Об ирано-катарском сотрудничестве

Как известно, одним из главных предлогов разрыва дипотношений с Катаром и его экономической блокады в июне с.г. коалицией ряда арабских стран во главе с КСА стали его обвинения в дружеских отношениях с Ираном[1].. Поводом же было выступление эмира Катара 26 мая он сказал о  взаимодействии с Ираном и поддержке Дохой впредь только палестинского движения ХАМАС и ливанской  «Хизбаллы»[2]. Негативную реакцию Эр-Рияда впоследствии усугубил видеоматериал[3] Financial Times по выплате Дохой иракской шиитской группировке и ее руководству из КСИР, а также джихадистам около  $1 млрд за освобождение, похищенных в декабря 2015 г. во время охоты членов правящей семьи. Трудно сказать теперь, кто же виноват больше в возникшем кризисе, но повод у Саудовской Аравии и ее союзников в ССАГПЗ был.

После объявления блокады Катару со стороны КСА и союзников по «арабскому НАТО» Иран и Турция успешно свели ее на нет.

Реакция Тегерана катарский кризис последовала с определенной задержкой. Что  скорее было вызвано формированием президентом Х.Роухани своего нового кабмина, который был утвержден Меджлисом к 20 августа. Только 6 июля иранский президент после беседы по телефону с эмиром Катара выступил против диктата КСА[4]. После этого Тегеран в дополнение к открытию своего воздушного пространства для Дохи, начал снабжать ее продовольствием. Посол Катара вернулся в Тегеран только 5 сентября[5][6]..

Иранские СМИ и бизнес отреагировали сразу же после начала кризиса, охарактеризовав создавшуюся ситуацию, как выигрышную для иранской экономики[7].

В чем же заключается интерес Ирана в возникшем кризисе с Катаром? Здесь можно выделить несколько аспектов, но приоритетными являются, скорее всего, Сирия и нефть/газ (это близко и интересам России, за исключением наших «продвинутых» отношений с КСА и возможно собственной программы по экспорту СПГ[8]).

Международный аспект   

Иран заинтересован в прекращении поддержки Катаром оппозиции в Сирии, против которой он ведет войну. До упомянутого заявления эмира Доха является наряду с Эр-Риядом самым ярым союзником исламистских группировок в Сирии[9].

Кризис с Катаром позволил Тегерану укрепить отношения с Турцией, которая имеет стратегическое партнерство с эмиратом и строит там свою военную базу[10]. В свою очередь, идя на сближение с Тегераном в условиях обострения катарского кризиса, Анкара признала возможность участия Б.Асада в будущем Сирии.

Известный эксперт по терроризму Теодор Карасик обратил внимание также на визит в Доху накануне 5 июня председателя парламента Ирака суннита Салима аль-Джубури близкого к «Братьм-мусульманам», который выразил поддержку эмиру Катара, при сохранении официально Ираком нейтралитета. По мнению представителя INEGMA, речь может идти о возникновении тройственного союза Иран-Ирак-Катар, который ликвидирует доминирование КСА в регионе и расколет ССАГПЗ. Он также отметил предложения иракца каких-то новых масштабных инвестпроектов в этом «треугольнике»[11].

Хотя еще основатель ИРИ аятолла Хомейни снял с повестки лозунг исламской революции  «Ислам не знает границ!», в глобальном плане Тегеран всегда будет стремиться к покровительству всем шиитами в мире. Падение режима С.Хусейна, действия США и КСА в регионе, предоставляют ИРИ для достижения этой цели исторический шанс.

 Экономический аспект 

В начале сентября иранский банк «Садерат» в Дохе заключил соглашение с банками Катара об устранении препятствий при обеспечении операций между странами[12]. В результате санкций арабских соседей Катара, Иран и Турция могут заместить их экспорт в этот эмират. По разным оценкам, размер этой доли составляет, , от $10 до 14 млрд.[13]

Однако наряду с этим выигрышем Иран приобретает возможность реализовать свою амбициозную программу по полномасштабному развитию совместного с Катаром месторождения «Северное»/ «Южный Парс»[14].

Иран занимает по запасам природного газа 1-ое место, но по добыче он 3-й. Маленький же Катар идет сразу после Ирана на 4-м месте и только благодаря этому газоконденсатному месторождению. Дело в том, что он считается одним из наиболее «умных» производителей газа в мире, располагая не только современными комплексами по переработке, отгрузочными терминалами, сетью трубопроводов, но и самым большим танкерным флотом по доставке СПГ и  диверсифицированной сетью по его реализации (75% СПГ поставляется в Японию, Индию, Южную Корею и Китай).

Главным приоритетом правительства Х.Роухани с 2014 г. является развитие месторождения «Южный Парс». Принятый в прошлом году 6-й план развития ИРИ выделяет этот проект как главный для дальнейшего экономического роста Ирана. К 2020 году объем добычи Ирана на совместном месторождении должен превысить объем добычи Катара. Сделать это Иран может только путем привлечения в его разработку иностранных инвесторов.

Самым же главным стимулом для Ирана в расширении своего  сотрудничества с Катаром в сфере природного газа является именно потенциал последнего по производству СПГ и гелия[15][16]. Катарские издержки по СПГ самые низкие в отрасли и он занимает здесь стабильно 30% доли мирового рынка. В условиях невыгодности развития трубопроводов, Министерство нефти ИРИ в 2015 г. поставило задачу войти в клуб экспортеров СПГ в ближайшие годы с долей 10,5 млн т/год[17].[18].

В апреле с.г. Катар возобновил добычу на  «Северном», а 4 июля государственная Qatar Petroleum (QP) 3-я по величине активов газовая компания мира[19], объявила планы об увеличении добычи газа на 30% в течение следующих 5-7 лет до 100 млн тонн в год т.е. на 30%. Такие гиганты, как ExxonMobil, Total, Shell Qatar, CNPC и т .д. заявили о своей готовности реализовать инвестпроекты.

Отметим, что в ноябре 2016 г. Иран подписал предварительное соглашение  на сумму $4,8 млрд с французской компанией Total и китайской CNPC по разработке 11-й фазы газового месторождения «Южный Парс». Но из-за позиции США этот проект так и «топчется на месте». Эти же компании выступают в качестве акционеров российского завода по производству СПГ «Ямал-СПГ»[20].. В рамках сентябрьского саммита БРИКС в китайском Сямэне было анонсировано о покупке  китайской CEFC 14,2% акций «Роснефти» у консорциума Qatar Investment Autority и швейцарской Glencor[21]. Последние остались миноритариями российской госкомпании, а в апреле с.г. их главы были награждены  президентом России российскими орденами за покупку акций «Роснефти»[22]..

Есть или нет в катарском кризисе пресловутый «российский след» покажет время. Однако сама история со слияниями и поглощениями в «Роснефти» на фоне участия китайского нефтегазового гиганта и французских «партнеров» в перспективных проектах и в Катаре, и в Иране, и РФ свидетельствует, что основная причина этого кризиса скорее лежит в обострения конкуренции за инвесткапитал на мировом рынке углеводородов.

Пока мы наблюдаем остановку Катаром только производства гелия[23],, востребованного в странах АТР. Что же будет дальше? Смогут ли Тегеран с Дохой по «Южному Парсу» и по другим перспективным месторождениям[24] добиться успеха? Если у Катара и Ирана получится сотрудничать по этим проектам, тогда это станет прецедентом и поможет последнему в решении вопроса расширения добычи на еще 15 спорных с Кувейтом и КСА месторождениях углеводородов (Дора/Араш, Ферейдун-Марджан/ Фарузан и т.д.).

Свое слово в этой интриге еще не сказал мировой лидер – США. Ведь  Катар является «боковым коридором» компании ExxonMobil Corporation, принадлежащей клану Рокфеллеров. Но, начиная с 2007 администрация Белого дома блокировала проекты ExxonMobil с российским участием из-за санкций как в отношении как ИРИ, так и РФ[25].

Россия пока идет по пути повышения ставок в этой борьбе. В частности, это выражается в запланированном на октябрь историческом визите короля Саудовской Аравии в Москву и решением заявленных в ходе недавнего ПМЭФ совместных проектов, стоимостью около $3 млрд. У Эр-Рияда похоже это последний шанс спасти ситуацию. Будем надеется, что все риски и возможные убытки в т.ч. по Сирии, Москвой были рассчитаны верно. Однако эта тема выходит за рамки исследования.

[1] Известно, что Катар и КСА давно имеют конфликты. В 1992 г. это вылилось в военные действия из-за спорных территорий, в 2014 г. в отзыве послов соседними странами из Дохи.

[2] Материал с сайта http://www.eghtesadnews.com/بخش-سایر-رسانه-ها-61/174439-بزنگاه-سیاسی-اقتصادی-ایران-در-بحران-قط от 6.07.17

[3] https://www.ft.com/video/2af62cb3-256b-42fe-aa70-8935cbef9d03

[4] http://www.eghtesadnews.com/

[5] http://donya-e-eqtesad.com/news/1115674/

[6] Дипотношения ранее были прерваны в январе из-за нападения толпы на посольство Саудовской Аравии в январе 2016 г.в Тегеране в ответ на казнь шиитского богослова в КСА и гибель 160 иранцев в хадж 2015 г.

[7] См. Месамед В.И. http://www.iimes.ru/?p=35465 Например, он пишет, что  директор Объединения иранских экспортеров М.Лахути. сравнил ситуацию  с той, которой в 2016 году не сумела воспользоваться ИРИ из-за логистики по доступу на росрынок после сбитого турецкими ВВС российского СУ-24 в конце 2015 г..

[8] В начале октября с.г.  Россия запускает в эксплуатацию завод по производству сжиженного природного газа «Ямал-СПГ», который гарантирует ей долю в 10% на мировом рынке СПГ. Мощность завода в 2019 г. составит 5,5 млн.т./год   http://politikus.ru/v-rossii/98717-yamalskie-moschnosti-na-starte-rossiya-gotovitsya-pokorit-mirovoy-rynok-spg.html

[9] http://www.vestifinance.ru/articles/86477 Катар потратил целых $3 млрд. в течение последних двух лет на поддержку войны в Сирии, что превышает вклад других стран.

[10] Катар в ходе попытки переворота в Турции направил в июле 2016 г. лучшие свои части в помощь Эрдогану. В ответ парламент Турции утвердил недавно решение послать в Катар 5-6 т. военных для его защиты.

[11] http://www.eghtesadnews.com

[12] http://donya-e-eqtesad.com/news/1116028/

[13] http://www.eghtesadnews.com и ITC Trade Map

[14] Катарская часть участка носит название «Северное» (площадь — 6 тыс. кв. км), а иранская — «Южный Парс» (3,7 тыс. кв. км). При этом, по оценкам BP, запасы Катара составляют 24 трлн.м3 газа, а запасы ИРИ  51 трлн.м3.см. http://donya-e-eqtesad.com/news/1113175/

[15] См. например https://news-front.info/2017/06/15/akatar-gelij-i-rossiya-aleksandr-frolov/

[16] На долю Катара приходится 25% общемирового производства гелия

[17] http://donya-e-eqtesad.com/news/955619/

[18] При добыче нефти только на одном совместном с КСА месторождении Фарузан (по араб. Ферейдун-Марджан) Иран сжигает в факелах 5,4 млн.м3 попутного газа, который мог бы при наличии финансирования и оборудования идти на переработку в СПГ.

[19] В состав акционеров ее дочерних компаний входят большая часть мировых нефтяных компаний: ExxonMobilTotalMitsuiMarubeni,  Norsk Hydro, Enimont (Italy), and Elf Aquitaine (France) Yara International Chevron Phillips Chemical International

[20] http://yavix.ru/%D0%B2%D0%B8%D0%BA%D0%B8%20%D0%AF%D0%BC%D0%B0%D0%BB%20%D0%A1%D0%9F%D0%93

[21] Подробнее: http://www.vestifinance.ru/articles/90721

[22] http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201704100002?index=1&rangeSize=1

[23] https://regnum.ru/news/2287699.html

[24] Вблизи Южного Парса открыто недавно новое газовое месторождение Sepand (Сепанд)  http://news.xinhuanet.com/english/2017-05/24/c_136311728.htm

[25] В марте 2007 года конгресс США одобрил законопроект, запрещающий гос. пенсионным фондам инвестировать в акции неамериканских компаний, вложивших более 20 миллионов долларов в энергетический сектор. Тем самым был закрыт проект по созданию СП ОАО «Газпром», Qatar Liquefied Gas Company Limited и National Iranian Oil Company СП по добыче газа в Иране и его сжижению в Катаре, с долей каждого участника по 30% и 10% китайской CNPC для сбыта газа. В июле с.г. Office of Foreign Assets Control (OFAC), наложил штраф в $2 млн. на ExxonMobil за нарушение санкций из-за Украины вследствие заключения в 2014 г. 8 контрактов с главой «Роснефти». Госсекретарь США Рекс Тиллерсон является бывшим гендиректором ExxonMobil и был также награжден российским орденом Дружбы см. в т.ч. https://www.gazeta.ru/business/2017/07/20/10796498.shtml.

31.05MB | MySQL:67 | 0,737sec