Ислам, политика, радикализм в Великобритании

С конца 80-х годов мусульманские организации стали играть заметную роль в политической жизни Великобритании. Толчком к этому послужило дело Салмана Рушди. Сразу же после публикации нашумевшей книги мусульманами был создан Комитет Великобритании по делам исламских организаций. Комитет обратился к министру внутренних дел с требованием запретить публикацию книги. Однако это не дало желаемого результата. Дело Салмана Рушди стало предметом дискуссий по поводу внесения поправок в “закон о святотатстве”, привело к осознанию мусульманами того, что их организации слабо представлены на государственном уровне, что без единства невозможно влиять на власть. Мусульмане Великобритании проявляют политическую активность на нескольких уровнях. Во-первых, создание различных исламских ассоциаций и партий как умеренного, так и радикального характера; во-вторых, участие в ведущих политических блоках страны.

В сентябре 1989 г. была создана Исламская партия. Ее цель – добиться от властей наделения исламской религии теми же правами и привилегиями, которыми пользуется англиканская церковь. В программном документе также значилось: добиться введения изучения исламских религиозных дисциплин в общеобразовательных учреждениях страны и государственных денежных субсидий мусульманским учебным заведениям.

В 1992 г. Камил Сиддики взял на себя инициативу создания Исламского парламента. Парламент состоял из 150 представителей, спикера и четырех заместителей. К. Сиддики призвал мусульман не соблюдать британские законы, которые идут вразрез с исламской религией. Однако ни Исламской партии, ни мусульманскому парламенту не удалось получить значительную поддержку со стороны мусульманских общин Великобритании.

В 1996 г. был создан единый представительный орган мусульман страны – Совет мусульман Великобритании. В 2001 г. его генеральный секретарь Юсуф Бейлок заявил, что Совет отражает интересы всех мусульманских общин страны. Совет мусульман Великобритании был признан правительством. К середине 90-х годов в Великобритании насчитывалось 839 мечетей и 950 различных мусульманских организаций. В 1997 г., по официальным данным, из 1,5 млн мусульман в Великобритании проживали 610 тыс. из Пакистана, 200 тыс. – из Бангладеш, 160 тыс. – из Индии, 350 тыс. – из стран Ближнего Востока и Африки, 180 тыс. – из других стран.

* * *

В Лондоне обосновалось большинство западноевропейских исламских центров, ряд которых активно поддерживает радикальные исламистские группировки. Исламская информационная служба (Аль-Марсад аль-и’лами) под видом правозащитной организации выступает на стороне фундаменталистов. Абу Хамза аль-Масри, проповедуя в одной из лондонских мечетей, оправдывал расправы алжирской «Вооруженной исламской группы» над мирными жителями. При непосредственной финансовой поддержке бен Ладена он создал организацию “Аль-Ансар аш-Шариа” («Приверженцы шариата»). От имени алжирской «Вооруженной исламской группы» издает бюллетень “Аль-Ансар”. Поддерживал экстремистскую организацию “Армия Адена” в Йемене, куда отправил своего сына и нескольких арабов, являвшихся жителями Великобритании и Франции. Сразу после событий 11 сентября он заявил, что, если те, кто совершил эти акции, были мусульманами, то справедливость на их стороне. Когда его спросили, как исламская община в Великобритании воспринимает призыв к интеграции в английского общество, Хамза ответил, что интеграция может быть лишь частичной, то есть затрагивать лишь некоторые стороны жизни. «Если вы имеете в виду, что мусульманин может быть частью немусульманского общества в том, что приемлет и ислам – охрана окружающей среды, защита прав человека, борьба с коррупцией, – тогда да, вы правы, такая интеграция вполне возможна, — сказал он. — Но если мы интегрируемся полностью, то дочери из мусульманских семей будут приходить домой беременные, а отец будет им говорить, мол, ничего, я же интегрировался, а его жена будет выгонять его из дома, и он будет спать где-нибудь в своей машине, а она будет приводить домой любовника…»

Организация “Аль-Мухаджирун” («Эмигранты») была создана в 1983 г. в рамках Партии исламского освобождения («Хизбу-т-тахрир»). Отделения “Аль-Мухаджирун” действуют в Пакистане, Франции, Германии, США, Индии, Йемене, Великобритании, Бангладеш. Цель этой организаций — создание всемирного мусульманского государства. Руководитель организации “Аль-Мухаджирун” Омар Бакри заявил, что Англия – столица исламского мира, а Трафальгарская площадь «стала нашей Меккой». “Аль-Мухаджирун” поддерживает джихад в Боснии, Чечне. При помощи этой организации осуществлялась подготовка британской мусульманской молодежи для отправки в Чечню. Ею было собрано около 250 тыс. долларов для формирований Ш. Басаева. Через свою торговую фирму Омар Бакри наладил сбор пожертвований для мусульманских диаспор разных стран. Затем эти средства под видом коммерческих платежей переводились в районы вооруженных конфликтов. Именно эта организация за последние три года направила в Чечню, Афганистан и Кашмир не менее 200 граждан Великобритании. По данным спецслужб Великобритании, число его последователей составляет от 300 до 800 человек. Из-за присутствия в стране таких радикальных исламистских элементов, как Омар Бакри, британская столица получила название “Лондонистан”. В апреле 2001 г. в Лондоне открылся первый съезд радикальных исламистских организаций, в том числе египетской «Аль-Джихад», алжирской «Вооруженной исламской группы», «Аль-Каиды». Этот съезд проходил под эгидой организации «Аль-Мухаджирун». О. Бакри полагает, что борьбу между исламом и атеизмом необходимо вести на трех уровнях: культурном (распространение идей ислама в исламистской трактовке), политическом (разоблачение коррумпированных режимов в мусульманских странах) и военном (ведение джихада на оккупированных территориях, таких как Чечня, Палестина, Аравийский полуостров, Босния). Омар Бакри категорически против идеи интеграции. «Мы не думаем, что можно интегрироваться в те общества, в которых мы живем, — говорит он. — Я не сторонник полнейшей изоляции, но в то же время я не поддерживаю и идею интеграции». Омар Бакри поддерживает «интеграцию лишь средствами его религии и его веры, то есть, чтобы окружающее общество менялось, а не заставляло его меняться». «Либо мы будем проповедовать Западу, и он примет ислам, либо мы будем жить на Западе, и под влиянием нашей жизни они примут ислам как политическое, но не идеологическое решение их проблем», – сказал он.

«По воле Аллаха мы превратим Запад в Дар Аль-Ислам (то есть в территории, подчиненные правилам ислама) путем вторжения извне, — сказал Омар Бакри. — Если исламское государство встанет на ноги и вторгнется в западные территории, мы будем его армией, его солдатами, завоевывающими Запад изнутри. Если же этого не произойдет, мы изменим Запад путем идеологического вторжения, без кровопролития». По словам Бакри, ислам пытается использовать западный образ жизни для достижения своих целей — подчинения Запада правилам ислама. Он также говорит, что «мы не делаем различий между гражданскими и негражданскими, невиновными и виноватыми, только между мусульманами и неверными. А жизнь неверного ничего не стоит. Она не священна». Бакри Мухаммад поделился своей мечтой вывесить знамя ислама над резиденцией британского премьер-министра на Даунинг-стрит, 10. «Я уверен, что когда-нибудь это случится, потому что это — моя страна. Мне нравится здесь жить».

Недавно в Великобритании появилась организация “Нация ислама”. Это движение пришло из США, где пользуется популярностью исключительно среди афроамериканцев, для которых переход в ислам стал своего рода актом протеста. “Нация ислама” выдвигает прежде всего политические, а не религиозные требования, среди которых – создание отдельного государства “для потомков рабов”. В Великобритании у нее несколько тысяч последователей.

Еще одна радикальная организация — “Хизб ат-тахрир аль-исламий” («Партия исламского освобождения»). Находясь в британской столице, эта организация ведет подрывную деятельность в ряде стран и внутри мусульманских диаспор в Европе. Она особенно активна в Бельгии, Германии, Голландии. Представитель “Хизб ат-тахрир аль-исламий” в Лондоне И. Вахид высказывается в поддержку деятельности исламистских организаций против Израиля. Партия освобождения выступает за создание всемирного халифата. Она считает правительства всех исламских государств предательскими и незаконными. По мнению нынешнего лидера партии Абд аль-Кадима Зулюма, священной обязанностью каждого мусульманина является борьба за создание исламского государства. «Все государства следует объединить в одну исламскую отчизну, конечная цель – создание халифата », или «следует выработать концепцию исламского правления, отказавшись демократии, навязываемой мусульманским странам; главная задача заключается не в создании одного или нескольких исламских государств, а в строительстве единого исламского сообщества по всему мусульманскому миру с последующим присоединением к нему неисламских территорий».

Шейх Юсуф Карадауи – руководитель Исламского совета Европы, основанного в 1997 г., призывает мусульман к “электронному джихаду” против израильских и американских интернет-сайтов. Он одобряет действия террористов-смертников и рассматривает их как высшую форму проявления джихада. По поводу участия женщин в подобных акциях он заявляет, что “со времен пророка они сражаются бок о бок с мужчинами; женщины приносят себя в жертву ради освобождения священных земель, оккупированных Израилем, и это величайшая из жертв на пути Аллаха”. По его словам, джихад в Палестине является обязанностью (фард айн) каждого мусульманина. Для участия в нем, в том числе в акциях самопожертвования, мусульманки не обязаны спрашивать разрешения ни у мужей, ни у сыновей, ни у отцов.

Находящийся в Великобритании “Издательский дом Аззам” выпускает радикальную исламистскую литературу. Эта организация получила название в честь Абдаллы Аззама (1941–1989) — одного из создателей радикального движения «Хамас» и духовного наставника “арабских афганцев”, в том числе и Усамы бен Ладена.

Нельзя не упомянуть еще одного деятеля радикальных исламистов, шейха Омара Абу Омара, известного так же, как Абу Катада и Абу ат-Такфири. Через его мечеть в Брикстоне (юг Лондона) “прошли” многие известные террористы: Ричард Рейд, Закариас Мосауи и др. Этот человек непосредственно связан с рядом радикальных группировок: алжирской “Вооруженной исламской группой”, “Такфир ва-ль-хиджра”. Его еще называли эмиссаром бен Ладена в Европе. Магнус Рэнсторп, директор Центра по изучению проблем терроризма Шотландского университета Сант Эндрю, говорит, что самую большую угрозу представляют агенты «Аль-Каиды», которые очень умело вербуют молодежь. Талантливые вербовщики — самая опасная часть «Аль-Каиды». Они легко выявляют потенциальных рекрутов, а мечеть в Брикстоне – идеальное место для вербовки. Особый интерес вербовщики проявляют к лицам с криминальным прошлым, которые легко могут переступить закон. Причем агенты активно работают вне стен мечети. Любое место, где собирается молодежь и обсуждает проблемы ислама, – сфера особого внимания вербовщиков.

Еще одной фигурой среди радикальных исламистов является Ясир ас-Сирри, возглавляющий “Исламский наблюдательный центр”. По словам ас-Сирри, его организация занимается защитой прав человека в мусульманских странах. Именно с помощью ас-Сирри двое террористов под видом журналистов получили аккредитацию и организовали убийство Ахмад Шаха Масуда. Сопроводительное письмо, которое везли с собой террористы-смертники, также было подписано ас-Сирри. В конце октября 2001 г. он был арестован по подозрению в причастности к покушению на Ахмад Шаха Масуда, однако в 2002 г. был оправдан и досрочно освобожден.

С начала 1990-х гг. алжирские исламисты начали создавать в Великобритании свои структуры. Руководили этим процессом Мохаммад Дмили (он издавал бюллетень Исламского фронта спасения «Аль-Баляг»), Рашид Рамдан (он стал впоследствии одним из финансистов «Вооруженной исламской группы») и Камареддин Кербан. Алжирские исламисты создали организацию «Хьюман консерн интернешнл», которая занималась переброской алжирских «афганцев» и их интеграцией в формированиях религиозных экстремистов.

В Лондоне находится «Аль-Мунтаа аль-исламий», объединяющая главным образом выходцев из Алжира. Основная часть собираемых ею средств направляется на проведение «зарубежных операций». Через ассоциацию «Алжирская община в Великобритании» активисты Исламского фронта спасения смогли проникнуть в исламскую миссию в Великобритании с базированием в Бирмингеме и Лондоне. До прихода сюда алжирцев эта организация носила сугубо благотворительный характер, однако затем ее профиль несколько изменился в сторону радикализма. В Южном Уэльсе был обнаружен лагерь, где в течение нескольких лет перед отправкой в Афганистан молодых мусульман обучали владению огнестрельным оружием. Уже в ближайшие дни детективы из Скотланд-ярда намерены допросить ряд лиц, имевших непосредственное отношение к найденному лагерю «Йетгоч».

Враждебное отношение к мусульманам усилилось в Великобритании после терактов 11 сентября 2001 г. Участились нападения как на отдельных граждан-мусульман, так и на мечети. Кроме того, мусульмане столкнулись с преследованиями со стороны полиции, которая начала проводить обыски выходцев из азиатских стран. Дважды полиция останавливала для проверки одного из британских пэров — лорда Ахмеда. По мнению Арзу Мерали, главы Исламской комиссии, проводившего социологический опрос, «11 сентября 2001 года «узаконило» дискриминацию в отношении мусульман. Сейчас это стало почти нормальной практикой. Такие предрассудки взращивались на протяжении долгих лет, но только 11 сентября эти стереотипы были увековечены». Как пишет газета «Guardian», в ходе исследования по всей стране были опрошены примерно 1200 мусульман, из которых почти 80% признались в том, что сталкивались с дискриминацией из-за веры.

Мусульманские лидеры Великобритании опасались того, что преступные элементы могут использовать политическую идеологию для влияния на молодежь. В проповедях, которые будут произнесены в пятницу, должно быть подчеркнуто, что терроризму нет места в исламе. В каждую мечеть страны направлено письмо, в котором проповедникам рекомендуют давать прихожанам «правильные исламские наставления» и не допускать проникновения преступников в мусульманские сообщества.

Нынешний глава лондонской полиции Ян Блейр неоднократно заявлял, что безопасности Великобритании угрожает «огромное количество» мусульман, вернувшихся из тренировочных лагерей террористов в Афганистане. Ранее с аналогичным заявлением выступил премьер-министр Тони Блэр. Еще в 2003 г. генеральный директор МI5 Элиза Мэннингем-Буллер сообщила правительству и парламентариям о существовании в Великобритании «пассивных» агентов «Аль-Каиды», которые занимаются сбором информации, причем многие из них являются подданными страны. Служба контрразведки Великобритании МI5 проводила расследование деятельности двух ячеек международной террористической группировки «Аль-Каида», которые, как утверждается, готовят «показательную» террористическую атаку на Британских островах. Согласно полученным данным, около десяти террористов из Северной Африки и Саудовской Аравии собирали информацию о крупнейших коммерческих объектах Соединенного Королевства, включая банки и торговые центры. При этом некоторые из них проводят пробные поездки к этим заведениям, прорабатывая варианты атаки при помощи автомобилей со взрывчаткой. Однако были и другие оценки. Например, эксперт по проблемам терроризма газеты “Аль-Хайят” Камил Тавиль говорил, что исламисты используют Великобританию для пропаганды, но никогда не будут совершать никаких террористических акций в стране, которая их приютила и дает им свободу слова.

* * *

Серия взрывов в Лондоне вызвала ответную реакцию части населения Великобритании. Всплески ненависти к исламу прокатились по стране в ночь с четверга на пятницу. Как сообщают «Исламские новости», один из первых инцидентов был совершен в Лидсе. Неизвестные бросили бутылку с зажигательной смесью в окно мечети Аль-Мадина Джамиа, были выбиты стекла мечети в Бристоле и Исламского института в Лондоне. В ночь с пятницы на субботу едва не погиб в пожаре глава мечети Шаяла в г. Биркенхеде. Никто не сомневается, что поджог храма был ответной реакцией на взрывы в Лондоне. Всего на данный момент подверглись нападению как минимум семь мечетей по всей стране. Тони Блэр выразил благодарность мусульманским организациям, действующим в британской столице, за оказание поддержки в период чрезвычайной ситуации, возникшей после серии терактов в Лондоне. Он подчеркнул, что произошедшая трагедия не должна привести к национальной и религиозной розни в Соединенном Королевстве. Однако Исламская комиссия по правам человека, базирующаяся в Лондоне, обратилась с предостережением ко всем мусульманам, проживающим в британской столице: во избежание новых трагических инцидентов всем, кто исповедует ислам, рекомендовано не покидать своих домов.

Модель британского «мультикультурализма» с предоставлением этническим группам равных прав для политического, экономического и любого другого участия в жизни государства требует тщательного анализа и доработки. И хотя под угрозу могут быть поставлены устои свободной Европы, скорее всего английские власти будут вынуждены ужесточить законы о предоставлении политического убежища, проводить более жесткую иммиграционную политику. Уже на протяжении нескольких лет видные политические деятели государства высказываются за проведение подобных мер. Теракт в Лондоне стал лишь катализатором вышеперечисленных действий правительства. В этой связи стоит заметить, что недавно, до трагедии, британский министр иностранных дел Джек Стро, выступая в Совете Безопасности ООН, заявил, что законы, позволяющие людям искать защиту от произвола властей в зарубежных странах, в эпоху глобального терроризма должны быть пересмотрены. По словам главы британского внешнеполитического ведомства, «право на политическое убежище не является неограниченным. Оно не распространяется на тех, кто совершил военные преступления, преступления против человечности или иные серьезные преступления, а также на тех, кто совершает действия, противоречащие целям и принципам ООН».

Бывший глава лондонской полиции Джон Стивенс еще в начале года отметил необходимость принятия целого пакета антитеррористических законов, подчеркнув, что те, кто выступает против них, «наивны» в оценках террористических угроз. Стивенс сделал это заявление в преддверии обсуждения Закона о предотвращении терроризма, который был одобрен палатой общин британского парламента. В 2004 г. во время визита в Индию глава МВД Великобритании Бланкетт заявил, что террористы-самоубийцы настолько опасны, что обычная в Великобритании процедура предоставления доказательств может быть изменена. Это позволит судить экстремистов до того, как они проведут террористический акт. Дэвид Бланкетт будет добиваться принятия новых антитеррористических законов, которые позволят проводить закрытые суды над британцами, подозреваемыми в причастности к международному терроризму.

В ситуации, когда каждый пятый житель британской столицы – мусульманин, между лондонцами и эмигрантами может вспыхнуть серьезный конфликт. Безусловно, жителям Великобритании понадобится время, чтобы вернуться в прежнее состояние и избежать открытых проявлений национализма и религиозной нетерпимости. В связи с приближающимися парламентскими выборами в Лондоне существует вероятность совершения терактов. Как сообщает газета Guardian, согласно оценке компании Aon, занимающейся страхованием рисков, уровень террористической угрозы для Лондона изменен с «контролируемого» до «повышенного», что выше, чем в других европейских столицах. Мадридские теракты в марте прошлого года повлияли на исход выборов в Испании, и террористы могут воспользоваться этой тактикой, принесшей им успех.

Нельзя забывать, что радикалы — это еще не все мусульмане. Большинство последователей исламской религии стараются прочно занять свой сегмент в бизнесе, обществе, политике. В Великобритании насчитывается 5 тысяч мусульман-миллионеров. В палате лордов четверо мусульман: лорд Ахмад, лорд Али, лорд Пател, баронесса Уддин. Башир Ханбхаи — член Европарламента. Сообщество мусульман страны постоянно крепнет политически. В настоящее время у него 13 мест в парламенте от тех округов, где мусульманам удается получить большинство голосов, хотя бы и с небольшим перевесом. Председатель Совета имамов и мечетей Великобритании Заки Бадави считает, что новое поколение мусульман старается участвовать в тех процессах, которые происходят в британском обществе, и в то же время они хотят остаться мусульманами и сохранить свою идентичность. Если мусульмане придерживаются правил шариата в отношении одежды, то они хотят, чтобы ее стиль был европейским. Если они желают пиццу, то это должна быть халяльная пицца. Многие молодые люди разделяют точку зрения, что первое поколение следовало букве исламского закона, в то время как второе поколение старается придерживаться духа ислама. Основная проблема заключается в том, что более старшее поколение создало такой имидж ислама, который молодежь с легкостью отвергает. Мусульманам Европы вообще и Великобритании, в частности, в ближайшее время предстоит так «оформить» свою доктрину, чтобы она способствовала поддержанию своей идентичности, с одной стороны, и предотвращала проявления культуры «джихада» — с другой. Увеличение объемов и скорости миграционных потоков делает более проблематичными их контроль, ведение статистики, а также проведение границ между «своими» и «чужими», мигрантами и беженцами и т.д. Поскольку развитие единого европейского рынка очень во многом зависит от свободы передвижения и мобильности трудовых ресурсов, успех или неудача в согласовании миграционных политических практик станет своеобразным тестом для идеи Европы без границ. Решение вопросов, возникающих между «чужаками» и принимающим обществом, достижимо не только путем согласования национальных традиций, но и посредством тщательного анализа социокультурной среды тех регионов, откуда прибывают мигранты.

33.21MB | MySQL:68 | 0,823sec