Американские оценки ситуации в Афганистане далеки от реалий

Поддержка движения «Талибан» не находится в интересах России и Ирана, и Пентагон не готов сделать однозначный вывод по поводу того, о какой поддержке талибов может идти речь. Об этом заявил во вторник министр обороны США Джеймс Мэттис во время слушаний в комитете Палаты представителей по делам вооруженных сил. «Поддерживать их [«Талибан»] не в интересах России, не в интересах Ирана и однозначно не в интересах народа Афганистана», — сказал он, отвечая на просьбу сенатора прокомментировать сообщения о поддержке Россией и Ираном движения «Талибан». «Это едва ли поддается объяснению, зачем им делать что-то, что не в их интересах. Я не готов однозначно сказать, о чем именно может идти речь. Я хотел бы увидеть доказательства того, насколько значительна оказываемая поддержка. В это трудно поверить: многие иранские дипломаты были убиты талибами, у России также было много проблем с терроризмом в Южной и Центральной Азии», — добавил Мэттис. «Так что это не имеет никакого смысла. Нужно прояснить ситуацию», — подчеркнул министр. Министерство иностранных дел России за последние месяцы несколько раз отвергало обвинения в поддержке талибов. Такого рода утверждения звучали в том числе со стороны некоторых представителей администрации США и отдельных должностных лиц Афганистана. В конце июля официальный представитель МИД Мария Захарова заявила радиостанции «Говорит Москва», что «в американских СМИ развернута кампания по дезинформации на тему якобы вооружения Россией «Талибана» в Афганистане». Из откровений главы Пентагона следует только один вывод — американцы вообще слабо понимают происходящее сейчас в Афганистане. Американские военные вспоминают о каких-то «убитых иранских дипломатах» и «террористических угрозах в Центральной Азии». Причем совершенно непонятно, при чем здесь талибы. А вернее — нынешнее содержание этого движения. Либо у американцев совершенно не работает разведка и аналитика, либо министр обороны сознательно лукавит перед своими «зашоренными» сенаторами, прекрасно отдавая себе отчет в том, что говорить о каком-то прогрессе, воюя (пусть и опосредованно) не только собственно с талибами, но и еще с иранцами и русскими однозначно означит фиаско. По крайней мере, мотивировка главы Пентагона говорит именно о таком варианте. Он сознательно смешивает времена кризиса в Афганистане, собирая все в одну кучу и явно путает причину, следствия, временную конъюнктуру и причины вспышки террористической активности в Центральной Азии.  Грубо говоря, в голове Дж.Меттиса просто нет системного понимания обстановки.  При этом ни у одного сенатора США не возникло ни одного хотя бы уточняющего вопроса.

В этой связи в принципе министр должен был рассказать сенаторам, что огульная антииранская кампания, на острие которой постоянно находятся спекуляции по вопросу выхода США из сделки по иранской ядерной программе  (ИЯП), автоматически стимулирует Тегерана на пропорциональное усиление своего влияния в критических для себя точках. И соответственно в приграничном Афганистане. Но главное — это то, что американцы еще в финальной стадии пребывания Б.Обамы у власти определили свой курс на афганском направлении. Он подразумевал альянс с Кабулом при полном игнорировании на этом направлении Пакистана. Подразумевалось, что Исламабад после смерти лидера «Талибана» муллы Омара практически полностью утерял контроль над движением, которое стало активно фрагментироваться. В этой связи подчеркнем и особо акцентируем внимание именно на  этом моменте, поскольку именно он является самой главной ошибкой американского разведывательного сообщества на афганском направлении, пожалуй, за весь XXI век. Налицо недооценка пакистанского потенциала, отсутствие четкой агентурной информации о ситуации внутри «Талибана», и неумение прогнозировать развитие ситуации на среднесрочную перспективу. В принципе разведка обязана предоставлять своему руководству не просто четко подготовленные сценарии действий, но и обязательно разрабатывать пессимистичный сценарий развития событий и соответственно варианты действий в этой ситуации. В случае с афганским конфликтом такой альтернативы руководству Белого дома представлено не было. В принципе ему были представлены аналитические выкладки только на основе ангажированной информации, которую американцы получали и получают  исключительно по каналам разведобмена  с кабульскими спецслужбами. В этой связи для Пентагона неведомо (по крайней мере, по словам его главы) причины нынешней поддержки со стороны Ирана «Талибана», которая включает в себя не только  снабжение оружием, но и тренировку талибов в лагерях КСИР на иранской территории. И соответственно следующий за этим нейтралитет талибов   в отношении режима их ненападения на проиранских шиитов-хазарейцев. Если военная разведка США до сих пор того не видит, то это проблема Министерства обороны США. Но это побочный момент, хотя и важный — традиционная нелюбовь пуштунов к хазарейцам исторична для Афганистана. Главное  заключается в создании в первый, пожалуй, раз за всю новейшую историю Афганистана, устойчивый стратегический альянс между Исламабадом и Тегераном. Вот что является главным вызовом американским интересам на афганском направлении в настоящий момент и на среднесрочную перспективу. Роль России в этом безусловно в большей степени наблюдательная: Москва не снабжает талибов оружием, в отношении чего нет ни одного внятного доказательства, но при этом безусловно благоприятно относится к пакистано-иранскому альянсу в рамках сдерживания американской активности в Афганистане и при этом безусловно поддерживает по линии разведки контакты с талибами. Но при этом надо понимать ровно то, что не понимает (или вернее — делает вид, что не знает) министр обороны США. А именно, что такие контакты имеют целью  гарантии талибов по своему неучастию в деятельности по дестабилизации ситуации в регионе Центральной Азии непосредственно или путем стимулирования соответствующих подрывных групп. В этой связи напомним про четкое артикулирование такого обязательства публично руководством талибов в прошлом году, когда отряды движения практически поставили под контроль обширные районы на севере Афганистана в непосредственной близости от таджикской границы. И в данном случае совершенно не важно, каким образом эти контакты осуществляются: напрямую (об этом говорит французская разведка, которая утверждает, что контакты ГРУ с талибами идут на иранской территории) или опосредованно через пакистанцев.  Об этом на слушаниях в Сенате США не было произнесено ни слова.  Также не было сказано ни слова про то, что именно недальновидная позиция Вашингтона по игнорированию Исламабада в афганском конфликте не  просто стала причиной его союза с Тегераном, но и автоматически подталкивает пакистанцев к сотрудничеству с Москвой. Или то, что нынешняя патовая для Вашингтона ситуация в Афганистане стала возможной благодаря только исключительно  действиям самого  Белого дома. При этом в словах главы Пентагона угадывается некая готовность к компромиссу с Москвой, а через нее с Тегераном. Делается это в рамках попыток разорвать сложившийся сейчас на афганском направлении антиамериканский альянс. Но при этом ключевое звено в лице пакистанцев остается за скобками, а именно это делает всю эту затею непроходной.

31.01MB | MySQL:67 | 0,743sec