Размышления о результатах участия российской делегации в Измирской ярмарке

18 августа этого года свои двери для посетителей в 86-й раз открыла традиционная, ежегодная Ярмарка в западных воротах страны – г. Измир. Данное мероприятие является заметным внутритурецким мероприятием, которому турецкое руководство, как и многим другим, настойчиво пытается придать международное измерение.

С этой точки зрения, а также с учётом постоянно звучащих с обеих сторон высказываний про «преодоление кризиса в отношениях», решение президента РФ В.В.Путина о том, что Россия станет в 2017 году страной-официальным партнёром Измирской ярмарки смотрится в качестве очередного жеста по отношению к турецкой стороне.

Напомним, что в октябре прошлого года на так называемом Мировом энергетическом конгрессе, ставшим таковым де-факто после посещения его президентом В.В.Путиным, получили документальное оформление, в форме Межправительственного соглашения, российско-турецкие договоренности по проекту строительства газопровода «Турецкий поток».

Чем ознаменовалось участие России в Измирской ярмарке, кроме того, что президентское поручение было, так или иначе, выполнено?

Сразу заметим, что официальная часть мероприятия с пленарным заседанием, семейным фотографированием, параллельными панельными сессиями в рамках российско-турецкого Делового форума и, наконец, торжественной церемонией открытия самой Ярмарки, практически полностью совпала с форматом ежегодных заседаний смешанной Межправительственной комиссии (МПК) по торгово-экономическому сотрудничеству. Да и возглавляли российскую и турецкую делегации сопредседатели МПК – министр энергетики РФ А.В.Новак и министр экономики Турции Н.Зейбекчи.

Измирская ярмарка, где в отличие от МПК не было только подписано Протокола заседания, вряд ли от этого сильно проиграла. Ввиду того, что смысл в/у протоколов давно потерялся, а сами они ничего не дают, кроме создания загрузки мониторящим ситуацию профильным министерствам и ведомствам с обеих сторон. Впрочем, в ходе пленарного заседания было всё же подписано 5 различных документов между различными ведомствами и хозяйствующими субъектами России и Турции. Общего было у них только одно – они не носят обязывающего юридического характера, но их непременно надо было подписать с целью демонстрации очередного шага вперёд в «посткризисный» период.

Многие обозреватели в Турции были склонны преувеличить представительность российской делегации в Измире, ошибочно посчитав ранг министра энергетики А.В.Новака в России, в энергетической сверхдержаве, должностью №2 после президента страны. Впрочем, люди поопытней отметили отсутствие на Ярмарке руководства «Газпрома» и «Росатома» с одной стороны и министра энергетики Турции Берата Албайрака – с другой, как подлинных держателей ключей от двусторонних отношений. Именно они и создают основную повестку современных российско-турецких отношений. Тем не менее, турецкой стороне удалось обозначить несколько своих тезисов для россиян.

Министр экономики Н.Зейбекчи говорил о «географии, как о судьбе» и о том, что «соседей не выбирают». С тем, чтобы не быть неправильно понятым, он поспешил уточнить, что «Россия и Турция» — не соперники, а страны, взаимодополняющие друг друга, где стандартная арифметика «1+1=2» не работает, а на выходе можно получить 3, 4 или даже 5. Н. Зейбекчи подтвердил желание Турции начать переговоры о вступлении в Таможенный союз с ЕАЭС (фраза, которую до конца не захотели услышать обозреватели, в конце звучала как «не нанося ущерба соглашению с ЕС»), а также окончательно решить вопрос с переходом на национальные валюты. Чрезвычайный и полномочный посол Х.Дириоз указывал на необходимость снятия визовых ограничений и выражал обеспокоенность освещением российскими СМИ вопросов «здравоохранения» в Турции (проще говоря, подразумевался вирус Коксаки).

В свою очередь, глава российской делегации — министр энергетики А.В.Новак указывал на представительность российского состава, чья численность превысила 300 человек, включая представителей федеральных органов власти, регионов и бизнеса. Он подчеркнул, что процесс нормализации отношений сторонами завершен, а сами они уже приступили к формированию новой повестки отношений в соответствии с подписанной в марте этого года среднесрочной Программой на период 2017 – 2020 годы. В центре новой повестки, по словам министра, будут взаимные инвестиции, а также инвестиции в третьи страны с использованием специально созданного Фонда совместных инвестиций (объемом около 1 млрд долл.). А.В.Новак привел цифры, согласно которым инвестиционный баланс между двумя странами в настоящее время сходится в ноль: Россия вложила в Турцию сумму около 10 млрд долл., и практически с такими же вложениями Турция зашла в Россию.

Можно было бы и дальше приводить цитаты из речей других выступающих – президента Татарстана Р.Н.Минниханова, сопредседателей Российско-Турецкого Делового Совета, чрезвычайных и полномочных послов (там, разумеется, без помидорной проблемы не обошлось), однако, выскажу исключительно личное мнение о том, что речи эти можно будет произносить на двусторонних встречах ещё, как минимум, лет 5 без большой потери их актуальности.

То же, что действительно наглядно продемонстрировала Измирская ярмарка: а) отсутствие у России сколь-нибудь прорывных идей по наращиванию товарооборота до 100 млрд долл., как «распорядились» президенты двух стран, б) несравненно более широкую и конкурентоспособную продуктово-сервисную линейку Турции, чем у России.

Последнее обстоятельство буквально бросалось в глаза на фоне пустой (кроме трёх выставленных ГАЗов) российской экспозиции, и трёх турецких павильонов, до отказа забитых широким спектром промышленной продукции и товаров народного потребления, конкурентоспособной нередко не только в самой Турции, но и за её пределами.

В этом смысле у России есть три выхода: 1) не участвовать в подобных мероприятиях, чтобы не выглядеть на них бледно, 2) устраивать потемкинские деревни, бросая на достойное представительство все силы, благо опыт Евровидения, Олимпиады и прочих спортивных мероприятий имеется, 3) посмотреть в корень проблемы – слабую конкурентоспособность российских продукции и услуг на мировом рынке и заняться, наконец, её решением. Без этого непосредственное соседство российской экспозиции со стендами  стран третьего мира (Камеруна, Ганы, Сьерра-Леоне, Судана и Ливии), если чуть подумать, не смотрится таким уж диссонансом.

28.12MB | MySQL:67 | 0,731sec