О причинах обострения ситуации на юге Ирака

Американские эксперты в сфере безопасности делают определенные прогнозы в отношении возможного деградирования ситуации с безопасностью в южных районах Ирака. Это в свою очередь может оказать влияние на темпы и объемы иностранных инвестиций в энергетическую отрасль страны. Поводом для такого рода пессимистичных заявлений стал факт нападения небольшой группы боевиков (8 человек) на центр распределения электроэнергии в южной части страны в Насирии 6 августа (провинция Ди Кар). При этом особой оттенок всему происходящему придает тот факт, что этот центр находится во владении и управлении китайской компании.  При этом эксперты сходятся во мнении, что мотивы нападающих в данном случае были чисто политическими, а не уголовными. Мы бы конкретизировали и уточнили, что речь наверное все-таки идет о «борьбе хозяйствующих субъектов» в первую очередь, а затем уже о политике. Насирия и вообще юг Ирака — это вотчина шиитов, а значит речь в данном случае идет не о суннитско-шиитском противостоянии, а об экономических разборках внутри самой шиитской элиты страны. Причем эти процессы по мере снижения явной военной угрозы со стороны «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) будут только нарастать, поскольку будут ослабевать закономерные скрепляющие связи внутри самих шиитов по вопросу противостояния одному врагу. В принципе в данном случае мы имеем дело с борьбой шиитских кланов в рамках объявленной Багдадом широкой программы приватизации  сектора генерации электроэнергии. Интересно, что года назад именно небывалая жара и дефицит электроэнергии спровоцировал жесточайший правительственный кризис и возмущение прежде всего как раз шиитского населения страны. Тогда один из оппонентов премьера Х.аль-Абади М.ас-Садр сумел вывести своих сторонников на многотысячные митинги под флагом борьбы с коррупцией и даже заблокировать правительственный квартал на непродолжительное время. Лозунги протестующих естественно были о борьбе с коррупцией. Они требовали смены министров и чиновников, которые были ответственны за строительство новых энергогенерерирующих объектов, но подоплека действий того же М.ас-Садра в данном случае заключалась в попытке возглавить массовое недовольство шиитского населения и тем самым обеспечить место своим сторонникам в кабинете министров. Собственно широкий план приватизации энергетического сектора, которое правительство во главе с Х.аль-Абади и старается запустить сейчас в общенациональном масштабе, родился именно на фоне этого возмущения. И как представляется, премьер тогда воспользовался ситуацией и просто старается с одной стороны удалить своих оппонентов из структур исполнительной власти под благовидным предлогом ее кадровой оптимизации и избавления от кумовства, а с другой — перекроить рынок электроэнергетики в свою пользу путем приватизации. Генерация и распределение электричества в жарком Ираке вещь с точки зрения влияния на массы и получения финансов — отрасль первостатейная. Может быть уступающая по своей значимости собственно только нефтяной. Но Насирия — это вотчина бывшего премьера Ирака, а ныне вице президента и еще одного оппонента Х.аль-Абади Н.аль-Малики. Собственно туда он и бежал в свое время, когда Х.аль-Абади сначала под предлогом оптимизации государственного аппарата лишил его поста вице-президента, а затем вообще обвинил в попытке государственного переворота. В структуру исполнительной власти в качестве вице-президента он сумел вернуться только после резкого вмешательства в ситуацию Тегерана. Кстати, в этой связи отметим, что практически никто из экспертов пока всерьез не рассматривает риски иранскому доминированию в Ираке именно с точки нарастающей внутренней борьбы среди самих шиитских элит, а этот сценарий в принципе уже запущен, и по мере нарастания конкурентной борьбы в рамках приватизации основных отраслей экономики этот процесс будет только нарастать. И иранцам в данном случае все труднее будет играть роль третейского судьи.

Атаку в Насирии, которая, кстати, имела чисто демонстративный характер и обошлась без жертв, надо рассматривать прежде всего в контексте именно запущенного Багдадом плана долгосрочной приватизации энергосектора. И если в остальных районах он идет в принципе без сбоев, то на юге планы Багдада вызывают отторжение. Там у власти кланы, которые, как мы уже отмечали, не в восторге от Х.аль-Абади и являются его принципиальными конкурентами. Это Багдад чувствует и старается всяческими способами лишить своих оппонентов серьезных экономических рычагов. В рамках этого и под предлогом все той же оптимизации сначала была ликвидирован Южная национальная нефтяная компания, которая влилась в общенациональную (ННКИ), а затем дошла очередь и до сектора электроэнергетики. И то, что  директором ННКИ стал бывший глава Южной национальной нефтяной компании, никого в Насирии не успокоило. Как следствие, высший законодательный совет провинции Ди Кар ветировал предложенный центральной властью проект приватизации (во главу угла опять же ставится при этом реальное доминирование китайских компаний и фирм, сильно аффилированных с окружением Х.аль-Абади) и предложил свой, состоящий из 13 пунктов. В этой связи губернатор провинции собственно и заблокировал два объявленных правительством Ирака тендера о приватизации объектов энергетической инфраструктуры. Отсюда очень четкий вывод о том, что шиитские кланы юга страны планируют провести тендеры на приватизацию  с участием и главное — победой «своих» участников. Это вопрос не только экономический, но и политический. От него зависит напрямую степень участия южноиракских шиитских элит в формировании политики страны как внутри, так и во вне. Нападение на объект китайского оператора (или вернее — его имитация) является своеобразным довеском к законодательным инициативам Совета провинции и демонстрирует, что может случиться, если интересы местных элит в рамках предстоящей приватизации не будут учитываться. Отметим при этом, что ничего необычного в происходящем сейчас мы не усматриваем, поскольку в в странах «третьего мира» при отсутствии сильной центральной власти, а зачастую и при ее наличии, иностранным инвесторам приходиться дважды договариваться о своих проектах: сначала в столице, а затем на местах с местными лидерами. Такова специфика бизнеса в этих странах с сильной родоплеменной основой построения общества.

25.23MB | MySQL:71 | 1,510sec