Перспективы нефтегазового сектора Ирака в проекции среднесрочных планов ОПЕК

Министр нефти Ирака Джафар аль-Луэйби подтвердил, что его страна «ответственно относится» к своей доле в снижении производства нефти, так, как это решено странами-членами ОПЕК и присоединившимися к ним, независимыми производителями.

На пресс-конференции, состоявшейся в начале недели в Багдаде, министр заявил: «Мы солидарны и едины с решением ОПЕК». Собравшиеся на прошлой неделе, а пятницу, в Вене, министры нефти стран-членов ОПЕК подтвердили намерение своих стран сохранять введенные ограничения до весны 2018 года, а там, в зависимости о ценовой ситуации, решать, что им делать дальше. Дж.аль-Луэйби напомнил представителями местных СМИ, что иракская квота была обозначена как минус 210 тысяч баррелей в сутки, однако, в действительности, страна снизила добычу на 260 тысяч баррелей.

Страны-члены ОПЕК и другие независимые производители нефти, в том числе и Россия с начала 2017 года сократили ежедневную добычу нефти на 1.8 мдн баррелей, что, в конечном итоге, привело к увеличению цен на нефть, которые плавно начали свой рост в последние три месяца. ОПЕК рассматривает возможность продления снижения добычи и после окончания оговоренного периода, добровольных ограничений на производство нефти, который истекает в мае 2018 года.

Дж.ль-Луэйби также заявил, что переговоры с Royal Dutch Shell, объявившей о своем желании выйти из разработки крупнейшего из иракских нефтяных месторождений «Маджнун», продолжаются, хотя, напомним, что свою визу на письме компании, министр поставил еще 23 августа, подтвердив согласие министерства на выход Shell из проекта.

Освоение «Маджнун», расположенного недалеко от г. Басра, стартовало в 2014 году. Ряд экспертов сообщали о намерении компании продать свои доли в иракских нефтяных месторождениях, оцениваемые в 30 млрд долларов США, с тем, чтобы сосредоточится на газовом производстве, где Shell усматривает большие перспективы и позиционирует себя как пионера газового и нефтехимического рынка Ирака.

Министры нефти стран-членов картеля заявили в Вене, что «политика сокращения предложения нефти себя оправдала и помогла преодолеть давления избытка нефти на цены, которое наблюдалось на протяжении последних трех лет». Мониторинг ценовой ситуации продлится до января, когда будет принято решение, продлевать ли мораторий после первого квартала 2018 года.

Это также подтвердил министр энергетики РФ, Александр Новак, считающий, что решение по поводу обсуждения производственной политики, может быть принято странами-членами ОПЕК до конца текущего года. Что касается его результативной части, то есть, будут ли продлевать ограничения или отменять их, ясно это станет только в конец января, после завершения всех рождественских праздников.

Участники Венской встречи выразили общее мнение, что «и в 2018 году, всем им необходимо работать во взаимодействии».

В коммюнике по итогам встречи говорится, что «нам следует не только сохранять достигнутые показатели, но и последовательно работать над координацией всех дальнейших усилий при выработке новой стратегии, после апреля 2018 года». В качестве положительной тенденции был отмечен «увеличивающийся высокими темпами, спрос на нефть».

Следующая официальная встреча министров нефти стран-членов ОПЕК назначена на ноябрь. На нем, по словам Дж.аль-Луэйби будут рассматриваться различные возможности, в том числе и «перспективы продления моратория на 2018 год».

В настоящее время, нефть марки «брент» котируется на рынке по средней цене в 56 долларов США за баррель, что, хотя и доказывает положительную динамику, тем не менее, составляет половину от цен 2014 года.

Некоторую ясность в перспективу нефтяной политики стран-членов ОПЕК внесли слова министра нефти Кувейта, Исама Марзука, который возглавлял заседание совместной министерской мониторинговой комиссии, заявившего, что «снижение производства, а, следовательно, товарного предложения нефти позволит обеспечить снижение запасов нефти в среднесрочной, пятилетней перспективе и именно это и является целью, поставленной перед ОПЕК». Таким образом, косвенно признан факт затоваривания рынка, что вряд ли обусловит отмены ограничительных квот, которые будут сохранены не только на 2018 год, но и далее, и помешать чему могут только форс-мажорные обстоятельства.

Открывая Венскую встречу, И.Марзук отметил, что «с момента нашей прошлой встречи в июне, мы констатируем улучшение ценовой обстановки на рынке нефти, нам стало ясно что он продолжит движение к выравниванию цен на более высоком уровне, и это имеет продолжительный характер, несмотря на текущую волотильность».

По мнению кувейтского министра, на политику ОПЕК наложился ряд сторонних обстоятельств, а именно, увеличение текущих товарных запасов нефти, улучшение экономической обстановки в ряде стран, мировых товарных производителей, в Китае, прежде всего. Что касается квот ОПЕК, то снижение давления на предложение, произошедшее, из-за переизбытка нефти, оказало свое положительное влияние на фьючерсные контракты, которые показывают устойчивую положительную динамику в последние дни, стало выгоднее продавать нефть, нежели чем накапливать ее. Контрольная комиссия ОПЕК продолжит отслеживать не только показатели экономического роста, но и экспортно-импортные показатели – подчеркнул министр нефти Кувейта.

«Важно понимать, — отметил И.Марзук -, что принятые нами решения касаются, в первую очередь, именно, ограничения производства нефти, а не объема ее продаж. Тем самым, некоторые участники рынка смогли, быстрее избавится от накопленных у них товарных излишков, и теперь мы будем смотреть на объемы экспортных поставок, как на один из важных ориентиров, поскольку за прошедшее время, часть  запасов определенно уменьшилась».

Политика стран-членов ОПЕК, скорее всего, не изменится и в 2018 году, в пользу этого говорит возвращение Ирана на рынки, некоторая стабилизация нефтяного производства в Ливии и в Нигерии, Ливия, например, не выбирала своей квоты, установленной для нее ОПЕК, и вполне способна наращивать объемы поставок нефти на экспорт. Для Ирака, продолжение «добровольного» отказа от производства дополнительных объемов нефти, будет иметь двоякое значение: с одной стороны, страна по-прежнему будет недополучать валюту, в которой остро нуждается. С другой – вынужденно, но будет развивать нефтехимическую промышленность, наращивать производство газового конденсата, сжиженного газа, продуктов глубокой переработки нефти, бензина, авиационного керосина, то есть высоко котирующихся на рынках и денежно-емких экспортных товаров. Все необходимые заделы для этого в Ираке уже сделаны. В отличие от мятежного Курдистана, чья экономика всецело зависит от экспорта сырой нефти, и не располагающего значительными мощностями по ее переработке. Ему компенсировать потери от вероятного ограничения продаж будет гораздо труднее.

52.5MB | MySQL:102 | 0,585sec