«Оплот свободы» под огнем критики

Ксенофобию вряд ли можно считать характерной чертой национальной психологии афганцев: они исключительно гостеприимный и дружелюбный народ. Согласно кодексу чести пуштунов («Пуштунвали»), любой человек, попросивший крова и покровительства у афганца, даже его враг, непременно становится его гостем со всеми соответствующими правами (на что ссылались лидеры талибов, приютившие в свое время Усаму бен Ладена). Однако многократные попытки чужеземцев, на протяжении веков стремившихся захватить Афганистан или поставить его под свой контроль, выработали у афганцев своего рода иммунитет, неприятие или даже отторжение любой попытки посягнуть на их честь и независимость. Поэтому доля недоверия к иностранцам, особенно к их военному присутствию, если даже оно мотивируется благими намерениями, у афганцев остается по сей день.

Сегодня это в первую очередь относится к США. Нет сомнения в том, что афганцы осознают значимость усилий американцев по ликвидации остатков терроризма в Афганистане и стремлении привести страну к миру. Об этом свидетельствует мнение различных общественных кругов по вопросу о статусе американских военных баз на афганской территории и дальнейшего военного присутствия США в стране: даже наиболее консервативные из лидеров политических партий моджахедов (С. Моджаддиди, А.Р. Саяф) высказываются за дальнейшее пребывание американских войск, пока Афганистан не встанет на собственные ноги. Но скрытое недоверие остается, и достаточно небольшой искры, чтобы оно вышло на поверхность и приняло характер международной проблемы.

Это и произошло недавно в Афганистане, где в мае прокатились антиамериканские демонстрации, сопровождавшиеся насилием. Поводом послужила публикация в американском журнале “Newsweek” 9 мая 2005 г. об осквернении Корана — священной книги мусульман военнослужащими – сотрудниками американской военной базы Гуантанамо на Кубе, где в заключении содержатся более 520 талибов и других исламских экстремистов из Афганистана и Пакистана. Взрыв возмущения охватил жителей Джалалабада на востоке Афганистана. 10 мая на улицы города с протестом вышли около 2 тысяч студентов, выкрикивая лозунги: «Смерть Америке!», «Смерть Бушу!» По пути следования они срывали портреты Хамида Карзая, опрокидывали и жгли машины, забрасывали камнями здания местной администрации, радио и телевидения и даже проезжавший мимо американский конвой, ворвались на территорию расположения американских войск и подожгли две машины. Объектами нападений протестующих стали также пакистанское и индийское консульства, городская библиотека, представительства одной из гуманитарных организаций ООН, Красного Креста, национальной комиссии по правам человека и министерства по делам женщин (1). Студенты требовали от США расследования и наказания виновных. В столкновениях с полицией два человека были убиты и несколько человек ранены (2).

На второй день число участников демонстрации увеличилось до 5 тысяч человек, и вновь были столкновения и вновь погибли люди. В этих условиях международные организации были вынуждены эвакуировать своих сотрудников из Джалалабада. Волнения по поводу произошедшего в Гуантанамо прокатились также в восточных провинциях Лагман, Хост и Вардак, однако они носили мирный характер. Две демонстрации состоялись и в Кабуле – в Кабульском университете и Политехническом институте. Здесь полиции удалось удержать студентов от беспорядков. Столичные акции протеста проходили уже под более конкретными лозунгами: студенты требовали извинений от США, исламского суда над теми, кто предположительно осквернил Коран, обещаний от американцев, что такие инциденты больше не повторятся.

Первая реакция афганского президента была довольно неожиданной. Пытаясь смягчить резкую антиамериканскую тональность выступлений, Х. Карзай, выступая в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, заявил, что такого рода демонстрации в целом свидетельствуют о наступлении демократии в стране, а также о неготовности общества к функционированию демократических институтов (3). В то же время он предположил, что за этими выступлениями стоят религиозные экстремисты, в том числе за рубежом. Эту точку зрения поддержали и официальные лица в Кабуле. По возвращении из Брюсселя афганский президент пожаловался иностранным и местным журналистам, что его поездка в Европу и переговоры с западными донорами Афганистана об увеличении помощи оказались затруднены из-за событий в стране. Некоторые официальные лица в Брюсселе недоумевали: почему мы должны помогать афганцам, если они разрушают то, что для них делается? «Люди, участвующие в демонстрациях, — сделал вывод президент, — выступают против стратегического партнерства Афганистана с международным сообществом, в особенности с США» (4).

В столице высказывались предположения, что эти акции были предприняты специально в канун официального визита Х. Карзая в США, где он планировал подписать с Вашингтоном соглашение о стратегическом партнерстве и обсудить проблему статуса американских баз в Афганистане.

По мнению пресс-секретаря министерства внутренних дел Лотфуллы Машаля, источником произошедшего в Афганистане насилия могли быть фундаменталистские политические партии, лидеры остатков талибов и антиамерикански настроенный глава Исламской партии Афганистана Гульбеддин Хекматьяр. Американские военные, обеспокоенные происходящими событиями, также пытались анализировать, носит ли совершаемое насилие политический характер, инспирированы ли последние события из-за рубежа или это признак всеобщего разочарования медленным темпом восстановления страны. Высказываются также предположения, что здесь могут быть замешаны губернаторы, которые подталкивают людей к протестам против поддерживаемого американцами правительства в стремлении улучшить свой имидж в преддверии приближающихся парламентских выборов.

Тем временем антиамериканские выступления охватили десять провинций Афганистана. Иногда они сопровождались столкновениями с полицией и войсками, в частности, в провинциях Газни и Бадахшан. В общей сложности в ходе этих акций погибли 16 человек и более 100 были ранены. Участники выступлений не ограничились возмущением по поводу осквернения Корана, зачастую они высказывались против американского военного присутствия в стране.

В последующие дни демонстрации перекинулись в соседний Пакистан, где роль их организатора взяли на себя мусульманские партии, обратившиеся к народу с призывом провести общенациональную забастовку. Особую обеспокоенность по поводу последних событий выразил пакистанский министр иностранных дел Хуршид Казури: «Даже самый заклятый враг американцев не мог больше навредить имиджу США в мусульманском мире, нежели они сами, если это правда». Правящий в Северо-Западной провинции Пакистана альянс религиозных партий «Муттахида Маджлес-е Амаль» (МММ) обратился к США с требованием принести «безусловное» извинение, в противном случае клерикалы обещали развернуть кампанию по отзыву американского посла в Пакистане (5). «Мы хотим подать Америке ясный сигнал о том, что мусульмане не потерпят оскорблений их веры и ценностей», — заявил пресс-секретарь МММ Шахид Шамси в интервью агентству AFP. Лидер альянса Кази Хусейн Ахмед обратился к религиозным организациям различных стран с призывом выразить коллективное негодование по поводу инцидента в Гуантанамо (6). В демонстрациях протеста, состоявшихся в Пешаваре, участвовали также 6 тысяч афганских беженцев.

Антиамериканские волнения охватили и некоторые другие мусульманские страны. Несмотря на вялую реакцию правительств этих стран, их население смогло выразить свой протест. Так, в Индонезии протестующие студенты устроили охоту на американцев, чтобы наказать их за Гуантанамо. В Палестине в лагере беженцев Джабалия в секторе Газы две тысячи людей устроили шествие, сжигая по пути американские флаги. Уличные протесты имели место также в Египте, Ливии и Ираке. Участники демонстраций выражали разочарование в адрес своих правительств, «оказавшихся неспособными заявить о своей позиции». Сильнейшая реакция исходила от правительства Саудовской Аравии, выразившего «глубокое негодование» по поводу инцидента в Гуантанамо и подчеркнувшего, что «в случае, если сообщение (в “Newsweek”) подтвердится, против виновных должны быть приняты строжайшие меры для предупреждения повторения инцидента и защиты религиозных чувств мусульман» (7).

В эти же дни последовала официальная реакция Вашингтона. Выступая перед сенатским комитетом 13 мая, госсекретарь Кондолиза Райс обратилась со специальным заявлением, адресовав его «непосредственно мусульманам США и всего мира». «США ни в прошлом, ни сейчас, ни в будущем не терпели и не потерпят неуважения к священному Корану» — эмоционально поклялась госсекретарь. «Мы уважаем священные книги всех великих мировых религий» — добавила она. К. Райс обещала, что американские военные проведут полное расследование инцидента на Гуантанамо, и если обвинения окажутся справедливыми, то будут приняты соответствующие меры (8). В то же время она призвала мусульман не поддаваться призывам к насилию.

Есть основания полагать, что за антиамериканскими акциями в Афганистане стоит не только инцидент с осквернением Корана. Скорее, это только повод для недовольства. Причины кроются в другом: в стране растет негативная оценка США и их военного присутствия, а также политики поддерживаемого американцами правительства Х. Карзая. В последнее время такого рода негативизм вызывает проблема, которая затрагивает будущее не только Афганистана, но и других стран региона, – это статус американских военных баз в стране. И это отчетливо показали студенческие выступления в Кабуле, участники которых требовали от властей запретить американцам иметь постоянных военные базы в Афганистане. Студенты заявили, что создание таких баз станет угрозой для независимости страны. Требования прозвучали буквально через несколько дней после того, как Х. Карзай получил «зеленый свет» от более чем 1000 вождей племен и официальных лиц для установления стратегического партнерства с США, которое, как предполагалось, включало бы создание постоянных американских военных баз в Афганистане. Однако, развернув события в Джалалабаде в другую сторону, Х. Карзай использовал их как аргумент для оправдания постоянного американского присутствия.

Антиамериканская направленность протестов может угрожать планам Вашингтона использовать Афганистан как постоянную базу для роста американского влияния в Центральной Азии и на Ближнем Востоке в целях противостояния российскому и китайскому влиянию в регионе, а также окружения Ирана. У США имеются долгосрочные планы в отношении Афганистана, и до описываемых событий вопрос об учреждении постоянных американских военных баз в стране казался более или менее предрешенным, хотя и не без некоторых трудностей его реализации. Эти планы получили новый импульс в середине февраля 2005 года, когда американский сенатор Джон Мак Кейн посетил Кабул и призвал к созданию «совместных постоянных военных баз» в Афганистане, подчеркнув, что они «пойдут на пользу американскому народу, поскольку у нас есть долгосрочные интересы, связанные с безопасностью в регионе». В середине марта председатель Комитета начальников штабов США генерал Ричард Майерс сообщил журналистам в Кабуле, что Пентагон изучает возможность создания таких баз. В начале апреля афганский министр обороны генерал Абдуррахим Вардак заявил, что Афганистан также стремится к достижению «прочных договоренностей» с США, которые предусматривали бы постоянные базы ВВС или складирование военного оборудования, которое может быть использовано американскими силами быстрого развертывания в кризисной ситуации. Как знак того, что достижение «прочных договоренностей» быстро продвигается в завершению, американские военные сообщили, что к 28 марта они уже потратили 83 млн долларов на две главные базы в Афганистане – на базу ВВС в Баграме, к северу от Кабула, и на Кандагарский аэродром.

13 апреля, когда министр обороны США Дональд Рамсфельд неожиданно прибыл в Кабул, он и президент Карзай не брали на себя никаких обязательств, касающихся баз, однако наверняка обсуждали эту проблему. После встречи с Рамсфельдом Карзай заявил журналистам, что он будет просить президента Джорджа Буша предоставить долговременную защиту безопасности Афганистану, не уточнив при этом, будет ли она включать постоянные базы. Однако журналисты из Международной кризисной группы со штаб-квартирой в Кабуле уверены, что Карзай просил Рамсфельда решить вопрос о создании американских военных баз в стране.

Нет сомнения в том, что США заинтересованы в военном присутствии в Афганистане, так как это может обеспечить их долгосрочные интересы в регионе. Это не только актуальные сегодня проблемы Ирана или наркотиков или что-либо другое, столь же актуальное. Их цели имеют стратегический и долговременный характер. На будущее США предполагают вести боевые операции по первому же сигналу на более широком пространстве – от Южной Африки до Центральной и Юго-Восточной Азии, включая Южную и Центральную Азию. Главная цель — стратегический охват. Как таковой Афганистан является лишь частью общей мозаики американских наступательных баз. США уже действуют на базе ВВС в Ханабаде в Узбекистане и в международном аэропорту «Манас» в Киргизстане. И хотя Вашингтон пока официально не потребовал учредить там постоянные военные базы, маловероятно, что американцы покинут их в ближайшем будущем. Для них, конечно, имеет большой соблазн обладать базой недалеко от китайской границы. Не удивительно, что после своего визита в Афганистан Рамсфельд не преминул заглянуть в Бишкек, чтобы получить гарантии от нового киргизского руководства о том, что американскому присутствию в «Манасе» ничто не угрожает. Вероятно, важнейшим фактором при этом для США остается сдерживание Китая и России, которая в последнее время повысила свою активность в Центральной Азии.

Еще одним важным объектом стратегии наступательных баз США является Азербайджан. По крайней мере, раз в год глава Пентагона наведывается в эту страну, которая, как и Афганистан, может использоваться США для открытого давления на Иран. Долговременное присутствие американцев в Иране и Азербайджане может практически замкнуть американское окружение Ирана. Они уже присутствуют в Ираке, и их военные корабли курсируют в Персидском заливе. Похоже, что США получили небольшую, но очень важную опору в Пакистане. Известный американский журналист Сеймур Херш в январе 2005 года писал в журнале “New Yorker”, что специальные подразделения США занимаются разведывательной миссией в Иране, причем с помощью Пакистана. Официальные лица в Вашингтоне отрицали эти утверждения, но существуют и многие другие аналогичные данные. Анонимные источники из органов безопасности Афганистана и Пакистана сообщают, что агенты ЦРУ и спецподразделений США действуют в западной пакистанской провинции Белуджистан, которая граничит с Ираном. И если США действительно планируют проводить секретные операции против Ирана, то важную роль может сыграть база ВВС в Шинданде (Западный Афганистан), который находится в сотне километров от иранской границы.

Весьма вероятно, что создание постоянных американских военных баз в Афганистане может нанести ущерб афгано-иранским отношениям. В этих условиях Иран может использовать свое серьезное влияние в Западном Афганистане для того, чтобы помешать американским планам в этом районе. Но поддерживаемое США афганское правительство, похоже, готово пойти на этот риск. Действительно, до антиамериканских протестов отмечалась широкая поддержка долговременного американского присутствия в стране. Кроме талибов и их союзников – Исламской партии Афганистана во главе с Гульбеддином Хекматьяром, которые воюют против режима Х. Карзая, оппозиция американскому присутствию была относительно небольшой.

Кстати, журнал “Newsweek”, вызвавший своей публикацией столь бурную вспышку гнева в мусульманском мире, в последующем под давлением Белого дома пытался отказаться от своих утверждений по поводу осквернения Корана, ссылаясь на недостоверность источника информации. Однако это лишь усугубило ситуацию. В русле разбирательств по этому поводу на поверхность всплыли факты многочисленных издевательств над заключенными в американских тюрьмах в Афганистане. Об этом поведал читателям журнал “New York Times”, который опубликовал выдержки из 2000-страничного досье американской тюрьмы на базе ВВС в Баграме, расположенной в 60 км от Кабула.

Особый резонанс вызвали сведения о том, что в декабре 2002 года в результате пыток в тюрьме погибли два афганца, заподозренных в связях с «Аль-Каидой». В октябре прошлого года на допрос по этому поводу были вызваны 27 американских офицеров и несколько сотрудников тюрьмы, подозревавшихся в криминальных действиях в отношении одного из этих двух афганцев, а также 15 солдат в связи с делом второго афганца. К сегодняшнему дню обвинение было предъявлено только семерым из них. Но никто из них не был осужден за смерть заключенных. И все они отрицают свою вину как на допросах у следователей, так и в интервью репортерам. Кстати, многие из следователей, служивших в Баграме, были затем переведены в Ирак и в июле 2003 года стали работать в печально известной тюрьме «Абу Граиб». Их руководитель капитан Вуд, согласно данным высокопоставленных источников армии США, использовал в Ираке технику допросов, «поразительно напоминающую» методы допросов в Баграме (9).

Между тем власти в Кабуле опасаются, что в случае ухода американцев слабая и малочисленная Национальная армия Афганистана окажется лицом к лицу с талибами. Безусловно, талибы пока представляют угрозу. В то время как американские военные заявляют, что талибы серьезно ослаблены, если не уничтожены, в результате совместных американо-афганских военных операций и планов по кооптированию 50 высокопоставленных лояльных лидеров талибов в состав правительства Х. Карзая, возросшая военная активность талибов в последнее время говорит об обратном.

Надо полагать, попытка включить лидеров исламских экстремистов в правительство радикально не повлияет на интенсивность вооруженного сопротивления. Последний взрыв в кандагарской мечети, в результате которого погибли 27 и ранены более 70 человек, — явное подтверждение того, о чем говорил недавно официальный представитель талибов, предупреждавший, что они теперь будет концентрироваться на акциях террористов-смертников, которые дадут максимум результатов с минимумом жертв среди экстремистов. И пока эта тактика срабатывает. Практика показывает, что если талибам удается убить одного иностранца, то все международные гуманитарные организации сразу же эвакуируют своих сотрудников из данного района. Сейчас экстремисты попытаются использовать с выгодой для себя антиамериканские протесты в стране. Афганские официальные лица полагают, что акции насилия, сопровождавшие антиамериканские демонстрации, координируются противниками поддерживаемого США режима.

Есть еще одна польза от американского присутствия в стране: Х. Карзай считает, что это делает многочисленных полевых командиров более сговорчивыми. Кроме того, это присутствие усиливает позиции Кабула в противостоянии своему восточному соседу – Пакистану в спорных вопросах, в частности, о делимитации афгано-пакистанской границы.

Есть основания полагать, что постоянные военные базы США в Афганистане могут быть созданы после парламентских выборов в сентябре 2005 года. Новый парламент должен будет утвердить это решение. До недавнего времени немногие аналитики ожидали каких-либо подвижек в этом процессе, который требует широкой политической поддержки. Но недавние демонстрации протеста дают сигнал о том, что ситуация изменилась. Можно вполне полагать, что оппозиция, ведомая таджиком Юнусом Кануни, проигравшим в октябре 2004 года президентские выборы Х. Карзаю, может получить выигрышные очки благодаря антиамериканским настроениям на сентябрьских выборах и публичных выступлений против постоянных военных баз США в Афганистане. Безусловно, оппоненты Х. Карзая используют эту тему в борьбе против него на парламентских выборах. Любопытно, что в конце апреля Ю. Кануни выразил скрытую поддержку американскому присутствию в Афганистане в интервью афганскому агентству новостей «Пажвак»: «Афганистан должен создавать прочные отношения с США». Но решение о постоянных базах США, добавил он, в соответствии с конституцией должно приниматься парламентом, а не президентом (10). Нельзя исключать, однако, что неожиданная вспышка антиамериканских настроений в связи с осквернением Корана на базе Гуантанамо даст Кануни весьма весомые аргументы, в которых он нуждается, для серьезной встряски в Кабуле, что может помешать американским планам установления глубоких стратегических отношений с Афганистаном.

1) Carlotta Gall. Demonstration By Afghans Turns Violent. The New York Times. May 12, 2005.
2) Afghans protest over U.S. abuse of Koran report. Jalalabad, Afghanistan (Reuters). May 10, 2005; Stephen Graham. Deadly Riot: Two killed in Afghanistan. Associated Press Writer, May 11, 2005.
3) Karzai describes anti-US protests as ‘manifestation of democracy’. Brussels, IRNA, May 11, 2005.
4) Karzai condemns anti-US protests. BBC,14 May, 2005.
5) Pakistan urges US action on Koran. BBC News, 13 May, 2005.
6) Pakistan, Afghanistan brace for new protests over alleged Koran abuse. Islamabad (AFP), May 13, 2005.
7) Desecrating the Quran. The News (Islamabad), 15.05.2005.
8) David Gollust. Rice Says US Will Not Tolerate Disrespect for Koran. VOA, 12 May 2005.
9) Tim Golden. In U.S. Report, Brutal Details of 2 Afghan Inmates’ Deaths. The New York Times, May 20, 2005.
10) Daan van der Schriek. Afghan riots bode ill for US long-term plans. ISN Security Watch, 05/13/2005.

44.19MB | MySQL:92 | 0,980sec