Ливия: новая попытка договориться в Тунисе

26 сентября в Тунисе стартовали переговоры о достижении соглашения по новой «дорожной карте» в Ливии, осуществляемые в рамках «Комитета ограниченного диалога».

Этот орган состоит из 12 представителей – по шесть членов, представляющих ливийский парламент из Тобрука, и назначаемых Государственным советом из Триполи.

Главная цель встречи в Тунисе – решение трех вопросов, по которым все еще наблюдаются споры при внесении изменений в соглашение, подписанное в декабре 2015 года.

В первую очередь, речь идет о статье 8, касающейся механизма о назначении командующего единой ливийской армии, а также формирования правительственного (президентского) совета по примирению и разработки проекта Конституции.

Согласно заявлению председателя комиссии по диалогу при национальном парламенте Абдессалема Нассиа, по соглашению 2015 года «руководитель Совета председателя правительства (в Триполи – ред.) является верховным главнокомандующим», против чего в первую очередь и выступили представители Восточной Ливии и вообще сторонники Халифы Хафтара, не пожелавшие признавать правительство национального согласия (ПНС) Файеза Сараджа.

Второй вопрос спора – о создании правительственного (президентского) Совета по примирению, отвечающего за наблюдение по управлению страной до проведения выборов и не являющегося частью правительства.

Согласно заявлению члена комитета по диалогу Салтана Мисмари, на рассмотрение этого органа уже выдвинута формула, согласно которой предполагается создать президиум этого органа, состоящий из президента и двух вице-президентов.

При этом сам кабинет министров предполагается создать в основном из технократов, которые будут отвечать, каждый на своем месте, за улучшение жизни ливийцев.

Соответственно, собравшиеся в Тунисе делегаты рассмотрят вопросы формирования единого парламента, который, предположительно, будет оказывать серьезное влияние на назначение как правительства страны, так и правительственного (президентского) совета.

Нынешний Совет состоит из девяти членов, включая председателя, который также является главой правительства, и трех вице-президентов.

Этот орган редко собирался в полном составе под председательством Файеза Сараджа и не получил одобрения парламента Тобрука.

И, наконец, третий пункт повестки заседаний в Тунисе – проект Конституции, для одобрения которой предлагается учитывать мнение большинства ливийцев (две трети граждан Ливии).

Однако этот проект Основного закона был отвергнут национальными меньшинствами – туарегами, берберами и тубу, поскольку при его обсуждении не было учтено мнение их представителей.

К ним также примкнули некоторые представители востока и юга Ливии, обвиняющие инициаторов принятия варианта нынешней Конституции.

Согласно утверждениям недовольных, «Логика большинства взяло верх над логикой компромисса».

Прежде всего, их претензии относятся к тому, что в Триполи не учитывают их голос при распределении национальных богатств и отнюдь не гарантируют им автономии.

Показательно, что первую встречу «Комитета ограниченного диалога» открыл специальный посланник ООН в Ливии Гасан Саламе, чья деятельность осуществляется с подачи Генеральной Ассамблеи ООН.

По словам Г.Саламе, заявленным в его выступлении, в ходе первого этапа переговоров сторонам диалога необходимо ускорить работу и отказаться от взаимных претензий, благодаря чему он рассчитывает, что представители Киренаики и Триполитании доработают поправки в течение нескольких недель с тем, чтобы стороны одобрили ее до конца ноября.

Он подчеркнул, что пока, для достижения компромисса, участникам переговоров необходимо отказаться «от выдвижения требований по конкретным фигурам и сконцентрироваться на создании рабочих механизмом примирения», чтобы новации поддержало как можно большее число представителей страны.

Успеху данной работы по мнению Г.Саламе должно способствовать привлечение к диалогу в Тунисе «других ливийских партий, которым широко открыли двери для участия в политическом процессе».

Вместе с тем, согласно его заявлению, обсуждение персоналий во власти и дележ портфелей возможны лишь на втором этапе переговоров. В противном случае диалог превратился бы в бесплодный спор.

Оптимизм представителя ООН основан на том, что осуществлению подобных изменений, по словам Г.Саламе, также «должны помочь другие страны».

Вместе с тем, он указал и на наличие серьезных проблем в начавшейся работе. По его словам, этому препятствует отсутствие явной готовности сторон идти на уступки, (хотя при этом он считает противоречия разрешимыми), а также отсутствием как таковой деятельности исполнительная власти в Ливии.

Вопрос, насколько будет продуктивной работа в подобном формате. Совершенно ясно, что представители Киренаики в своей позиции будут как минимум считаться с мнением фельдмаршала Халифы Хафтара, нацелившегося на получение полноты власти, и уже поэтому представляется проблематичным нахождение ими компромисса с эмиссарами Триполи.

Вместе с тем, дальнейший ход начавшегося диалога станет лакмусовой бумажкой относительно дальнейших намерений сторон и в первую очередь самого Х.Хафтара.

В том случае, если он реально не заинтересован в достижении мира в стране путем осуществления переговоров, представители Киренаики попытаются сорвать диалог, выставив, к примеру, неприемлемые требования.

Кроме того, нельзя исключать их срыва со стороны того же Х.Хафтара под предлогом необходимости экстренного проведения антитеррористической операции в той или иной части Ливии.

И, наконец, если представители самой Триполитании будут упорствовать в диалоге с представителями Киренаики, правительство Ф.Сараджа может подвергнуться «традиционному» вооруженному шантажу со стороны местных союзников фельдмаршала.

А пока достижение между сторонами реального компромисса, который бы действительно дал дорогу мирному разделению власти, представляется туманным. Во всяком случае, в заявленные Г.Саламе сроки.

28.26MB | MySQL:67 | 0,775sec