Внешняя политика Кувейта – полвека успешного международного и регионального посредничества

Кувейт на протяжении последних без малого пятидесяти лет неоднократно предпринимал внешнеполитические посреднические усилия самого различного рода и заслуженно снискал себе славу регионального арбитра, поскольку, в большинстве случаев, они увенчивались успехом. Так, одним из первых, значимых действий «ближневосточной Швейцарии» на этом поприще, стало посредничество в середине шестидесятых годов прошлого века между Саудовской Аравией и Египтом, в конфликте, разгоревшемся между двумя странами из-за ситуации в Йемене.

Кувейт выступил в роли миротворца в конфликте между Южным Йеменом и Султанатом Оман, когда в 1982 г в столице Кувейта стороны подписали соглашение об урегулировании многолетнего (спасибо Великобритании) пограничного спора. Ранее, в начале семидесятых, усилиями Кувейта удалось уладить противоречия между Пакистаном и Бангладеш.

За более чем полстолетия Кувейт накопил уникальный опыт посреднической деятельности и механизм внешнеполитического арбитража, выработанный его дипломатами, отработан до мелочей. Это позволило предпринять в течение двух последних лет ряд посреднических миссий, наиболее значимыми и успешными из которых стало урегулирование отношений между Ираном и рядом государств, входящих в ССАГПЗ. У Кувейта давние неплохие отношения с Ираном, в ССАГПЗ он входит сам, так что, эта связка помогла разрешить весьма непростую ситуацию, возникшую между ними.

Тогда, 25 января 2017 г., министр иностранных дел Кувейта, шейх Сабах Халед аль-Хамад Сабах прибыл в Тегеран с посланием от правителя Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха к президенту Ирана Хасану Роухани, касательно кризиса, возникшего между Тегераном и Эр-Риядом из-за казни последним шейха Нимра Бакра аль-Нимра, и вызванных этим беспорядками в столице Ирана, где протестовавшие жители предприняли штурм саудовского посольства.

При поддержке ООН, Кувейт предпринимал неоднократные попытки разрешения йеменского кризиса, представляя свою территорию в качестве переговорной площадки для противоборствующих сторон.

Практически сразу, после возникновения конфликта между Катаром с одной стороны, и КСА, ОАЭ, Бахрейном и Египтом, с другой, Кувейт, благодаря занятой им в этом споре нейтральной позиции, оказался наилучшим кандидатом на медиаторы этого беспрецедентного для ССАГПЗ, кризиса.

В ход было пущено все: визиты в столицы конфликтующих стран, телефонные переговоры, приезд в Кувейт президента Турции Р. Т.Эрдогана, консультации через третьи стороны, такие как Ирак, и, к чести кувейтского руководства и дипломатов, накал страстей удалось несколько сбить, особенно, когда на почве подготовки и организации паломничества к святым местам, было возобновлено сотрудничество отдельных ведомств враждующих стран. А инициатором этих контактов выступил Кувейт.

Правомочен вопрос: насколько бескорыстен в своем миротворчестве Кувейт и что стоит за его внешней политикой?

Очевидно, что, отстаивая интересы мира и стабильности в регионе, Кувейт инвестирует эти усилия в собственную безопасность.

Посредничество приносит свои плоды и в укрепление двусторонних связей с соседними странами, ведь, становясь причастным к их проблемам, волей-неволей, ты входишь в глуби их текущих политических процессов, нарабатываешь необходимые в дальнейшем, связи и репутацию.

По мере роста успехов Кувейта на этом поприще, обратно пропорционально величине его географической площади, растет его авторитет и в международных организациях, в ООН.

Неизменно прочной остается позиция, занимаемая Кувейтом в ССАГПЗ, одним из основателей которого в 1981 г. он является.  Соответственно политической, упрочиваются его торговые и экономические связи со странами, членами этой организации, та и с соседями по региону.

В этой связи, во время встречи с председателем Совета по международным и межарабским связям Мухаммедом Сакром, правитель Кувейта подтвердил, что «сближение между странами Залива и разрешение существующих между ними противоречий является нашим (Кувейта- авт.) священным долгом, который невозможно игнорировать». И напомнил, что противостояние и противоречия приводят к «неустранимым, порой, последствиям».

Ас-Сабах добавил, что «любое усилие и действие, каким бы трудновыполнимым оно не было, направленное на упрочение ССАГПЗ, на устранение бытующих разногласий, приветствуется и полезно, если оно служит поддержанию целей и задач Совета, созданного 37 лет тому назад».

Правитель Кувейта продолжил: «Мне лично, участвовавшему в создании ССАГПЗ и вот уже на протяжении почти четырех десятилетий, видящему как он существует и развивается, невозможно остаться в стороне от решения проблем, если они возникают. И не сделать все возможное, для сближения между братскими странами – это мой долг, о которого я не вправе отказаться».

Как известно, в попытках найти решение нынешнему кризису вокруг Катара, ас-Сабах посетил Саудовскую Аравию, ОАЭ, собственно, Катар, где провел переговоры с руководством этих стран.

Следует также упомянуть и инициативу Кувейта созвать международную встречу стран-спонсоров по восстановлению иракского Мосула, что надлежащим образом характеризует эту страну и ее приверженность идеалам мира и стабильности на Ближнем Востоке.  Пример этого маленького гиганта региональной и международной дипломатии весьма поучителен и для других стран, как показатель практичности и выгодности взвешенной внешнеполитической позиции и равно удалённости от конфликтующих сторон.  Мы также считаем необходимым упомянуть тот факт, что в отличие от КСА и Катара, Кувейт практически никогда и ни на каком уровне не упоминался в связи с причастностью к поддержке каких-либо террористических организаций.

30.78MB | MySQL:67 | 0,739sec