Валид Джумблат: политическое кредо «от компромисса к оппозиции» или наоборот?

Ливанский политик В. Джумблат уже около 30 лет привлекает внимание наблюдателей своей деятельностью. Высокий, худощавый с голубыми глазами, внешне он кажется слабым человеком с подорванным здоровьем. Однако его политическая активность говорит об обратном. Джумблат непременный участник всех оппозиционных митингов, на которых выступает с резкими заявлениями. Он неоднократно объездил мир и у него всегда насыщенная программа. За рубежом лидер Прогрессивно-социалистической партии (ПСП) встречается с влиятельными политиками и посещает студенческие общества. В родном Ливане он возглавляет друзскую общину (последователей культа фатимидского халифа аль-Хакима) и является главой рода Джумблатов.

Но это всего лишь общие характеристики. В. Джумблат привлекает к себе внимание еще по одной причине – он чрезвычайно непоследователен в своих лозунгах и действиях. Сам лидер ПСП считает своей главной задачей, консолидацию всех патриотических и прогрессивных сил, их объединение в борьбе за сохранение единства, независимости и арабского характера Ливана [1]. Однако методы, которые он применял на практике, скорее приводили к расколу ливанского общества, в результате которого его независимость становилась очень шаткой.

Переходя непосредственно к политическому портрету В. Джумблата, необходимо подчеркнуть, что своим влиянием как в друзской общине, так и за ее пределами, он в первую очередь обязан непоколебимой памяти об авторитете его отца. Для многих ливанцев Камаль Джумблат был олицетворением честного политика, заботящегося о благе своего народа. Созданная им в 1949 г. ПСП, с ее отказом от принципов конфессионализма, практически сразу стала подлинно массовой партией, незнающей социальных градаций. Однако внешнеполитический нейтралитет, о котором было заявлено в Уставе ПСП, не был поддержан лидером партии на практике и оставался лишь лозунгом.

С конца 60-х годов ПСП открыто выступила в поддержку Палестинского движения сопротивления (ПСД). Члены друзской общины, возглавляемые К. Джумблатом, заняли сторону палестинцев в их противоборстве с Израилем. В союзе с ПСП также выступали Ливанская коммунистическая пария (ЛКП) и Движение арабских националистов (ДАН). Их соперником стал Тройственный блок «Хельф», состоящий из правых христианских партий.

Постепенно разногласия между сочувствующими палестинцам мусульманами и выступающими за укрепление отношений с западными странами христианами, переросли в острый политический кризис. В 1975 г. в Ливане началась гражданская война, в ходе которой друзские вооруженные формирования возглавлял В. Джумблат. Его подразделения активно участвовали в боевых действиях против христианских военных формирований.

Еще на начальном этапе гражданской войны К. Джумблат, во главе делегации Фронта патриотических и прогрессивных партий, организаций и деятелей (НПС) [2] отправился в Дамаск, где обратился к президенту Х. Асаду с просьбой оказать помощь в прекращении вооруженного конфликта. Но после ввода сирийских войск в Ливан (1 июня 1976 г.) он развернул широкую компанию за их вывод из страны. Являясь одним из главных инициаторов сирийского вмешательства во внутриливанские противоречия, К. Джумблат выступил как ярый противник их вооруженного решения. По мнению наблюдателей именно эта кампания стала причиной гибели лидера ПСП 16 марта 1977 г.

Вспоминая вышеуказанный период, президент САР отмечал, что изначально сирийское руководство планировало урегулировать внутриливанский кризис политическим путем. Но поскольку в Ливане были группировки, настаивающие на продолжении боев, президент принял решение о военном вмешательстве [3]. Касаясь вопроса о позициях К. Джумблата в отношении палестинцев, президент Сирии, отмечал, что военного решения конфликта между двумя противоборствующими группами в одной стране попросту не существует. Х. Асад неоднократно подчеркивал, что не понимает, какое отношение имеет освобождение Палестины к боям в Горном Ливане [4].

Дальнейшие события в стране привели к тому, что ее руководство все меньше могло повлиять на разрешение кризисной ситуации. Столкновения между отрядами правохристианских партий, в союзе с израильтянами и отрядами ПДС, поддержанными НПС не прекращались. 6 июня 1982 г. израильские войска вошли в Западный Бейрут – одно из основных мест дислокации ПДС. Через два месяца, в столицу были введены «многонациональные силы» США. Подчиняясь израильско-американскому требованию о выводе отрядов ПДС, палестинцы покинули приделы столицы.

С декабря 1982 г. президент А. Жмайель начал вести переговоры с Израилем о выводе войск. В мае он подписал соглашение о создании в Южном Ливане «зоны безопасности», что было расценено В. Джумблатом и его сторонниками как капитуляция перед Израилем. Христианские подразделения пытались установить контроль на оставленной израильтянами территории, но натолкнулись на решительное сопротивление со стороны мусульман. На этих территориях развернули свою деятельность отряды сопротивления, лидирующую роль, среди которых, играл созданный 23 июля 1983 г. Фронт национального спасения (ФНС), возглавляемый В. Джумблатом [5].

Противоборствующие стороны пришли к некому компромиссу лишь после вмешательства Сирии и Саудовской Аравии. 25 сентября они подписали соглашение о прекращении огня и договорились о созыве конференции по национальному диалогу, которая прошла в два тура. Ее первый тур, проходящий в Женеве, не принес желаемых результатов. Оппозиция президента продолжала настаивать на расторжении ливано-израильского соглашения. Отряды В. Джумблата, объединившись с шиитскими формированиями «Амаль», регулярно нападали на части ливанской армии и в конечном итоге завладели Западным Бейрутом. Под давлением Сирии А. Жмайель объявил об отмене соглашения с Израилем, после чего в Лозанне состоялся второй тур конференции. Стороны признали за Ливаном статус арабского государства, утвердили меры по прекращению огня и одобрили принципы выработки новой конституции, но не пришли к компромиссу по проведению политических реформ.

В вышеуказанный период В. Джумблат активно сотрудничал с Дамаском, его формированиям регулярно оказывалась помощь поставками оружия. В 1985 г., при посредничестве Сирии, он подписал с командующим «Ливанских сил» Э. Хобейкой соглашение о размещении сирийских войск в мусульманских зонах влияния. Отказ президента ратифицировать данное соглашение стал новым камнем преткновения в мусульмано-христианских отношениях. Острый политический кризис привел к тому, что к окончанию президентского срока А. Жмайеля (1988 г.), правительство не смогло прийти к компромиссу и избрать нового президента. Наряду с иными главами мусульманских партий, В. Джумблат отказался признать в качестве исполняющего главы государства, назначенного Жмайелем премьер-министра «переходного военного правительства» генерала М. Ауна. Требование Ауна о выводе сирийского вооруженного контингента из Ливана, побудило просирийски настроенные формирования к возобновлению военных действий.

Одним из ключевых толчков к урегулированию внутриливанского кризиса стало подписание в октябре 1989 г. в Таифе соглашения «о прекращении вооруженного конфликта», которое закрепило равенство ливанцев в правах вне зависимости от их конфессиональной принадлежности и внесло ряд корректив в политическое устройство Ливана. Документ предусматривал создание сирийско-ливанского военного комитета, как посредника между сирийским и ливанским правительствами по вопросу численности сирийских войск на территории Ливана, сроках их пребывания в установленных районах, и взаимоотношениях этих войск с ливанскими органами власти [6].

После окончания гражданской войны, В. Джумблат входил в состав правительства «национального единства» возглавляемого О. Караме. В мае 1992 г., он вошел в правительство Р. Сольха, а после него в кабинет Р. Харири. Формирования ПСП были частично распущенны, и их компетенция номинально стала ограничиваться обеспечением внутреннего порядка в друзских районах, но фактически отряды ПСП остались боевыми формированиями, готовыми в случае необходимости к решительным действиям.

Длительное невыполнение Сирией Таифского соглашения привело к разногласиям между В. Джумблатом и Дамаском. Лидер ПСП поддержал инициированную маронитским патриархом Н. Сфейром, компанию протеста направленную на прекращение вмешательства Сирии во внешнюю и внутреннюю политику Ливана. Сближение Джумблата с маронитами, достаточно резко выступающими против присутствия сирийских войск в Ливане, не осталось незамеченным сирийским руководством, объявившим его персоной нон грата. Лишь после распоряжения Б. Асада о передислокации сирийских войск из Бейрута в западные и северные районы страны, между ливанским политиком и президентом Сирии наметились определенные шаги к компромиссу.

Отношения В. Джумблата с сирийским руководством обострились в свете дальнейших внутриливанских политических событий. 21 октября 2004 г. после отставки Р. Харири пост премьер-министра Ливана занял О. Караме, семидесятилетний политик, уже занимавший этот пост в 1990–1992 гг. Он считался одним из наиболее постоянных союзников Сирии, поддерживающим тесные отношения с ее руководством. Новое правительство, которое было сформировано 26 октября, отличалось откровенно просирийской ориентацией [7]. В состав правительства Омара Караме В. Джумблат не вошел, поскольку принял решение, категорически отказываться от работы любого кабинета при президенте Э. Лахуде. Место министра по делам перемещенных лиц, ранее занимаемое Джумблатом, получил Т. Арслан, представитель друзкого рода Арсланов – традиционного противника Джумблатов.

Необходимо отметить, что взаимоотношения В. Джумблата с президентом страны значительно обострились еще в начале месяца. 1 октября 2004 г. в Бейруте было совершено покушение на экс-министра сельского хозяйства М. Хамаде – правую руку В. Джумблата. Комментируя это происшествие, лидер ПСП, заявил, что расценивает его как четкое послание в адрес оппозиции и считает его напрямую связанным с тем, что за две недели до покушения, он со своими сторонниками высказался, против изменений в конституции, позволяющих продлить срок президентства Э. Лахуда.

Выступая в оппозиции руководству страны, лидер ПСП обвинял О. Караме и его союзников в затягивании вопроса о выводе сирийских войск из Ливана. Несмотря на то, что в ливанских политических кругах объективно признавали, что правительство Караме носит временный характер и уже в мае 2005 г. будет переизбрано, В. Джумблат требовал от него решительных действий направленных против вмешательства Сирии во внутриливанскую политику.

Гибель 14 февраля 2005 г. Р. Харири, активно выступавшего в последнее время за вывод сирийских войск из Ливана, стала новым катализатором для обострения сирийско-ливанских отношений. В. Джумблат потребовал международного расследования и международного суда над преступниками. Он утверждал, что к убийству Р. Харири были причастны политические круги Сирии, заинтересованные в физическом устранении серьезного оппонента. Оппозиция организовала массовые акции протеста против присутствия сирийского контингента. Дамаск напрямую обвиняли во вмешательстве во внутриливанскую политику и в убийстве экс- премьера.

28 февраля О. Караме официально подал в отставку, но уже 10 марта по результатам консультаций между президентом и парламентскими фракциями, он набрал 71 голос из 128 и вновь был избран премьер-министром. Он выступил за полную реализацию условий Таифского соглашения и заверил ливанцев, что в ближайшее время будет проведено тщательное расследование причин гибели Р. Харири.

Во время своего турне по странам Европы и Азии, среди которых он также посетил Россию, В. Джумблат призывал политическую элиту к решительному нажиму на Сирию. Согласно его заявлениям, Ливан больше не мог ждать выполнения Дамаском условий Таифского соглашения и по этому он (Джумблат) настаивает на полном, быстром и окончательном выводе сирийских войск. Одним из основных требований выдвинутых Джумблатом руководству САР, оставалось вывод сирийского контингента до начала парламентских выборов, назначенных на май 2005 г.

Касаясь вопроса о парламентских выборах, лидер ПСП отмечал, что не может доверять О. Караме, несмотря на все его заверения и обещания. Его позицию поддерживали друзы Горного Ливана, считая, что Джумблат является единственным гарантом объективности выборов. Однако непосредственно перед выборами, он заявил, что отставка Караме не обязательна. Неоднозначно было его мнение и по вопросу о возращении в страну М. Ауна. Изначально он называл находящегося во Франции генерала – врагом Ливана и утверждал, что допустить его возвращение из изгнания, означает предать государство. А непосредственно перед выборами, лидер ПСП заявил, что он лично ничего не имеет против Ауна и даже согласен на его участие в предвыборной борьбе [8].

Примечательно, что именно настоятельное требование М. Ауна о выводе сирийского контингента из Ливана, стало в прошлом камнем преткновения в его взаимоотношениях с В. Джумблатом. Находясь в изгнании, генерал Аун неоднократно высказывался за вывод сирийских войск. В свое время он один из первых поддержал резолюцию СБ ООН 1559, утвержденную в сентябре 2004 г., согласно которой Сирия была обязана вывести свои войска. Накануне его возвращения в Ливан, в Бейруте произошел теракт (07 мая 2005 г.), который общественность напрямую связывала с деятельностью просирийски настроенной «Хизболлой».

Во время предвыборной гонки, Джумблат неоднократно высказывался за то, что ливанцы должны учитывать заслуги партии «Хизбалла» в ее борьбе с «израильской интервенцией». И в тоже время он продолжал свои нападки на Сирию и ее союзников, считая Дамаск организатором большинства террористических актов в Ливане. Одним из таких террористических актов он называл убийство известного ливанского журналиста С. Касира – представителя демократической оппозиции. Его машина была взорвана 2 июня 2005 г. в центре христианского района в восточном Бейруте. Несмотря на то, что ответственность за террористический акт на себя не взяла ни одна из организаций, оппозиция говорила о его «дамасских корнях», поскольку С. Касир был сотрудником крупнейшей газеты «Ан-Нахар», известной своей антисирийской ориентацией.

На фоне внутриливанских противоречий обострились взаимоотношения Джумблата с Соединенными Штатами. Резко высказываясь по поводу желания Вашингтона влиять на политические события в Ливане, лидер ПСП отмечал, что США должны отказаться от этой идеи и предоставить ливанцам возможность выбора своего будущего.

В принципе взаимоотношения лидера ПСП с Вашингтоном уже давно можно назвать натянутыми. Джумблат открыто называет США своими врагами и делает в адрес их руководства всевозможные негативные заявления. Так в ноябре 2003 г., после покушения на П.Вольфовица, Джумблат открыто высказал свои сожаления по поводу того, что террористам не удалось осуществить задуманное, назвав при этом заместителя министра обороны США «вирусом, который необходимо уничтожить» [9].

Из многочисленных интервью, в которых В. Джумблат зачастую стал удивлять своими ответами журналистов, можно сделать приблизительный вывод о том, как сам лидер ПСП видит свою политическую деятельность. Он отмечает, что его внешнеполитический вектор построен на принципе защиты интересов Ливана. Для того чтобы защитить свой народ от внешних и внутренних врагов, он в свое время сблизился с маронитами, утверждая, что все конфликты остались в прошлом и не повторяться в будущем никогда [10].

В тоже самое время он считает своим долгом поддерживать палестинское сопротивление и всеми силами противостоять Израилю. В. Джумблат говорит, что у друзов, независимо от страны проживания, должно быть общеарабское сознание, которое необходимо выражать в объединении с палестинцами против израильской политики. Он неоднократно призывал друзов, проживающих в Израиле, к консолидации с палестинцами, с которыми их связывают общие этнические корни. В. Джумблат предлагал представителям общины перейти к решительным действиям против израильских властей, указывая на то, что они могут рассчитывать на помощь и поддержку друзов проживающих в Ливане.

Призывы к консолидации израильских друзов и палестинцев, под лозунгом общности этноса, не мешают В. Джумблату говорить о своих курдских корнях. На антисирийских митингах он может заявить, что президент САР не решил собственную (курдскую) проблему в стране, и поэтому не имеет права вмешиваться в проблемы Ливана. Однако он тут же называет себя ливанцем, для которого нет принципиальной разницы, к какой этноконфессиональной общности он принадлежит. Примечательно что, будучи главой одного из наиболее влиятельных друзских родов, он считает, что религиозная принадлежность совершенно не важна для человека посвящающего свою жизнь стабильности и процветанию Ливана.

Изменила ли отношение к В. Джумблату эта непоследовательность заявлений и действий со стороны самих ливанцев и в первую очередь друзов? Отчасти да. Позиции лидера ПСП подвергаются резкой критике в среде израильских друзов. Они считают, что его бескомпромиссность в вопросах мирного урегулирования арабо-израильского конфликта, косвенно приводит к негативным последствиям для всех членов общины без исключения. Заявления, в которых Джумблат говорит о том, что он против заключения сепаратного мира между Ливаном и Израилем, даже в тех случаях, если Сирии вернутся Голанские высоты, а палестинцы получат независимое государство, по мнению друзов негативно окрашивают всю общину.

Недовольны его заявлениями и сирийские друзы. По их мнению, постоянные нападки на Сирию, косвенно влияют на то, что у мировой общественности устойчиво складывается впечатление, о том, что сирийцы захватили Ливан и сделали его своей колонией [11].

Что касается ливанских друзов, то те представители общины, которые традиционно подчинены роду Джумблатов (преимущественно проживающие в районе Шуф) навряд ли могут открыто высказывать свои суждения по вопросу о политической деятельности В. Джумблата. В их понимании лидер ПСП – это в первую очередь лидер общины, осуждение действий которого неприемлемо в среде ее рядовых членов. И тем не мене, выборы районе Шуф 12 июня, показали, что Джумблату перестают доверять даже друзы. После подсчета голосов оказалось, что от оппозиции в парламент прошли только сам В. Джумблат и М. Хаммаде. Остальные мандаты достались блоку М. Ауна с которым у Джумблата вновь обострились отношения.

Итак, выборы в Леване закончились, а их итоги подведены и обсуждены мировой общественностью. Представители блока В. Джумблата «Демократическое единство» получили три министерских портфеля. М. Хаммаде занял место министра связи, Г. Ариди – место министра информации, а Н. Тааме – место по делам перемещенных лиц.

Какие шаги лидер ПСП будет предпринимать в дальнейшем однозначно сказать трудно. Будет ли он продолжать поддерживать палестинцев и конфликтовать с сирийским руководством и израильтянами или прейдет к компромиссу с теми, кого недавно назвал своими врагами? Тем более что сейчас В. Джумблат снова стал непримиримым врагом с М. Ауном и неожиданно для всех стал часто посещать Сирию. Все это станет известно только в будущем, поскольку предсказать, что лично В. Джумблат посчитает лучшим для «процветания Ливана», известно лишь ему одному.

Примечания:

1. Кто есть кто в мировой политике. (Справочник ТАСС). М., 1990. с. 140

2. НПС был создан в апреле 1966 г. К. Джумблатом и его сторонниками.

3. Ахмедов В. М., Исаев В. А., Филоник А. О. Мир глазами президента Хафеза Асада. М., 2000. с.209

4. Тимофеев И. В. Камаль Джумблат Хувейри. М., 2003, с. 365- 369.

5. Основой ФНС стали разработанные еще в 60-х годов К. Джумблатом положения программного документа НПС «За демократическую реформу политического строя в Ливане».

6. Джабер Х. ‘А. Возрождение. // Азия и Африка сегодня, 1996, № 6.

7. В состав нового правительства вошло 30 министров. Впервые в истории страны 2 места – министра по делам промышленности и государственного министра, были отданы женщинам. Это правительство сохранило пропорциональное конфессиональное представительство. В него вошли 6 суннитов, 6 шиитов, 6 маронитов, 4 православных, 3 католика, 3 друза и 2 армянина.

8. Заккария Д. Ливану необходимо единство. Интервью с лидером ливанской оппозиции Валидом Джумблатом. / Еврейские новости, 2005, № 09 [129].

9. MIGnews.com, 11. 11. 2003

10. M.I.C. Media International Grop. 05. 08. 2001

11. Записано автором на многочисленных встречах с представителями друзской общины Сирии и Израиля.

40.72MB | MySQL:66 | 1,149sec