заметно ухудшилось. Возросло число терактов и вооруженных нападений — в среднем ежесуточно совершается до 70 подобных акций. Их жертвами в мае стали более 700 иракцев. Расчеты многих политиков на то, что формирование новых высших органов власти Ирака приведет к спаду повстанческого движения не оправдались. Можно с большой долей уверенности полагать, что основная цель нынешней повышенной активности сил сопротивления и террористов — не допустить укрепления внутриполитических позиций нового (в большинстве своем состоящего из шиитов, а также курдов) иракского руководства, воспрепятствование его деятельности по нормализации обстановки в стране.

Войсковые и специальные операции, проводившиеся войсками США и иракскими правительственными силами с целью ликвидации опорных баз повстанцев, особого успеха не имели и к значительному снижению их потенциала не привели. В стране (за исключением Иракского Курдистана) продолжает действовать режим чрезвычайного положения.

Наиболее активно силы вооруженной оппозиции и зарубежные боевики по-прежнему действовали в столице страны Багдаде и его окрестностях, в центральных, западных и северных районах Ирака в районе городов Мосул, Киркук, Байджи, Талль-Афар, Рамади, Тикрит, Баакуба, Эль-Каим, Самарра, Эль-Хадита, Синджар, Эль-Фаллуджа, в западных районах провинции Анбар и ряде других мест.

Не снижается активность партизан и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада, в частности, в районе городов Эс-Сувайра, Эль-Махмудия, Эль-Искандерия.

В южных районах Ирака теракты, диверсии, вооруженные нападения и другие насильственные действия имели место в Басре, Умм-Касре, Амаре, Эн-Насирии. Наиболее крупный теракт произошел 30 мая в Хилле. В целом же обстановка в южных районах Ирака оставалась более спокойной, чем на севере, западе и в центре страны.

На территории Иракского Курдистана число насильственных действий было невелико. В основном они отмечались в Эрбиле.

В течение мая вооруженные силы США, иракские армия и полиция провели несколько крупных противоповстанческих операций. Так, с 8 по 15 мая части американской морской пехоты проводили в Эль-Каиме и прилегающим к нему районах вблизи сирийско-иракской границы операцию «Матадор» по ликвидации партизан и боевиков. В ней участвовали свыше 1000 военнослужащих, действия которых поддерживались танками, артиллерией, боевыми самолетами и вертолетами. Район Эль-Каима считается одной из главных баз повстанческого движения в Ираке.

С 25 по 29 мая морские пехотинцы США провели операцию «Новый рынок» по ликвидации повстанцев в городе Эль-Хадита на западе провинции Анбар. В ней участвовали до 1000 военнослужащих, которых поддерживала авиация.

В конце мая иракские правительственные силы (до 40 тыс. чел.) при содействии 10 тыс. американских военнослужащих начали в Багдаде и его пригородах операцию «Молния». Она рассматривается в качестве ответа правительства на рост насилия в стране. Целью операции является обнаружение и уничтожение повстанцев и иностранных террористов, ликвидация их складов вооружений. По своим масштабам это самая крупная войсковая операция, проводимая после прихода к власти временного правительства Ирака. Предполагается, что она станет первым этапом в деле реализации разработанного властями плана обеспечения безопасности в стране (всего, как объявлено, будет три этапа). Детали этого плана пока не разглашаются. По мере проведения операции «Молния» Багдад будет разбит на 15 секторов безопасности, в городе установят 645 блокпостов, часть из которых будут мобильными.

В ходе перечисленных и других операций повстанцы понесли серьезные людские и материальные потери. Тем не менее их возможности по дестабилизации обстановки в Ираке все еще остаются весьма значительными, а общая численность участников вооруженного сопротивления по-прежнему оценивается в 12-20 тыс. человек. Часть отрядов и групп действуют полностью автономно, а другая часть периодически или регулярно координирует свои действия.

По информации командования ВС США, повстанцы и боевики «плодотворно» использовали период так называемого вакуума власти в феврале-апреле с.г., когда старое правительство почти бездействовало, а новое еще не было создано. В это время силы сопротивления сформировали большое число новых отрядов и групп.

О размахе повстанческого движения свидетельствует и рост числа лиц, содержащихся в американских военных тюрьмах на территории «суверенного» Ирака. Они были задержаны за участие в боевых и террористических акциях или за содействие повстанцам. По состоянию на 8 мая 2005 года, в этих тюрьмах находились 11350 человек, что вдвое больше, чем было в октябре 2004 года, и на 20% больше, чем в январе с.г. Подавляющее большинство из них (96%) – граждане Ирака, из которых 60% — выходцы из Багдада, его окрестностей и западной провинции Анбар. Возраст большинства заключенных колеблется от 20 до 40 лет, а их образование в основном ниже среднего. Среди арестованных американцами всего пять женщин. Темпы роста числа заключенных столь высоки, что командование ВС США решило не только увеличить вместимость трех находящихся в его распоряжении тюрем, но и построить в Сулеймании (Иракский Курдистан) еще одну.

Американское командование признает, что в ходе военных действий войска сталкиваются с хорошо обученным и оснащенным противником, который «проявляет большую волю к борьбе». По имеющейся информации, иракские повстанцы при подготовке своих операций используют боевые уставы и наставления, изданные Пентагоном. В 1980-е годы их перевели на арабский язык, и они изучались в армии прежнего режима, а, как известно, значительная часть повстанцев представлена военнослужащими, в том числе офицерами, бывшей саддамовской армии.

Отмечается постоянное совершенствование тактики повстанческих сил. В то же время разведка американцев и их союзников, по оценке коалиционного командования, действует все еще слабо, и поэтому сведения о партизанах и боевиках очень ограничены.

Председатель комитета начальников штабов ВС США генерал Р. Майерс, оценивая ситуацию в деле обеспечения безопасности в Ираке, заявил, что «противостояние американских военнослужащих и иракских боевиков может продлиться от трех до пяти лет».

По имеющейся информации, иностранные боевики и террористы составляют всего около 5% общей численности участников вооруженного сопротивления. В то же время ущерб, который они наносят, «непропорционально велик». Особенно это относится к действиям террористов-самоубийц. Причем, по информации командования ВС США, жертвами самоубийц в большинстве своем становится гражданское население. В апреле с.г. террористы-самоубийцы совершили 69 акций, а за 25 дней мая – 56 акций. Число нападений с использованием различных фугасов увеличилось со 136 в апреле до 149 за 28 дней мая.

Основными объектами нападений повстанцев и боевиков по-прежнему являются военнослужащие правительственной армии, сотрудники полиции, чиновники различных рангов (в мае количество нападений на последних существенно возросло), лица, сотрудничающие с иностранными, прежде всего американскими, войсками. Наиболее часто обстрелам, атакам и терактам подвергаются пункты записи добровольцев в армию и полицию, различные госучреждения. Участились нападения со стороны повстанцев на тех сотрудников органов безопасности, которые принимают участие в арестах сторонников сил сопротивления. Одним из распространенных тактических приемов у партизан является вызов к месту якобы заложенной взрывчатки. Проинформировав полицию, они устраивают засаду на дороге, ведущей к месту ложного вызова.

Массовыми явлениями остаются похищение людей и захват заложников, в том числе граждан других стран, работающих в Ираке. В последнее время эти действия заметно участились.

Часто жертвами насилия становятся журналисты. По данным Союза арабских журналистов, с начала военной операции в Ираке погибли 100 работников СМИ. Не прекращаются аресты и задержания работающих в стране местных и иностранных журналистов, создание всевозможных препятствий их работе со стороны американских военных, сотрудников иракских силовых ведомств и вооруженных группировок.

Продолжается война на дорогах в различных районах Ирака. Растет число погибших и захваченных в заложники водителей.

Не прекращаются диверсии на нефтепроводах и других объектах нефтяной отрасли, линиях электропередачи. По-прежнему большая часть диверсий и актов саботажа на нефтепроводах и предприятиях нефтяной отрасли совершается на севере и в центральных районах Ирака.

В целом, деятельность повстанцев и боевиков серьезно затрудняет ход процесса восстановления страны, ведет к замедлению темпов работ и их удорожанию, гибели иностранных и местных специалистов. В частности, с апреля 2003 года в Ираке погибли 295 американских специалистов, работавших по контрактам, и их охранников. Высокая активность вооруженного сопротивления и иностранных террористов вынуждает подрядчиков усиливать охрану сотрудников и объектов, содержать специальный бронированный автотранспорт, хорошо подготовленных и высокооплачиваемых охранников. Расходы на обеспечение безопасности в среднем составляют до 16% общей стоимости того или иного проекта.

Сложной остается обстановка на границах Ирака с соседними государствами, через которые в страну продолжают проникать иностранные боевики и террористы. Только за последние несколько недель в Сирии были арестованы свыше 1200 человек, пытавшихся пересечь границу с Ираком. Большую часть задержанных сирийцы передали властям тех стран, откуда они прибыли, в частности, Кувейта, Саудовской Аравии (30 чел.), Ливии, Йемена. Наблюдатели отмечают, что большинство террористов-смертников и организаторов терактов в Ираке – саудовского происхождения. Иракское руководство постоянно призывает соседние государства не допускать проникновения на иракскую территорию террористов, оружия и финансовых средств для них, а также высказывает пожелание об организации совместной охраны границ.

Особую тревогу вызывает неуклонный рост насилия в отношениях между арабами-суннитами и шиитами. Увеличивается число жертв среди священнослужителей обеих религиозных общин. В целом ряде случаев суннитско-шиитские выяснения отношений принимают форму крупных вооруженных столкновений, как это произошло в мае в городе Талль-Афар на севере Ирака. По оценке экспертов, «то, что происходит сейчас в Ираке, напоминает худшие дни истории Ливана, когда сограждане убивали друг друга из-за их религиозной принадлежности».

Продолжается процесс формирования иракских правительственных силовых структур, численность которых в мае 2005 года превысила 160 тыс. человек. По состоянию на 15 мая с.г., свыше двух тысяч иракских военнослужащих и полицейских погибли в ходе операций против повстанцев и боевиков.

По информации зарубежных СМИ, Соединенные Штаты отказываются передавать новому иракскому правительству контроль над тайной полицией и собранную ей информацию о положении дел в стране. В ответ на протест со стороны местных властей, что это нарушает суверенитет Ирака, американские представители отвечают, что это делается для того, чтобы «иракские секреты не попали в руки Ирана». В иракском руководстве полагают, что истинной причиной американского отказа является опасение Вашингтоном того, что шиитские политики узнают о слежке за ними, организованной США. Командующий шиитскими вооруженными формированиями «Корпус Бадр» Гази аль-Амир заявил по этому поводу: «Если американцы будут настаивать на сохранении тайной полиции для себя, то у нас не будет иного выбора, как создать новую, собственную разведывательную службу».

Великобритания решила предоставить Ираку военную помощь на сумму 27 млн фунтов стерлингов. На эти деньги иракцы получат стрелковое оружие, боеприпасы и автомобили-внедорожники «лэндровер».

Генерал Р. Майерс считает, что, «похоже, ставка на «вьетнамизацию» Ирака не оправдывает себя». По оценке командующего войсками Центрального командования ВС США генерала Дж. Абизайда, боевая подготовка и дисциплина в иракской армии «пусть медленно, но растут». В то же время полиция (а это примерно треть личного состава всех силовых структур) демонстрирует гораздо меньшие успехи и больше повержена коррупции. В итоге американские военнослужащие «вынуждены дольше задерживаться в качестве инструкторов» в иракских подразделениях.

Вместе с тем в южных районах Ирака в зоне ответственности британского военного контингента, где обстановка в целом остается более спокойной, процесс передачи ответственности за обеспечение безопасности иракским силам идет успешнее, чем в других районах страны.

Таким образом, в настоящее время вооруженные силы и структуры МВД Ирака по качеству подготовки личного состава, уровню технической оснащенности и морально-психологическому состоянию значительной части военнослужащих и полицейских не в состоянии самостоятельно решать задачи по обеспечению безопасности и порядка в стране. Это вынуждено признать и нынешнее иракское руководство.

В сложившейся ситуации иракское правительство обратилось в Совет Безопасности ООН с просьбой о продлении мандата на пребывание в стране многонациональных сил «до тех пор, пока Ирак не будет в состоянии самостоятельно обеспечивать собственную безопасность».

По состоянию на 1 июня 2005 года, группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывает 138 тыс. человек.

Сокращению численности войск США в Ираке, по мнению генерала Дж. Абизайда, «мешают проблемы с иракскими силами безопасности», так как американцы не могут передать им функции по обеспечению безопасности.

В мае потери личного состава ВС США продолжали расти и составили убитыми 80 и ранеными около 500 человек. Общие потери американских военных с начала иракской кампании составили, по уточненным данным, убитыми 1695 и ранеными около 14180 человек. Потери других стран — участниц международной коалиции составили в мае погибшими 8 (Болгария, Великобритания, Италия) и ранеными 7 (Великобритания, Грузия, Польша) человек.

Для обеспечения успешной борьбы с повстанцами, партизанами и террористами в Ираке и других местах Пентагон недавно создал специальную «Группу асимметричных войн» (The Asymmetric Warfare Group), которая будет заниматься разработкой технических средств и тактических приемов, необходимых для противоповстанческой и контртеррористической борьбы. Группа также будет собирать и анализировать информацию о действиях повстанцев и террористов против вооруженных сил США.

Интенсивное использование вооружения и военной техники войсками США в Ираке ведет к их быстрому износу. При этом интенсивность использования техники превышает ее использование в обычных условиях в два – восемь раз. Это относится, в частности, к танкам, БМП, БТР, автотранспорту, вертолетам и беспилотным летательным аппаратам. Например, пробег танка «Абрамс» в мирных условиях составляет 65 миль в месяц, а в Ираке – 325 миль. Командование вынуждено прилагать значительные усилия для поддержания вооружения в технически исправном состоянии. Его чаще приходится ремонтировать. Значительные проблемы для эксплуатации техники создают также грязь, пыль и жара. Монтирование дополнительной бронезащиты на транспортные средства, БМП и БТР увеличивают нагрузки на двигатели, тормоза и рессоры, которые чаще выходят из строя. Очень крупные денежные средства идут именно на ремонт и поддержание в исправном состоянии боевой и вспомогательной техники. Так, из 82 млрд долларов, дополнительно выделенных американскими законодателями Пентагону на ведение операций в Ираке и Афганистане в 2005 бюджетном году, значительная часть пойдет на нужды обеспечения нормальной эксплуатации и ремонта вооружения, военной техники и транспортных средств.

Командование ВС США планирует в перспективе вывести войска из городов и других населенных пунктов и разместить их на четырех крупных и хорошо укрепленных базах, имеющих собственные аэродромы. В случае необходимости размещенные на этих базах части будут выполнять функции войск быстрого реагирования. Базы предполагается разместить в районах Таллал — на юге, Аль-Асад – на западе, Балад – в центре, Эрбиль или Каррайя – на севере Ирака. Решение о создании подобных баз рассматривается как признак того, что США намерены оставить свои войска в Ираке на долгое время.

Продолжают наблюдаться многочисленные случаи чрезмерного применения силы американскими войсками, что вызывает растущее недовольство у местного населения. Так, 14 мая в Эль-Каиме прошла массовая демонстрация, участники которой требовали прекращения репрессий против мирного населения, бомбардировок и обстрелов жилых кварталов города. 20 мая массовые демонстрации против американского военного присутствия в стране состоялись в шиитских городах Эн-Неджеф, Куфа и Эн-Насирия.

По сообщениям СМИ, военнослужащие ВС США осуществляли массовые казни иракцев без суда над ними и хоронили убитых в общих могилах, засыпая тела негашеной известью, чтобы «скрыть следы, а главное — количество убитых». Часть этих захоронений находится в районе границы с Иракским Курдистаном. Большинство казненных были мирными гражданами, не имевшими ничего общего с повстанцами. Европейские правозащитные организации потребовали расследования случаев массовых убийств и захоронений, а также разрешения для их представителей посетить Ирак для сбора информации об этом. Однако американские представители под предлогом отсутствия гарантий безопасности отказали правозащитникам.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) составляла на 1 июня 2005 года около 23 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,76 тыс. чел.), Южная Корея (3,6 тыс. чел.) и Италия (3,085 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Великобритания намерена увеличить свое военное присутствие в Ираке на 400 человек, которые будут заниматься подготовкой иракских сил безопасности. После проведенного сокращения на территории Ирака осталось 905 украинских военнослужащих. Япония приступила к подготовке вывода своего военного контингента из Ирака, миссия которого завершается в декабре 2005 года. Парламент Болгарии одобрил предложение правительства о выводе болгарских военнослужащих из Ирака до 31 декабря с.г.

Таким образом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в мае 2005 года заметно осложнилась, что негативным образом отразилось на общей ситуации в стране.

Внутриполитическая обстановка в Ираке в мае 2005года оставалась очень сложной. Негативно на положении дел в стране и обществе сказывались серьезные противоречия между различными политическими силами по вопросам будущего государственного устройства Ирака. Значительной напряженностью характеризовались отношения между представителями различных религиозных конфессий и национальностей.

В начале мая в основном завершился длительный и трудный процесс формирования персонального состава нового иракского правительства. В программе правительства, изложенной парламенту его главой Ибрагимом аль-Джаафари, подчеркивается намерение создать в Ираке федеративное демократическое государство, в котором будут соблюдаться права человека. Ислам признается государственной религией. Внешняя политика Ирака должна основываться на уважении интересов других государств и невмешательстве в их внутренние дела.

12 мая временная Национальная ассамблея (парламент) Ирака сформировала комитет по подготовке новой постоянной конституции страны в составе 55 депутатов, 28 из которых представлено шиитским «Объединенным иракским альянсом», а 18 – парламентским блоком курдских партий. Главой комитета стал Хуммам аль-Хамуд — один из ближайших помощников руководителя Высшего совета исламской революции в Ираке и лидера шиитского блока в парламенте Абдель Азиза аль-Хакима.

Параллельно правительство сформировало еще один комитет, состоящий из восьми министров, которому поручено поддерживать связь с различными слоями иракского общества, в первую очередь с арабами-суннитами, с целью привлечения их к разработке конституции. На участии суннитов в подготовке текста основного закона Ирака настаивает американская администрация. По заявлению аль-Хамуди, сунниты должны в ближайшее время избрать своих представителей для участия в работе комитета расширенного состава.

Согласно действующему временному иракскому законодательству, проект новой постоянной конституции Ирака должен быть подготовлен к середине августа 2005 года. Однако, по заявлениям некоторых официальных лиц, в случае возникновения трудностей в написании проекта основного закона срок его подготовки может быть продлен еще на шесть месяцев. В то же время целый ряд иракских политиков, прежде всего из числа курдов, считают, что любая отсрочка в деле разработки и принятия конституции может привести «к созданию вакуума, которым могут воспользоваться антидемократические силы».

По данным проведенного опроса, 73% иракцев хотят, чтобы ислам стал «единственным либо главным источником законодательства» страны, и лишь 2% респондентов высказались против того, чтобы ислам играл роль в политической жизни Ирака.

Сложными остаются отношения между курдами и шиитами, составившими правительственную коалицию. Курды опасаются «стремления шиитов занять все влиятельные должности в государстве» и шиитского «религиозного доминирования». Как известно, курдские руководители выступают за создание в Ираке светского государства.

В последнее время происходит все более заметное обострение соперничества в борьбе за власть в курдской автономии между ведущими курдскими партиями – ДПК (М. Барзани) и ПСК (Дж. Талабани). По этой причине до настоящего времени не может приступить к работе избранный 30 января с.г. курдский парламент и не созданы единые органы исполнительной власти региона.

Одна из главных причин разногласий – вопрос о полномочиях президента Курдистана. По договоренности между руководством двух партий им должен стать Масуд Барзани. Однако при этом Джаляль Талабани настаивает на том, чтобы финансовые вопросы были в компетенции курдского парламента, а не президента. Также Талабани не желает подчинять президенту все курдские вооруженные формирования. Не согласован и вопрос о сроках президентских полномочий: Барзани настаивает на четырехлетнем сроке, а его оппонент говорит об одном годе.

По оценке иракских экспертов, кризис в отношениях между двумя ведущими курдскими лидерами и их партиями будет углубляться. Уже сейчас отмечается усиление взаимных нападок и даже прямых столкновений. Дж. Талабани даже угрожает своему сопернику вводом частей иракской армии на курдские территории. Ведутся разговоры о возможности создания в Курдистане двух мини-государств: одного со столицей в Эрбиле (М. Барзани), а другого в Сулеймании (Дж. Талабани). Ситуация усугубляется тем, что в руках обеих курдских партий после войны 2003 года оказалось большое количество вооружения бывшей иракской армии, в том числе танки и артиллерия. В целом, дальнейшее обострение соперничества между ДПК и ПСК может негативно отразиться на прочности позиций курдов при решении вопросов, связанных с определением будущего государственного устройства Ирака.

Продолжает проявлять заметную политическую активность радикальный шиитский лидер Моктада ас-Садр. Его главным лозунгом является незамедлительный уход из Ирака американских и других иностранных войск. Ас-Садр обвиняет США в разжигании вражды между шиитами и суннитами. В мае сторонники радикального имама провели ряд массовых манифестаций в Эн-Наджафе, Куфе, Эн-Насирии, а главное — в двухмиллионном багдадском шиитском районе Мадинат ас-Садр. Здесь антиамериканская демонстрация закончилась столкновениями, в том числе с использованием огнестрельного оружия, с правительственными силами безопасности. Американские войска в эти столкновения прямо не вмешивались, но оказывали своим иракским подопечным поддержку путем выставления внешнего оцепления и ведения наблюдения с помощью вертолетов.

Очень серьезную опасность для будущего Ирака представляет нарастающее усиление конфликта между арабами-суннитами и шиитами. Ситуация здесь значительно обострилась после формирования нового иракского правительства, основные командные посты в котором заняли шииты. Сунниты, бывшие на всем протяжении истории иракского государства правящей, господствующей силой, особенно остро почувствовали свое нынешнее подчиненное, второстепенное положение в стране. Это усиливает их агрессивность, подталкивает к протестным действиям, попытке взять реванш за поражение. С другой стороны, многие шиитские политики, придя к власти, стремятся отомстить суннитам за прошлые притеснения и обиды. Все это делает ситуацию в отношениях между двумя религиозными общинами очень напряженной. Существует реальная опасность ее дальнейшего обострения, что может привести к неконтролируемой эскалации конфликта.

В конце мая около 1000 представителей суннитского духовенства, политиков и представителей племенной знати на своем собрании объявили об окончании бойкота нынешнего правительства и заявили о формировании суннитского блока, который намерен приять участие в будущих президентских и парламентских выборах, а также будет содействовать в деле подготовки проекта иракской конституции. В новый блок вошли как умеренные политики, так и консервативные деятели из Ассоциации мусульманских улемов. Командование ВС США и иракское правительство рассчитывают на то, что более активное участие суннитов в политическом процессе поможет покончить с действиями повстанцев. Однако говорить об эффективности нового политического образования еще рано. Время покажет, насколько оно окажется прочным и влиятельным, прислушаются ли к его голосу другие политические и религиозные силы суннитской общины.

Новые иракские власти в рамках объявленной кампании по борьбе с коррупцией начали уголовное преследование целого ряда бывших министров ушедшего в отставку правительства А. Алауи. Всем бывшим министрам запрещен выезд за границу. По заявлениям представителей правительства, коррупцией были охвачены 70% министерств ушедшего в отставку кабинета, а ее размах достиг размеров, невиданных за весь период существования иракского государства с начала 1920-х годов до падения режима С. Хусейна. Происходил также «незаконный и нелегальный перевод огромных средств за рубеж вне контроля со стороны иракского государства».

Активизируется процесс так называемой дебаасификации. По заявлению властей, из двух миллионов членов бывшей правящей партии Баас он коснется лишь примерно 100 тыс. прежних партийных функционеров. При этом в случае, если они не совершали никаких преступлений, Комитет по дебаасификации может рассматривать вопрос об их допуске к занятию должностей в госаппарате. В то же время это не будет распространяться на 5 тыс. высших баасистских партийных работников. Всех гражданских прав будут лишены бывшие сотрудники спецслужб, аппарата партийной безопасности и личной охраны С. Хусейна, которые должны предстать перед судом.

Сложным остается положение дел в экономике и социальной сфере Ирака. Дефицит государственного бюджета достигает 5 млрд долларов. Уровень нефтедобычи слишком низок, чтобы покрывать все потребности страны. Ухудшается техническое состояние предприятий нефтяной отрасли, а их восстановление и модернизация требуют очень крупных средств. Вместе с тем основная часть расходов правительства идет на финансирование силовых структур.

Остро стоят вопросы уменьшения безработицы, особенно среди молодежи, борьбы с коррупцией, восстановления инфраструктуры, налаживания нормального быта населения. Более четверти иракцев проживают за чертой бедности. Причем наиболее заметно снизился уровень жизни у населения провинций в центральной части страны.

Только около половины иракского населения имеет доступ к питьевой воде. Население, в первую очередь дети, страдает от хронического недоедания. 98% домов в стране подключено к энергосистемам, но только 18% иракцев называют поставки электроэнергии более-менее стабильными, остальные испытывают постоянные перебои с подачей электричества.

В плачевном состоянии находится система образования, прежде всего высшая школа. По данным ООН, 84% учреждений высшей школы Ирака с начала войны 2003 года «уничтожены, повреждены и разграблены».

Американцы вынуждены признать, что новый Ирак все еще не достиг того уровня, который был при власти С. Хусейна. И проблемы заключаются не только в вопросах обеспечения безопасности. Речь во многом идет о пропаже огромных средств, которые должны были пойти на восстановление страны.

Таким образом, внутриполитическая ситуация в Ираке продолжает оставаться очень сложной. При этом нельзя исключать возможности дальнейшего роста напряженности в стране.

После завершения формирования новых высших органов государственной власти заметно активизировалась внешняя политика Ирака. Основой внешнеполитической деятельности страны продолжают оставаться разноплановые отношения с Соединенными Штатами. Само существование нынешней иракской власти в значительной, если не в решающей степени зависит от американской помощи, прежде всего военной. И эта зависимость, судя по всему, сохранится на длительный период.

Расчеты Вашингтона на то, что после январских выборов 2005 года в Ираке удастся наладить нормальный политический процесс, а также уменьшить непосредственное американское участие в решении текущих проблем иракской политики и экономики, пока не оправдываются. Более того, администрации Дж. Буша приходится брать на себя «более центральную и очевидную роль» в улаживании разногласий между различными иракскими политическими силами.

Особое беспокойство американского руководства вызывает состояние дел в иракских силовых структурах. США опасаются, что действия новых властей в Багдаде, особенно по кадровым вопросам, могут значительно ослабить местные силы безопасности. Для предотвращения этого Вашингтон оказывает постоянный нажим на правительство И. аль-Джаафари. Американцы также настаивают на большем участии суннитов в решении иракских политических вопросов. Все эти задачи решали в ходе своих поездок в Ирак в мае госсекретарь США К. Райс и ее первый заместитель Р. Зеллик.

Вашингтон также заметно обеспокоен растущими политическими связями иракских шиитских политиков с Ираном, что может привести к ослаблению американского влияния в Ираке.

В мае значительно активизировались отношения Ирака с соседними государствами, в первую очередь с Иорданией, Ираном и Турцией. Президент Ирака Дж. Талабани посетил с визитом Иорданию, а премьер-министр И. аль-Джаафари – Турцию. В Багдаде с визитом находился министр иностранных дел Ирана К. Харрази.

Иордания подтвердила свою готовность к совместной с Ираком борьбе с терроризмом и проникновением боевиков на иракскую территорию. В частности, уже достигнута договоренность о более широком обмене информацией между спецслужбами двух стран и принятии дополнительных мер по обеспечению безопасности в районе иордано-иракской границы.

В ходе визита в Багдад министра иностранных дел ИРИ было объявлено об открытии «новой эры в двусторонних отношениях» и «предании забвению прошлого», относящегося ко времени ирано-иракской войны 1980-1988 годов. Багдад и Тегеран заявили о стремлении наладить взаимовыгодное сотрудничество при соблюдении принципа невмешательства во внутренние дела друг друга. Иранская сторона заверила, что «не допустит проникновения через свою границу в Ирак вооруженных элементов». Достигнута договоренность об открытии иранских консульств в Кербеле и Басре и иракских — в Хорремшехре и Керманшахе.

Вместе с тем в Тегеране не намерены отказываться от получения от Ирака репараций за ущерб, нанесенный Ирану во время ирано-иракской войны, так как продолжают считать, что именно Ирак развязал эту войну.

Во время визита главы иракского правительства в Турцию обсуждались вопросы безопасности и торгово-экономического сотрудничества между двумя странами. И. аль-Джаафари заверил турецкое руководство, что Ирак примет меры к тому, чтобы его территория «не оставалась тренировочной площадкой для боевиков Курдской рабочей партии», которая ведет вооруженную борьбу с властями Турции. В свою очередь, Анкара обещала оказать помощь в подготовке иракских военных кадров. Принято решение об открытии турецкого консульства в Мосуле и иракского – в Стамбуле.

Сложными остаются сирийско-иракские отношения. В Багдаде продолжают обвинять Дамаск в недостаточно активном противодействии проникновению боевиков в Ирак через сирийскую границу.

Ирак также выражает обеспокоенность в связи с незаконным проникновением на его территорию подданных саудовского королевства. «Это не означает, что Саудовская Аравия несет за это полную или частичную ответственность, однако мы хотим приложить больше усилий для охраны границ. Это отвечает нашим общим интересам» — заявил министр иностранных дел Ирака Х. Зебари.

Иракские силы безопасности в последнее время развязали масштабную кампанию против палестинцев, проживающих в стране. Их обвиняют во вмешательстве во внутренние дела Ирака и пособничестве террористам. Руководство Палестинской национальной администрации выражает серьезную озабоченность судьбой соотечественников и опасается, что в Багдаде могут принять решение о массовой депортации палестинцев из страны.

В Ираке в настоящее время находится группа экспертов ООН, которая намерена оказать содействие местным властям в подготовке новой конституции. Помощь Ираку в разработке проекта основного закона намерена оказать Лига арабских государств.

Россия «считает важным четкое и своевременное выполнение графика политического процесса в Ираке, предусмотренного резолюцией Совета Безопасности 1546» (июнь 2004 г.). При этом «на данном этапе основной вектор усилий должен быть направлен на организацию широкого диалога с целью достижения прочного межиракского согласия, а в практическом плане – на формирование эффективных национальных силовых структур и армии Ирака».

Таким образом, в мае 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной и напряженной. Принимая во внимание наличие значительных трудностей в решении вопросов обеспечения безопасности и многочисленных серьезных противоречий между различными политическими силами страны, нельзя прогнозировать скорую нормализацию ситуации в Ираке.

44.27MB | MySQL:92 | 1,065sec