Катар — Саудовская Аравия: война в финансово-кредитной сфере

Еще одной, причем, малоизвестной стороной нынешнего саудовско-катарского противостояния является самая настоящая банковская война, разгоревшаяся между финансовыми учреждениями и оказывающая глобальное влияние на мировую финансовую систему. В ней, конечно, никто никого не бомбит, в прямом смысле слова, но потери стороны могут нести многомиллиардные, никак не меньше, чем в настоящей войне.

Банковские аналитики с сомнением относятся к перспективе перекредитования займа на 570 млн долларов США, сделанного турецким Finance Bank, владельцем которого является Катарский национальный банк.  Международные финансовые организации всячески пытаются оказаться не вовлеченными в конфликт, разгоревшийся между двумя аравийскими монархиями и их мощными финансовыми институтами.

Повисает в воздухе и рефинансирование 3-х миллиардного долга самого Катарского национального банка, срок возврата которого наступает в марте 2018 г., ведь конца и края кризису между Дохой и Эр-Риядом не видно даже на горизонте. Международные финансовые организации, тесно связанные с банками обеих стран, стараются остаться в стороне от бушующих между ними конфликтов, что непросто сделать, ибо порой, политика настойчиво вмешивается и требует от них примкнуть к той, или иной стороне.

Так, источник в крупном бахрейнском банке рассказал журналистам, что «они стараются соблюдать осторожность и сохранить отношения с каждой из сторон конфликта, что получается непросто».

Банки, активно работающие на рынках кредитования, такие как Standard&Chartered, HSBC, Bank of America Merill Lynch, испытывают сильное давление со стороны политического руководства ряда стран, старающихся заставить их занять более четкую позицию и встать на одну из   сторон.

Например, займись Standard&Chartered размещением облигаций Formoza Катарского национального банка, на сумму в 630 млн долларов США, под ударом могут оказаться тайваньские инвесторы. ««Банки ОАЭ не проявляют энтузиазма», — говорит один из азиатских финансистов в интервью Financial Times, узнав, например, о наших корреспондентских отношениях с катарскими банками, некоторые из них оказываются не готовы рассматривать кредитование нас, опасаясь того, что средства могут быть перезаняты Катару, или как-то использованы еще в интересах этой страны. В таком случае, нам приходится брать займы на стороне».

В таком же духе высказывается, на условиях анонимности, и американский банкир, заявивший журналистам, о том, что «банки США предпочтут не выдать кредит Катару, либо предпочтут так обставить это, что ничего не было явно, либо стало предметом широкой огласки».

Речь идет, прежде всего, о сотрудничестве с исполинами финансового рынка, игнорировать которые никак не удастся, но и злить своих саудовских партнеров, акционеров и инвесторов никто не желает, даже если речь идет о сделках с Credit Suisse, Deutsche Bank и Barclays, долями в которых владеет Катар.

«Нам вполне возможно придется столкнуться с реальностью, когда будет сформировано два враждебно настроенных финансовых рынка, — добавляет американский финансист, — ситуация абсурдная, но все идет к тому, что будет две финансовых группировки, одна просаудовская и другая – прокатарская. А нам всем придется как-то лавировать между ними и учится работать с одними так, что не бесить других».

Возвращаясь к турецкому Finance Bank чей долг сейчас предлагается к покупке, и вопросу,  который является важным для турецкого руководства, напомним, что Катар (Катарский национальный банк) выкупил в декабре 2015 г.  99.8 % акций этого банка за 2.7 млрд евро у Греческого национального банка. Сделка была закрыта в июне 2016 года и, по мнению некоторых экспертов, Катар не стал гарантировать долги Finance Bank, даже наоборот, попал в ситуацию, когда они могут быть проецированы на него, если только он не поставит вопрос об их учете в общем долге турецких банков эмирату.

Сам Finance Bank, впрочем, чувствует себя уверенно и в электронном телексе, направленном в адрес Thomson Roberts LBC, сообщил, «что не видит затруднений с финансированием кредита». И хотя большинство аналитиков склоняются к тому, что сделка будет закрыта и долг перекредитован, тем не менее, нельзя сбрасывать со счетов вероятность того, что «могут возникнуть трудности, связанные с восприятием сделки со стороны соседей Катара, которые могут оказать давление на ряд банков, изначально собиравшихся принять в ней участие».  Стремясь нивелировать такое возможное развитие ситуации, объем рефинансирования кредита Finance Bank не был обозначен, с тем, чтобы дать возможность инвесторам для маневра.

Гораздо сложнее может сложиться ситуация с обслуживанием 3-х миллиардного долга самого Катарского национального банка, поскольку этот долг участвует в котировках Barclays и HSBC и учитывается в их отношениях с Bank of Tokyo – Mitsubishi UFG, Deutsche Bank и Standard&Chartered, в то время как HSBC уполномочен выступить организатором подписки на облигации.

Вот так, амбиции и апломб двух молодых лидеров этих арабских стран поставили под удар не только экономические и геополитические отношения и расклады, но и такую специфическую сферу деятельности, как финансово-кредитную. Причем, в международных масштабах.  Ведь, деньги, как известно, любят тишину, особенно деньги большие. А кризис, разразившийся между Дохой и коалицией Эр-Рияд и Co назвать тихим никак нельзя.

К чему это приведет, трудно сказать, например, положение того же Deutsche Bank нельзя назвать безоблачным, и, как знать, не спровоцирует ли проблема рефинансирования катарского долга ситуацию, когда обремененный греческими, испанскими, итальянскими и прочими, «мертвыми» долгами, немецкий финансовый гигант возьмет и рухнет? Его уже «вело» в недавнем прошлом и без влияния далеких разборок в Персидском заливе.

Пока же, правительство эмирата, все больше испытывающее трудности от всего этого конфликта, дошло до уже где-то нами ранее виденных мер по оптимизации и экономии расходов: все госучреждения эмирата обязаны перейти полностью на закупку местных расходных материалов, бумаги, канцелярских товаров, клея, краски и пр. На 2018-2019 гг. объявлено о снижении вдвое стоимости аренды складских площадей для всех компаний, арендующих их в логистических центрах.

Тем не менее, показатели развития катарской экономики достигли наименьших значений, начиная с 2009 года, а объем операций на фондовом рынке упал на 18%. Фактор времени играет в данном случае против Катара, поскольку экономика КСА и экономика ОАЭ, гораздо более диверсифицированы и крупнее. Здесь, как и в военном искусстве сыграет правило «больших батальонов», а с этим у союзников дело обстоит предпочтительнее. Поэтому если и вести речь о экономическом и всяком прочем противостоянии Катара и КСА, то правильнее будет говорить о том, сколько первый сможет продержаться. По нашей оценке, вряд ли дольше двух, максимум, трех лет.

21.85MB | MySQL:65 | 0,579sec