Военно-политическая обстановка в Ираке (июль 2017 года)

Военно-политическая обстановка в Ираке в июле 2017 года по-прежнему характеризовалась повышенной сложностью и напряженностью. Страна на протяжении длительного периода времени находится в состоянии системного кризиса, пути выхода из которого пока отчетливо не просматриваются. Этому в значительной степени препятствует раскол политической элиты Ирака на конфликтующие группировки. Более того, имеющиеся противоречия усиливаются по мере приближающегося завершения войны против экстремистской террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), а также намеченных на 2018 год парламентских выборов. В складывающейся ситуации иракские политики уделяют все больше внимания вопросам будущего устройства страны. Положение дел в Ираке серьезно осложняется решением руководства курдской автономии провести 25 сентября 2017 года референдум по вопросу о независимости самоопределении Иракского Курдистана. В своей внешнеполитической деятельности руководство Ирака и иракской курдской автономии основное внимание, как и прежде, уделяли вопросам получения зарубежной политической поддержки и материальной помощи, в первую очередь, военно-технической и военной.

По оценке экспертов, «Ирак сталкивается с многочисленными проблемами и угрозами. Главной из них является угроза распада страны на три региона: шиитский, суннитский и курдский». Еще одним вызовом для Ирака является сложная экономическая и финансовая ситуация, вызванная как падением мировых цен на нефть, так и огромным ущербом, нанесенным экономике многих провинций страны войной с ИГ.

Положение дел в сфере безопасности в Ираке по-прежнему отличалось повышенной напряженностью и нестабильностью. В июле военные действия против боевиков ИГ велись в северных провинциях, на западе и, отчасти, в центральных районах страны. При этом главным местом вооруженного противостояния проправительственных сил с боевиками «Исламского государства» в первой половине минувшего месяца продолжал оставаться Мосул – крупнейший город на севере Ирака – и прилегающие к нему районы. Негативное воздействие на усилия иракских властей в вооруженной борьбе с джихадистами оказывает противостояние между основными политическими группировками страны.

В июле в Ираке отмечено снижение уровня террористической активности боевиков различных экстремистских группировок, причем число крупных терактов сократилось до двух, совершенных 2 и 13 июля. В частности, в Багдаде, по данным зарубежных военных наблюдателей, число терактов, совершенных с использованием самодельных взрывных устройств, уменьшилось с 221 в четвертом квартале 2016 года, до 49 во втором квартале 2017 года.

В июле турецкие ВВС продолжали активно действовать в воздушном пространстве на севере Ирака, нанося ракетно-бомбовые удары по лагерям и другим объектам боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена). Так, авиаудары были нанесены 4, 7, 20, 27 и 31 июля.

19 июля премьер-министр Ирака Х.аль-Абади призвал турецкие войска покинуть иракскую территорию, отметив, что битва за Мосул «уже закончена».

Важнейшим военным событием в Ираке в прошедшем месяце стало завершение «Битвы за Мосул», продолжавшейся девять месяцев (с 17 октября 2016 года).

По информации иракского военного командования, к 5 июля боевики контролировали лишь около 500 кв. м территории Старого города в Мосуле. Через два дня, 7 июля, в Багдаде было заявлено, что правительственные силы Ирака полностью вернули под свой контроль историческую часть Мосула — последний оплот боевиков в городе. Вместе с тем военные подчеркнули, что террористы продолжают удерживать несколько десятков квадратных метров территории Мосула.

9 июля Главнокомандующий иракскими вооруженными силами, премьер-министр страны Х.аль-Абади поздравил «Ирак и граждан республики» с «большой победой» в Мосуле. В этот день Х.аль-Абади прибыл в «освобожденный Мосул», чтобы поздравить иракские правительственные силы с победой над «Исламским государством». Премьер-министр выступил с «победной речью», в которой объявил о полном освобождении крупнейшего города на севере Ирака от боевиков ИГ.

10 июля Х.аль-Абади вновь подтвердил, что Мосул, более трех лет удерживавшийся террористами, полностью освобожден.

В то же время военные заявили, что хотя Мосул и взят полностью под контроль силами безопасности, однако необходимо провести разминирование ряда районов исторической части города и убедиться, «что там не прячутся исламисты». Сообщалось, что до окончательной «зачистки» потребуется еще много времени: значительная часть террористов, не входящих в кадровое ядро ИГ, растворилась на территории города. Зачистка Мосула от боевиков ИГ займет еще несколько недель, заявил 11 июля американский генерал С.Таунсенд, командующий операцией международной коалиции против ИГ.

После 10 июля в ходе прочесывания городских кварталов в западной части Мосула иракские военные и полиция задержали десятки боевиков и сторонников «Исламского государства». Военные проводили фильтрацию жителей города с целью выявления боевиков, пытавшихся раствориться среди мирного населения. Тем временем в западных районах города спецподразделения армии и МВД продолжали вести бои с целью ликвидации очагов сопротивления террористов. Действия наземных сил поддерживали вертолеты, а на помощь армии и спецназу из окрестностей Мосула выдвинулось местное ополчение.

По состоянию на 14 июля, после официального объявления о «полном освобождении» Мосула в Старом городе оставались минимум полтора квартала под контролем ИГ. Это — прижатые к Евфрату квартал Шахван и до половины квартала Маидан. «Командование иракской армии посчитало это настолько несущественным, что попросту умолчало о сохраняющейся проблеме». Сообщалось и о возобновлении столкновений между правительственными силами и боевиками ИГ в квартале Аль-Кылиат. Боевики ИГ скрывались подвалах и тоннелях в старой части Мосула. Представитель армии Ирака сообщил, что для журналистов и мирных жителей закрыты все мосты, соединяющие обе части города.

Значительную помощь иракским войскам в боях за Мосул оказывала авиация западной коалиции во главе с США. Ежедневные удары авиации коалиции по объектам боевиков ИГ в районе Мосула продолжались до 17 июля, а периодически они имели место до конца минувшего месяца.

Следует подчеркнуть, что победа в Мосуле далась иракским правительственным силам нелегко, в боях за город они понесли большие потери. Военные наблюдатели отмечают, что террористы «умело оборонялись и совершали вылазки на позиции армии страны». «Армия Ирака воевала практически за каждый метр, за каждый клочок земли – так тяжело давались бои правительственным силам».

По оценкам командования иракской армии, в боях за Мосул иракские войска и курдские силы пешмерга потеряли убитыми и ранеными около 30 тыс. человек. По словам вице-президента Ирака Н.аль-Малики, за время операции в Мосуле иракская армия и полиция потеряла около 20 тысяч человек убитыми и раненными. С февраля 2017 года, когда правительственные войска начали наступление на западную часть Мосула, погибли около 4 тыс. гражданских лиц, а всего со времени начала операции в Мосуле число погибших гражданских лиц оценивается в 7 тыс. человек, а по оценкам курдского командования эта цифра составляет до 40 тыс. человек. Потери боевиков ИГ только в боях за освобождение Старого города в Мосуле оцениваются в более 1000 человек. Также было уничтожено 65 различных бронемашин и 20 заминированных автомобилей.

Тем временем гуманитарная ситуация в Мосуле продолжает оставаться катастрофической. Гуманитарные последствия операции по освобождению города от боевиков «Исламского государства» превзошли наихудшие ожидания ООН, заявила 17 июля координатор гуманитарной помощи в Ираке Л.Гранде. Худший сценарий состоял в том, что будет затронут примерно миллион человек, из которых порядка 750 тыс. покинут свои дома. В реальности же к концу боевых действий из Мосула бежали 940 тыс. чел. Тем не менее, Гранде похвалила иракские силы безопасности за тщательную подготовку военной операции, которая планировалась с расчетом на то, чтобы минимизировать жертвы среди мирных жителей. Содержание вынужденных переселенцев из Мосула в течение трех месяцев обойдется в 180 млн долларов. Если беженцы не смогут вернуться домой в течение полугода, то эта сумма вырастет до 300 млн долларов, а если их временное размещение продлится до девяти месяцев, то она составит 450 млн.

По уточненным данным, число иракцев, покинувших свои дома из-за военной операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ, превышает 1 млн 40 тыс. человек. Более 825 тыс. из них все еще остаются временно перемещенными лицами. В общей сложности почти 650 тыс. детей Мосула нуждаются в помощи.

Тем не менее, восточная часть города возвращается к нормальной жизни, но западная находится в «бедственном положении». Эксперты ООН оценивают стоимость восстановления инфраструктуры в городе примерно в 900 млн. долларов. Разрушено 80% домов в западных кварталах Мосула и 35% — в восточных. В городе не осталось не разрушенных мостов и дорог. «А Старый Мосул с его узкими улочками лежит в руинах». Из 54 жилых кварталов Западного Мосула 15 практически сравняли с землей, в 23 разрушена половина зданий, а еще 16 районов здания пострадали незначительно.

Власти Ирака не смогли подготовить план развития Мосула после освобождения города от боевиков от ИГ, что вызывает опасения за будущее этого региона, заявил глава курдской автономии М.Барзани. По его словам, специально сформированный комитет для поддержки восстановления Мосула с участием курдского руководства, багдадских властей и коалиции во главе с США ни разу не собрался на встречу.

20 июля премьер-министр Турции Б.Йылдырым сообщил, что его страна готова участвовать в восстановлении Мосула, освобожденного от боевиков ИГ. Это заявление он сделал заявление в ходе телефонного разговора со своим иракским коллегой Х.аль-Абади.

Верховный комиссар ООН по правам человека З.Р.аль-Хусейн призвал правительство Ирака привлечь к ответственности виновных в нарушении прав человека в стране. В заявлении в связи с освобождением Мосула от ИГ он напомнил о совершенном террористами военном преступлении — использовании мирного населения в качестве живого щита. При этом З.Р.аль-Хусейн подчеркнул, что, «сколь ни ужасны были преступления ИГИЛ (прежнее название ИГ – авт.), не должно быть места для мщения». В этой связи он заявил, что обеспокоен сообщениями о том, что «угрозам коллективного наказания, включая незаконное выселение, подвергаются семьи людей, заподозренных в участии в [деятельности] ИГИЛ». З.Р.ль-Хусейн напомнил также о необходимости провести расследование нарушений прав человека, совершенных представителями служб безопасности Ирака, и привлечь виновных к ответственности. В заявлении, кроме того, говорится, что авиаудары «были существенным фактором, приводившим к человеческим жертвам, а в последние недели кампании по взятию Мосула поступали сообщения о гибели большого числа гражданских лиц».

Правозащитники из организации Human Rights Watch обвинили армию Ирака в причастности к казням в освобожденном от боевиков ИГ Мосуле.

Премьер-министр Ирака Х.аль-Абади назвал «отдельными случаями» допущенные нарушения прав человека в ходе операции по освобождению Мосула от ИГ. Он назвал «несознательными» лиц, которые причастны к данным нарушениям. Часть из них, по его словам, действовали в интересах джихадистов, чтобы очернить силы безопасности страны. Глава правительства пообещал привлечь к заслуженному наказанию всех виновных.

19 июля глава парламентского комитета по обороне и безопасности Ирака Х.аз-Замили сообщил, что расследование в отношении виновных в сдаче Мосула летом 2014 года близится к завершению. Более 150 страниц подготовленного заключения свидетельствуют о личной ответственности бывшего верховного главнокомандующего Н.аль-Малики (он возглавляет список из 33 человек).

10 июля МИД России заявил, что Москва рассчитывает, что взятие Мосула будет способствовать восстановлению территориальной целостности Ирака и продвижению межиракского примирения. «В Москве поддерживают действия иракских властей, направленные на восстановление суверенитета и территориальной целостности страны. Уверены, что закреплению успехов в борьбе с терроризмом будет способствовать продвижение процесса межиракского национального примирения с учетом интересов всех этноконфессиональных групп страны».

15 июля в Багдаде и ряде других городов Ирака состоялись военные парады и другие торжественные мероприятия, посвящённые «историческому событию» – полному и окончательному освобождению Мосула от боевиков «Исламского государства».

В то же время «взятие столицы ИГ совершенно не означает уничтожение самой группировки. Причем ни идеологически, ни физически». Боевики продолжают активно действовать и вербовать новых сторонников как в Ираке, так и Сирии.

На всем протяжении минувшего месяца интенсивные боевые действия велись в северных районах Ирака, в том числе расположенных недалеко от Мосула.

Боевики ИГ продолжают контролировать довольно значительную территорию, включая город Талль-Афар, к северо-западу от Мосула. Информация о ситуации в Талль-Афаре противоречива. Так, в середине июля появились сообщения, что среди джихадистов в городе произошел раскол, и часть боевиков объявила Талль-Афар «самостоятельным государством», провозгласив его независимость от так называемого халифата. Затем поступила информация о  том, что «Исламское государство» объявило Талль-Афар своей новой штаб-квартирой в Ираке. Согласно заявлению джихадистов, «все органы управления начали работу через местные структуры», не забыв при этом предупредить, что тех, кто не подчинится издаваемым законам и распоряжениям, ждёт суровое наказание.

Со своей стороны, иракское военное командование подготовило операцию по освобождению Талль-Афара и прилегающих к нему районов от боевиков. Сообщается, что к предстоящему наступлению создана группировка численностью более 20 тыс. человек. 30 июля премьер-министр Ирака Х.аль-Абади объявил, что в наступлении на боевиков ИГ в Талль-Афаре будут участвовать иракская армия, федеральная полиция (аналог внутренних войск), контртеррористические силы, местные ополченцы и шиитское ополчение «Аль-Хашед аш-Шаабий». В то же время министерство обороны Ирака сообщило, что курдские формирования пешмерга не будут принимать участие в боях за Талль-Афар. Отсутствие курдских сил объясняется необходимостью предотвратить возможный межэтнический конфликт. В Талль-Афаре в основном проживают туркоманы.

По заявлению иракского командования, операция по освобождению Талль-Афара от боевиков ИГ началась 1 августа.

Боевые действия происходили в других районах на севере Ирака. Так, курдские силы пешмерга 2 июля сорвали нападение боевиков ИГ вблизи города Туз-Хурмату, расположенного к югу от Киркука. 23 июля подразделения иракской армии вернули под свой контроль деревню Имам Гарби, расположенную к югу от Мосула и захваченную террористами ИГ две недели назад.

В конце июля командование курдских сил пешмерга призвало иракское правительство начать военную операцию против боевиков ИГ в районе города Хувейджа к юго-западу от Киркука. Курдское командование считает, что присутствие здесь сил ИГ «ставит под угрозу безопасность и целостность провинции Киркук». При этом формирования пешмерга готовы сотрудничать с иракскими войсками и рассчитывают «составить совместный план с иракской армией и подразделениями сил безопасности по освобождению Хувейджи от террористов».

Интенсивные боевые действия между правительственными силами и боевиками ИГ велись в июле в западной провинции Анбар. Только за 20 дней июля боевики ИГ осуществили 16 рейдов на КПП и позиции вооруженных сил Ирака, в основном на западе региона вблизи границы с Сирией. При этом, террористы, как правило, совершают нападение на военных, захватывают трофеи, а затем уходят. В конце прошедшего месяца наиболее интенсивные бои между террористами из ИГ и иракскими военными велись в западной части провинции. Кроме того, армия Ирака начала спецоперацию против террористов ИГ и по выявлению их потенциальных пособников в деревнях к югу от города Эль-Фаллуджа в восточной части региона.

По состоянию на 1 августа, основными районами вооруженного противостояния проправительственных сил с боевиками ИГ оставались: район города Талль-Афар к северо-западу от Мосула и районы городов Кисик и Кайяра к югу от Мосула; местность вблизи города Байджи в северной провинции Салах-эд-Дин; район вокруг города Хувейджа к юго-западу от Киркука; западная провинция Анбар — преимущественно районы, прилегающие к границе с Сирией; отдельные районы провинции Дияла к северо-востоку от Багдада.

По информации СМИ, всего на территории Ирака продолжают действовать до семи тысяч сторонников ИГ. Речь идет примерно о четырех тысячах боевиков и примерно трех тысячах сторонников группировки, «которые работают на нее и получают за это заработную плату».

По информации иракских спецслужб, главарь «Исламского государства» Абу Бакр аль-Багдади жив и скрывается на территории Сирии.

Интенсивно продолжают действовать иракские ВВС. В июле основные усилия правительственной авиации были направлены на поддержку сухопутных войск в мосульской операции, а также вблизи границы с Сирией в провинциях Анбар и Найнава.

Заметную, а на некоторых участках важную роль в боевых действиях против боевиков ИГ играет авиация США и их западных союзников по международной антитеррористической коалиции. По утверждению командования коалиции, все воздушные удары на территории Ирака наносятся по согласованию с правительством и военным руководством этой страны. В минувшем месяце в нанесении ракетно-бомбовых ударов по боевикам «Исламского государства» на иракской территории принимали участие самолеты США, Великобритании, Франции, Австралии, Нидерландов, Иордании и Дании.

Авиация международной коалиции продолжает наносить удары преимущественно по живой силе боевиков, учебно-тренировочным лагерям, артиллерийским позициям, командным пунктам, тыловым и инфраструктурным объектам. Авиаудары наносились на севере Ирака по району Мосула, вблизи городов Талль-Афар, Хувейджа, Кисик, Киркук и Кайяра; по различным целям в провинции Анбар (районы городов Эль-Хадита, Рава, Эль-Каим, Эль-Фаллуджа, Хит, Багдади и Султан Абдалла); в районе городов Байджи и Тикрит в провинции Салах-эд-Дин. В боевых действиях участвуют как пилотируемые самолеты, так и ударные БЛА. Активно ведется воздушная разведка иракской территории. Всего с 8 августа 2014 года по 31 июля 2017 года авиация США и их союзников нанесла по позициям и объектам боевиков «Исламского государства» в Ираке 11532 удара, в том числе в июле – 225 ударов (в июне – 231). Таким образом, четвертый месяц подряд происходит сокращение количества воздушных ударов авиации коалиции по целям ИГ на иракской территории. Для сравнения отметим, что в Сирии наблюдается резкий рост боевой активности авиации западных союзников. Так, в июле авиация США, Великобритании, Франции и их союзников нанесла по боевикам ИГ и их объектам на территории Сирии 959 ударов (в июне — 891).

В минувшем месяце основные усилия авиации западной коалиции в Ираке были направлены на оказание поддержки с воздуха войскам, участвовавшим в боях по освобождению Мосула от боевиков ИГ. Наибольшее число авиаударов ВВС международной коалиции нанесли в районе городов Мосул (61, или 27%), Рава (30), Кисик (25), Кайяра (24)и Талль-Афар (22).

Авиация западной коалиции в минувшем месяце не понесла боевых потерь в ходе действий против боевиков «Исламского государства» на территории Ирака.

В условиях продолжающейся войны с экстремистами из ИГ иракское правительство прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Вместе с тем, как показывает ход военных действий в стране (и операция по освобождению Мосула от боевиков ИГ тому яркий пример), боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских вооруженных сил пешмерга в целом остается низкой. Это же можно сказать и о морально-психологическом состоянии основной массы солдат и офицеров. Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и политический кризис в стране, жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

Наиболее масштабную военную и военно-техническую помощь оказывают Ираку США. Многие эксперты считают, что «политическая, военная и экономическая зависимость нынешнего багдадского режима от США еще велика». В то же время американцы не собираются брать на себя командование операцией по ликвидации террористов «Исламского государства» на территории Ирака.

Войска международной коалиции во главе с США, участвующие в операции «Непоколебимая решимость» в Ираке, останутся в этой стране и после победы над ИГ, сообщил 11 июля командующий операцией американский генерал С.Таунсенд. По его словам, «их численность будет значительно меньше. Они будут заниматься подготовкой и обучением иракских войск». Генерал также отметил: «То, что будет происходить после победы над ИГ, зависит не от присутствия войск коалиции, а от того, удастся ли достичь национального примирения в Ираке».

По данным Пентагона, в настоящее время на иракской территории дислоцировано около 5,6 тыс. американских военнослужащих.

21 июля вице-президент Ирака Н.аль-Малики заявил, что иракское общество выступает против иностранных военных баз в стране, в том числе американских.

Британские военные продолжат нести службу в Ираке в 2018 году, оказывая поддержку международной антитеррористической коалиции во главе с США, заявил 13 июля министр Великобритании М.Фэллон, В Ираке в настоящее время находятся около 550 британских военнослужащих. Многие из них дислоцированы на авиабазе Айн эль-Асад в провинции Анбар. Основные функции британских солдат и офицеров ограничиваются охраной и инженерными работами на данном военном объекте, где в основном базируются морские пехотинцы США, а также обучением иракских и курдских военных.

Иракские вооруженные силы приобретут российские танки Т-90. Факт подписания контракта между Россией и Ираком подтвердил 20 июля помощник президента России по вопросам военно-технического сотрудничества В.Кожин.

Министры обороны Ирана Х.Дехкан и Ирака И.аль-Хаяли подписали 23 июля в Тегеране «Соглашение об укреплении военного сотрудничества в области борьбы с терроризмом и экстремизмом», а также меморандум «О взаимопонимании по вопросам обеспечения безопасности границ». Стороны условились об обмене опытом в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом, улучшении безопасности границ и предоставлении вооруженным силам сторон военной, технической и логистической поддержки. И.аль-Хаяли выразил признательность «за военную поддержку» Тегерана в борьбе с терроризмом в Ираке, назвав усилия Ирана «решающими».

Руководство иракской курдской автономии прилагает значительные усилия по наращиванию боевого потенциала и улучшению технической оснащенности военных формирований пешмерга, подготовке различных категорий личного состава.

Президент Иракского Курдистана М.Барзани в конце июля утвердил план по реструктуризации курдских сил пешмерга, предложенный членами международной антиисламистской коалиции. План, который ранее был одобрен советом министров курдской автономии, состоит из 35 рекомендаций, направленных на создание профессиональной современной армии.

Делегация командования курдских сил пешмерга в июле посетила с визитом Францию и была принята в Париже президентом этой страны Э.Макроном.

По информации курдских СМИ, министерство обороны США заверило правительство курдской автономии «в своей постоянной военной поддержке курдских сил пешмерга». В частности было заявлено: «Военное соглашение между регионом Курдистан и США остается в силе, а поставки оружия и тренинги для пешмерга продолжатся». Пентагон также согласился помочь министерству пешмерга в курдском региональном правительстве «в реализации плана реформ и реструктуризации армии Курдистана».

В июле 2017 года внутриполитическая ситуация в Ираке оставалась очень сложной и нестабильной. Страна продолжает находиться в состоянии перманентного и глубокого политического кризиса, вызванного жестким противостоянием и борьбой за власть между сторонниками различных политико-религиозных группировок и кланов. В целом, по экспертным оценкам, политическая обстановка в стране «характеризуется достаточно высокой степенью турбулентности и непредсказуемости», а «по мере приближения разгрома ИГ в Ираке все более остро встает проблема послевоенной политической системы». На этом фоне в Ираке развертывается подготовка к предстоящим в 2018 году всеобщим выборам.

По словам вице-президента и бывшего премьер-министра Ирака Н.аль-Малики, «сунниты планируют для себя государство, шииты – для себя, если эти условия останутся, то они в итоге приведут к возникновению нового ИГ с новыми идеями, новыми флагами».

Относительно самого Н.аль-Малики нынешний премьер-министр Ирака Х.аль-Абади заявил 30 июля: «Мы не хотим, чтобы коррумпированный правитель вернулся, чтобы возглавить армию».

Тем временем эксперты отмечают, что «легальный суннитский политический сегмент в Ираке остается расколотым на два лагеря: движение «Арабский проект» Х.Ханджара и суннитскую фракцию в парламенте, руководимую С.аль-Джубури, куда входят Исламская партия Ирака и Национальное движение за реформы и развитие». Одновременно суннитские политики выдвинули ряд консолидированных требований, а именно: вывод из суннитских провинций страны шиитских формирований «Аль-Хашед аш-Шаабий»; создание Национальной гвардии при содействии американских инструкторов, в состав которой вошли бы суннитские вооруженные формирования; войскам США необходимо остаться в Северном Ираке после разгрома ИГ для защиты иракских суннитов «от иранских происков»; намерение требовать создания суннитских автономий в провинциях Найнава и Анбар.

В конце июня было объявлено о создании новой коалиции в составе шиитского движения «Аль-Ахрар» во главе с видным шиитским проповедником и политиком М.ас-Садром и светского «надконфессионального» блока «Аль-Ватанийя» под руководством бывшего премьер-министра Ирака, «светского шиита» А.Алауи. В результате движение М.ас-Садра вышло из блока шиитских партий — Национального иракского альянса. В совместном заявлении двух движений выдвинуто требование проведения в Ираке ряда реформ, в том числе отмены квот для религиозных общин, создание правительства профессионалов, роспуск ополчения «Аль-Хашд аш-Шаабий» после победы над ИГ, а также оказание международной помощи районам Ирака, пострадавшим от военных действий. Помимо этого блок «Аль-Ватанийя» настаивает на пересмотре Закона о дебаасизации и Закона о борьбе с терроризмом, которые, «создают почву для внесудебных репрессий».

14 июля группа иракских политических деятелей во главе со спикером иракского парламента С.аль-Джубури объявила о формировании новой политической коалиции из представителей преимущественно суннитских провинций.

В целом, как считают политические наблюдатели, недовольство суннитской общины и ее лидеров связано с тем, что не ликвидированы глубинные его причины, связанные с системой распределения власти в нынешнем Ираке и, соответственно, с распределением доходов от экспорта углеводородов. «И реальных перспектив решения этой проблемы пока не просматривается в принципе, а значит ИГ в том или ином виде будет продолжать оставаться на плаву в качестве наиболее активной формы выражения этого недовольства».

Глава крупнейшей шиитской партии страны Высшего исламского совета Ирака А.аль-Хаким ушел со своего поста и заявил о формировании новой Партии национальной мудрости. В то же время аль-Хаким сохранил за собой пост председателя в шиитском Национальном иракском альянсе – блоке партий и объединений, обладающем примерно половиной мест в парламенте страны.

Чиновники и племенные лидеры населенной преимущественно суннитами провинции Анбар готовы объявить регион автономной областью в знак протеста против того, что они назвали «унижением» гражданских лиц на контрольно-пропускных пунктах, установленных на границе с Багдадом. В частности, в администрации провинции считают, что политической и экономической ситуации в Анбаре создана угроза, поскольку закрытие КПП «Ас-Сокур» стало причиной резкого изменения цен на продовольствие, медикаменты и строительные материалы. Вожди племен заявили, что чрезмерные ограничения на границах Анбара и Багдада способствуют изоляции провинции.

В июле руководство курдской автономии продолжало подготовку к проведению назначенного на 25 сентября референдуму о независимости Иракского Курдистана. Кроме того, 19 июля глава Иракского Курдистана М.Барзани назначил на 1 ноября проведение парламентских и президентских выборов на контролируемых курдскими властями территориях.

Представители Иракского Курдистана будут обсуждать вопрос о независимости автономного района с официальными властями Ирака после референдума о независимости, чтобы избежать конфликтов, сообщил 6 июля президент курдской автономии М.Барзани. Он отметил, что сроки голосования могут быть перенесены, но «референдум должен быть проведен». При этом Барзани выразил уверенность, что «курдский народ проголосует за независимость региона». Что касается спорных территорий, на которые претендуют и Эрбиль, и Багдад, особенно богатого нефтью Киркука, курдский лидер сказал, что их судьбу определит результат референдума. Говоря о факторах, побудивших курдов провести референдум о выходе из состава Ирака, Барзани заявил, что Багдад всегда избегал конституционного соглашения, которое позволяет курдам иметь больше полномочий в рамках федеративного государства, созданного после падения режима С.Хусейна в 2003 году, и что Багдад так и не смог принять политику настоящего партнерства. По словам Барзани, курдское государство предоставит полные гарантии этническим меньшинствам, включая христиан, езидов и шабаков, указав на то, что курдские силы пешмерга потеряли сотни бойцов, чтобы освободить от боевиков ИГ «этнически разнообразные районы».

19 июля М.Барзани заявил, что Эрбиль не приемлет язык угроз, используемый некоторыми иракскими лидерами, и вновь пообещал провести референдум о независимости Курдистана вовремя. В этот же день М.Барзани опубликовал письменное заявление в ответ на выступления иракских политиков и официальных лиц, которые назвали курдский референдум неконституционным. В нем, в частности, говорится: «Закончилась эпоха, когда они (багдадские власти) могли выступать против справедливого права нации Курдистана, и мы не хотели бы, чтобы они использовали этот язык. Нация Курдистана хочет мира и братства, но не принимает языка угроз или отрицания от кого бы то ни было».

Власти курдской автономии развернули активную практическую подготовку к предстоящему 25 сентября референдуму о независимости региона. 8 июля в Иракском Курдистане был созван Комитет по референдуму для обсуждения подготовки к предстоящему голосованию. М.Барзани возглавил заседание комитета, в ходе которого было сформировано несколько делегаций для проведения переговоров с Багдадом, региональными и мировыми странами. Принято решение о создании Высшего совета референдума и местных комитетов. Делегации, сформированные комитетом референдума, обсудят вопрос курдской независимости с Багдадом, Турцией, Ираном, а также Великобританией, США и Евросоюзом. При этом М.Барзани подтвердил, что движение иракских курдов к независимости будет продолжено, но в рамках диалога с Багдадом и региональными державами, чтобы избежать конфликтов.

Высшая независимая избирательная комиссия Курдистана (ВНИКК) сообщила, что почти шесть миллионов человек имеют право голоса на референдуме о независимости Иракского Курдистана. Комиссия планирует создать более 1200 центров регистрации избирателей по всему Иракскому Курдистану.

Курдское региональное правительство и ВНИКК пригласили международных наблюдателей для наблюдения за ходом референдума. Сообщается, что две группы наблюдателей будут представлены ООН, приглашенной избирательной комиссией, и представителями ЕС, которых пригласило курдское региональное правительство.

30 июля ВНИКК сообщила о подготовке к открытию своих офисов на спорных территориях, находящихся за пределами курдской администрации, в преддверии предстоящего референдума. Глава ВНИКК К.Джалал сообщил, что комиссия примет решение об открытии офисов в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин и Дияла.

Высший комитет по референдуму Иракского Курдистана 30 июля принял решение о созыве курдского регионального парламента в течение ближайших двух недель для «урегулирования проблем в регионе и усиления полномочий заявки на независимость».

Видные иракские государственные и политические деятели продолжают выступать с заявлениями, негативно оценивающими предстоящий референдум о независимости Иракского Курдистана. Так, влиятельный шиитский проповедник и политический лидер М.ас-Садр обратился к М.Барзани с просьбой отложить проведение намеченного на сентябрь референдума. Влиятельный шиитский политик А.аль-Хаким 15 июля «достаточно резко и недвусмысленно высказался в критическом ключе насчет курдского референдума». А.аль-Хаким назвал происходящее в Иракском Курдистане «настойчивостью, способной обрушить на регион цунами раскола и сепаратизма». Премьер-министр Ирака Х.аль-Абади 19 июля вновь повторил, что курдский референдум не является конституционным.

Тем временем курдское региональное правительство готовит досье для того, чтобы потребовать от правительства Ирака выплатить сотни миллиардов долларов в качестве компенсаций. Досье будет содержать материалы по всем нарушениям, допущенным иракским правительством в отношении региона Курдистан, в частности, связанных с бюджетом курдских сил пешмерга, по преступлениям, совершенным в отношении курдов со стороны иракских режимов с 1963 года по 2003 год, «разрушивших инфраструктуру Курдистана и вызвавших огромные жертвы среди населения». Курдские министры должны также оценить долю Эрбиля в международных займах, предоставленных правительству Ирака, и другие права курдского региона в соответствии с иракской конституцией. Отмечается и отсутствие интереса Багдада к предоставлению помощи сотням тысяч перемещенных иракцев, нашедших приют в курдской автономии. Глава курдского правительства Н.Барзани выразил готовность властей автономии вести переговоры с Багдадом для решения этих проблем. Курдские власти еще в 2013 году оценили общую сумму компенсаций в размере почти 387 млрд долларов.

Потенциальную опасность возникновения вооруженного конфликта представляют «превентивные» меры военного характера, принимаемые как центральным правительством Ирака, так и курдскими властями. В частности, под предлогом освобождения города Хувейджа от боевиков ИГ, расположенного на юге провинции Киркук, командование иракской армии намерено перебросить в регион две бригады, формирования антитеррористических сил и сил быстрого реагирования. Причем все эти силы должны остаться в провинции Киркук после освобождения Хувейджи. Кроме того, Багдад планирует построить на юге региона четыре военных базы. Стремятся дислоцироваться вблизи Киркука для наступления на Хувейджу и шиитские формирования «Аль-Хашед аш-Шаабий». Эксперты отмечают, что эти шаги свидетельствуют о намерении центрального правительства «вернуть контроль над Киркуком и закрепить своё присутствие. Возможно, основным намерением иракской армии и шиитских формирований является попытка помешать намерению жителей Киркука присоединиться к Курдистану в ходе референдума».

23 июля министр обороны Ирака И.аль-Хаяли, выступая в Тегеране, предупредил, что иракская армия выступит против любой оккупации или предложения разделить страну, а Багдад запретит любые незаконные меры и мятеж, направленные на разделение Ирака. В ответ представитель сил пешмерга заявил, что у курдской армии «хорошие отношения с иракской армией, находящиеся на высоком уровне, и эти отношения продолжатся, и мы отвергаем эти угрозы», так как «время языка угроз истекло». Вместе с тем, на следующий день, 24 июля, И.аль-Хаяли заявил, что иракская армия не будет вмешиваться в спор о курдском референдуме, назвав разногласия Эрбиля и Багдада по этому вопросу «политической проблемой».

25 июля премьер-министр Ирака Х.аль-Абади сказал, что не будет «вводить танки» в регион Курдистан в ответ на запланированный там референдум о независимости, хотя, по его мнению, этот референдум является «неконституционным и незаконным», поэтому Ирак не признает его результаты. Х.аль-Абади отметил, что все иракцы, в том числе курды, живут «в одной стране, которая имеет конституцию», а в конституции нет раздела, позволяющего одной стороне в одностороннем порядке провести референдум об отделении от остальной части страны. Премьер-министр призвал к диалогу между Эрбилем и Багдадом для решения их многочисленных нерешенных вопросов.

Ранее, 16 июля, курдский президент М.Барзани приказал «усилить пограничные силы безопасности и развернуть большее количество войск на приграничных территориях у границ Киркука, Туз-Хурмату и Хувейджи».

Курдское руководство развернуло активную деятельность в регионе и на международной арене в поддержку референдума о независимости Иракского Курдистана. В июле представительная курдская делегация во главе с М.Барзани посетила некоторые страны Европы. 11 июля М. Барзани выступил с речью в парламенте Евросоюза, где заявил, что референдум о независимости Курдистана стабилизирует регион. Он также предложил странам-членам ЕС направить своих представителей для наблюдения за ходом референдума. В то же время, как отмечают политические наблюдатели, «М.Барзани услышал очень много неприятного для себя в Брюсселе», куда он отправился в попытках получить очередной транш финансовой помощи и заодно уговорить ЕС занять по вопросу референдума «примирительную и нейтральную позицию». Не получилось. В Брюсселе М.Барзани без всяких дипломатических уловок сказали, что «референдум не приведет к каким-то позитивным результатам», а также посетовали на то, что «его в рамках этого визита не сопровождали представители основных курдских политических партий в лице ПСК (Патриотического союза Курдистана) Дж.Талабани и «Горран». Это обстоятельство, по оценке Брюсселя, «свидетельствует об отсутствии национального консенсуса по вопросу референдума внутри самого Иракского Курдистана»».

8 июля канцлер ФРГ А.Меркель заявила, Германия выступает против независимости курдских регионов Ирака. «Они должны оставаться частью страны. Это условие для той поддержки, которую мы оказываем».

В минувшем месяце глава отдела внешних связей Иракского Курдистана Ф.Мустафа посетил Вашингтон для встреч с официальными лицами США и «обсуждения политических и военных событий в регионе, а также предстоящего референдума о независимости Курдистана». В конце июля в Вашингтоне прошло мероприятие под названием «Регион Курдистан: стратегический союзник США в жестком окружении». В нем приняли участие глава Совета национальной безопасности Иракского Курдистана Масрур Барзани и губернатор Киркука Н.Карим. При этом Масрур Барзани заявил, что независимый Курдистан «будет стратегическим союзником США».

Проведение референдума о независимости Курдистана нецелесообразно в заявленные ранее сроки, заявил 14 июля спецпредставитель президента США в коалиции по борьбе с ИГ Б.Макгурк. По его словам, организация референдума в сентябре станет «дестабилизирующим фактором во время, когда борьба с ИГ пока не завершена». «Проведение плебисцита в столь близкие сроки, в особенности на спорных территориях, станет, мы считаем, дестабилизирующим (ситуацию в Ираке)».

Курдская администрация пожалеет в случае проведения референдума о независимости, сказал 6 июля президент Турции Р.Т.Эрдоган. По его словам, «для Турции приоритетом является целостность Ирака. Решение о проведении референдума о независимости курдской автономии означат начало распада Ирака». 10 июля Р.Т.Эрдоган подчеркнул, что Ирак должен сохранять единство и пресечь проведение референдума о независимости Курдистана. В то же время глава МИД Турции М.Чавушоглу заявил 18 июля, что Анкара признает независимость Курдистана при условии, что новое государство на своих границах не будет представлять никакой угрозы национальной безопасности Турции.

23 июля на встрече с главой иракского военного ведомства И.аль-Хаяли секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана А.Шамхани заверил Багдад в том, что Тегеран поможет сохранить единство и суверенитет Ирака. А.Шамхани также сказал, что «попытки, направленные на разделение Ирака», заложат основу для того, что он назвал ухудшением безопасности соседней страны. Министр иностранных дел ИРИ М.Д.Зариф считает, что референдум о независимости Иракского Курдистана приведет к самым негативными последствиям, проведение референдума является «неверным выбором», который будет иметь «катастрофические последствия в сфере безопасности».

ООН 17 июля призвала федеральные власти в Багдаде и правительство курдской автономии срочно вступить в переговоры и урегулировать все разногласия, включая статус оспариваемых территорий и порядок разделения доходов от продажи нефти, причем это следует сделать до проведения референдума о независимости региона.

24 июля глава МИД РФ С.Лавров заявил: «Рассчитываем, что при принятии окончательных решений будет просчитано все, что касается политических, геополитических, демографических и экономических последствий этого шага, в том числе с учетом того, что курдский вопрос шире границ современного Ирака и затрагивает ситуацию в целом ряде соседних государств. Мы рассчитываем, что воля курдского народа будет выражена мирно, и окончательные формы реализации результатов референдума будут сформулированы таким образом, чтобы учесть все факторы, о которых я сказал, в том числе обстановку в регионе и позиции соседних с Ираком стран». Лавров подчеркнул, что «законные устремления курдов, как и других народов, необходимо реализовывать в рамках имеющихся норм международного права. Это касается и того решения о проведении референдума, которое, как мы понимаем, было окончательно принято в Эрбиле». Россия выступает за то, чтобы власти Ирака и представители Иракского Курдистана решали любые вопросы на основе взаимоприемлемых договоренностей через политический диалог.

Влиятельные фракции внутри ПСК и «Движения за перемены» («Горран») в настоящее время нацелены на задержку проведения референдума о независимости Иракского Курдистана. Фракция в ПСК, возглавляемая супругой партийного лидера Дж.Талабани, Х.И.Ахмед, распорядилась, чтобы ее представители в ВНИКК в координации с представителями «Горран» добились отсрочки референдума и проведения его вместе с президентскими и парламентскими выборами. Политологи считают, что этот шаг ПСК вызван внутренним кризисом в самой партии, а в «Горран» уверены, что успех курдского референдума о независимости негативно повлияет на поддержку их партии на парламентских выборах.

Омар Саид Али, новый лидер партии «Горран», пообещал твердо выступать за парламентскую систему управления Иракским Курдистаном. В своем первом выступлении после избрания он отметил, что его «партия несет большую ответственность за события в регионе Курдистан», и что цели «Горран» могут быть достигнуты путем диалога с другими партиями. О.С.Али был избран лидером второй по величине партии Иракского Курдистана 25 июля, спустя два месяца после смерти его предшественника.

В партии «Горран» заявили о готовности встретиться с представителями правящей в курдской автономии Демократической партии Курдистана и «обсудить разногласия в надежде найти выход из политического тупика».

В июле Ирак экспортировал свыше 100 млн баррелей нефти на сумму 4,3 млрд долларов по цене 43,798 долларов за баррель. В июне эта цифра ставила 98 млн баррелей. Речь идет о нефти, добытой в южных и центральных районах страны. Не учтены данные об экспорте из нефтяных полей спорного района Киркук.

Ирак имеет право добывать нефть в соответствии с запасами сырья в стране, заявил 3 июля министр профильного ведомства страны Д.аль-Луэйби. Он также подтвердил, что Ирак продолжит инвестировать в нефтяные месторождения, даже если цены на сырье упадут еще ниже. 20 июля министр сообщил: «Ирак продолжает осуществление своих планов по увеличению добычи нефти до 5 млн баррелей в день к концу года, включая регион Курдистана».

В июле 2017 года правительство Ирака и власти иракской курдской автономии в своей внешнеполитической деятельности продолжали курс на получение зарубежной политической поддержки и масштабной разнообразной помощи, главным образом военно-технической и военной, необходимой для противостояния боевикам «Исламского государства», улучшения экономической и социальной ситуации в стране.

17 июля министры иностранных дел 28 стран Евросоюза одобрили концепцию предстоящей гражданской миссии сообщества в Ираке. Миссию направят «для поддержки иракских властей в вопросе реализации гражданских аспектов стратегии безопасности». Эксперты ЕС окажут властям страны консультативную помощь и содействие. Как подчеркивает Совет ЕС, «цель национальной стратегии безопасности Ирака — создать органы по обеспечению безопасности, поддержанию мира и предотвращению конфликтов в рамках верховенства закона, а также определить ряд угроз для национальной безопасности, включая терроризм, коррупцию, политическую нестабильность и этническую и конфессиональную радикализацию».

США дополнительно выделят 119 млн долларов на гуманитарную помощь Ираку.

Руководство Египта выразило готовность оказать всестороннюю поддержку иракскому правительству в противостоянии ИГ, заявил 19 июля во время визита в Багдад глава МИД АРЕ С.Шукри. Со своей стороны, министр иностранных дел Ирака И.аль-Джаафари отметил, что «Ирак отвергает любое вмешательство в дела Египта как военное, так и политическое» и «готов поддержать Египет в его борьбе с терроризмом, как Египет помог Ираку в [восстановлении] стабильности и [возвращении] безопасности». В ходе своего визита С.Шукри провел встречи с премьер-министром Ирака Х.аль-Абади, президентом страны Ф.Маасумом и спикером иракского парламента С.аль-Джубури. «Стороны подтвердили курс на развитие и укрепление двустороннего сотрудничества в экономике, безопасности и информационных технологиях». С. Шукри отметил готовность Египта оказать поддержку в восстановлении разрушенных городов Ирака.

Ирак и Саудовская Аравия договорились открыть единственный КПП «Аарар» на 814-км границе двух стран перед начинающимся в сентябре хаджем. Также принято решение наладить двусторонний обмен развединформацией между военными и спецслужбами КСА и Ирака «в их борьбе с террористическими группировками». Данные договорённости были достигнуты по итогам переговоров, прошедших 20 июля в Багдаде между начальником Генштаба ВС Ирака О.аль-Ганми с его саудовским коллегой А.аль-Бунианом.

30 июля Саудовскую Аравию посетил видный иракский шиитский политический лидер М.ас-Садр. Он имел встречи с королем Сальманом и наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом, обсудив с ними «вопросы, представляющие общий интерес». Эр-Рияд также направил приглашение посетить королевство бывшему премьер-министру Ирака, лидеру парламентского блока «Аль-Ватанийя» А.Алауи и главе шиитской Партии национальной мудрости А.аль-Хакиму. Эксперты расценивают эти шаги саудовцев как стремление Эр-Рияда играть более активную роль в политической жизни Ирака, в том числе в ее шиитском сегменте.

25 июля в Санкт-Петербурге состоялась встреча президента России В.Путина с вице-президентом Ирака Н.аль-Малики, который находился в РФ с рабочим визитом. Обсуждались вопросы российско-иракского сотрудничества, ситуация в ближневосточном регионе. Н.аль- Малики поблагодарил Путина за то, что Москва согласилась ускорить поставки вооружения для борьбы с международным терроризмом. Кроме того, он заявил, что власти Ирака добились успехов в борьбе с террористами, однако Багдаду нужно по-прежнему прилагать масштабные усилия для обеспечения безопасности. Затрагивалась тема поставок российских танков Т-90 Ираку. Особо Н.аль-Малики поблагодарил Россию за принятое несколько лет назад решение об ускорении поставок вооружений иракской армии для борьбы с исламскими радикалами – он назвал его «честной позицией российской стороны». Н.ль-Малики особо подчеркнул, что «Россия внесла огромный вклад, в частности, в Сирии и Ираке, чтобы не допустить распада региона. Мы вас искренне благодарим. Если бы не ваша роль, карта региона сейчас изменилась бы в негативном для нас ключе». Говоря о борьбе с терроризмом, он подчеркнул, что и в Ираке, и в Сирии ее надо вести стратегически и с военной, и с политической точки зрения. «Необходимы и политические усилия, чтобы они обеспечили прекращение разногласий между разными группами общества».

Н.аль-Малики также провел переговоры в Москве с министром иностранных дел России С.Лавровым. По их итогам он заявил, что Ирак возлагает большие надежды на Россию в сохранении безопасности в регионе, высказал заинтересованность иракской стороны в российском участии «для сохранения политического равновесия в стране». С.Лавров подчеркнул, что Москва солидарна с усилиями Багдада по искоренению террористической угрозы в Ираке. На встрече со спикером Совета федерации В.Матвиенко в Москве Н.аль-Малики заявил, что Ирак открыт для более тесного взаимодействия с Россией на фоне успехов в борьбе с терроризмом в регионе. Кроме того, он высказал мысль о том, что власти его страны хотят, чтобы у России было «весомое присутствие» в Ираке в военном и политическом плане.

Таким образом, в июле 2017 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала характеризоваться повышенной сложностью и напряженностью. Страна остается в состоянии затяжного и глубокого политического кризиса. Между ведущими политическими группировками Ирака не прекращается острая, зачастую бескомпромиссная борьба за власть. В этих условиях продолжается вооруженное противостояние иракских властей с экстремистской группировкой «Исламское государство». Обстановку в Ираке серьезно осложняет решение руководства курдской автономии о проведении 25 сентября 2017 года референдума о независимости Иракского Курдистана, итоги которого могут крайне негативно отразиться на положении дел в стране и регионе.

43.9MB | MySQL:87 | 0,920sec