О раскладе сил среди суннитских племен Ирака. Часть 1

Трагическая история Ирака последнего десятилетия и, особенно, эпопея борьбы с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), начавшаяся в 2014 году, во многом обусловлена шиитско-суннитском конфликтом, развернувшимся в стране после американской оккупации 2003 года. После ввода американских войск и свержения режима Саддама Хусейна американцы решили опереться в Ираке на шиитское большинство, наделив его властью. В долгосрочном плане эта ставка себя не оправдала, так как иракские шииты оказались в орбите влияния Ирана – главного стратегического противника США на Ближнем Востоке. В то же время приход шиитских партий к власти в Багдаде в январе 2005 года привел к отчуждению суннитской общины, которая с тех пор систематически дискриминировалась и маргинализировалась. Апогеем дискриминации суннитов стал принятый иракским парламентом Закон о дебаасификации, в результате которого сотни тысяч не только функционеров прежнего режима, но и рядовых иракцев лишились работы и стали гражданами второго сорта. При этом шииты, составлявшие до 60% членов партии Баас, подобным репрессиям не подвергались. Участие суннитов Ирака в антиамериканском сопротивлении, которое все более перехватывалось радикальными исламистами, вынудило Вашингтон вступать с суннитской общиной в сложную диалектику взаимоотношений. В 2006 году для противодействия «Аль-Каиде» (запрещена в России) на севере Ирака были под кураторством генерала Дэвида Петреуса были  сформированы вооруженные отряды «Сахва» («Пробуждение»), лидерами которых стали некоторые суннитские племенные шейхи. Фактическое предательство этих отрядов американцами в 2009-2011 годах и репрессии, организованные против них багдадским правительством, привели к тому, что многие суннитские племена поддержали ИГ.

Несмотря на длительный вооруженный конфликт в Ираке, суннитская община этой страны продолжает оставаться расколотой. В ее рамках не существует одного лидера или политической партии, которая бы пользовалась влиянием большинства суннитов. При этом раскол часто проходит в рамках одного и того же племени. Интересные данные в связи с этим приводятся в докладе одного из американских институтов, тесно связанного со спецслужбами США.

В докладе указывается на то, что в провинции Салах эд-Дин ведущую роль играет племя джуббур. В период ирано-иракской войны и 1990-е годы племя джуббур наряду с племенем дулейм было одной из опор режима Саддама Хусейна. В первый период своего правления баасисты проводили политику национального единства, боролись с трайбализмом и ограничивали влияние племенных шейхов. Однако война с шиитским Ираком вынудила С.Хусейна искать надежных союзников среди суннитов севера страны.  В элитной Республиканской гвардии, например, служили 50 тысяч представителей этого племени. Особую важность этому племени придавало то, что оно проживает на территории родной провинции С.Хусейна, центром которой является город Тикрит, родом из которого была половина членов Совета революционного командования Ирака и руководителей силовых структур. Отношения между племенем и режимом С.Саддама стали ухудшаться в 1994 году. Этому способствовали земельные споры между правительством и членами племени, один из которых перерос в перестрелку, а также споры, возникшие между сыном диктатора Удэем Хусейном и одним из наиболее влиятельных членов племени и баасистским функционером шейхом Мишаном аль-Джуббури по поводу совместного бизнеса. В 1995 году М.аль-Джуббури бежал в Иорданию, где примкнул к антисаддамовской оппозиции. В 2003 году он вместе с отрядами курдских пешмерга вошел в Мосул после падения режима С.Хусейна, а в 2005 году был избран депутатом иракского парламента. Однако вскоре он вновь эмигрировал, на этот раз в Сирию, где объявил о создании «регионального командования партии Баас в изгнании» и основал телекомпанию, вещающую на Ирак. В 2014 году Мишан аль-Джуббури вновь вернулся в Ирак, наладив хорошие отношения с правительством Хайдера аль-Абади, и вновь был избран в парламент. Несмотря на то, что в политических кругах Ирака многие считают этого неординарного политика авантюристом и оппортунистом, его присутствие важно для Багдада для ведения диалога с суннитами Тикрита.

Еще одним влиятельным племенным шейхом являлся Абдалла Хусейн Мухаммед Джебара аль-Джуббури, бывший бригадный генерал саддамовской армии и партийный функционер высшего уровня.  В 2004-2009 годах он был заместителем губернатора провинции Салах эд-Дин, однако в связи с принятием закона о дебаасификации был уволен и отстранен от участия в местных выборах 2009 года. Первое время Абдалла Джебара аль-Джуббури был настроен на сотрудничество с американскими оккупационными властями, однако рейды и зачистки американцев в провинции и политика новых багдадских властей постепенно привели его к конфронтации с Пентагоном. Выступая в интервью телекомпании «Аль-Рай» в 2004 году, этот деятель очень резко отозвался о членах Временного управляющего совета (временное правительство Ирака в 2004-2005 годах), вернувшихся из эмиграции: «Американцы проявляют полное неуважение к нашим законам и традициям. Они врываются в дома, сносят двери, забираются на женскую половину дома. Под каждой кроватью они ищут прячущегося Саддама. Что касается Временного управляющего совета, то многие его члены – это бывшие воры, бандиты с большой дороги или аферисты с криминальным прошлым. С такими людьми у власти Ирак ждет незавидное будущее».  Последней каплей, переполнившей терпение этого племени, стал арест 900 бывших баасистов в ноябре 2011 года и расстрел мирных протестующих в Эль-Хувейдже весной 2012 года.

Поддержка частью членами этого племени ИГ на первом этапе объясняется двумя факторами. Во-первых, антисуннитской политикой багдадского правительства. Во-вторых, террором, который развернули боевики ИГ против бывших активистов и полевых командиров отрядов «Сахва». Этот террор привел к запугиванию многих местных жителей, не отважившихся в 2014 году выступить против экстремистов. По американским данным, в 2006-2011 годах террористы убили 1345 командиров «Сахвы» в Ираке. В мае 2006 года был убит сторонник умеренной политики шейх Ахмед Мехди Салех аль-Джуббури, а осенью 2006 года – похищен брат Абдаллы Джебары аль-Джуббури и глава совета шейхов провинции Салах эд-Дин Ахмед Наджи Джебара аль-Джуббури. Вместе с ним был похищен полковник полиции из племени Обейд, боровшийся с террористами. В октябре 2007 года был убит лидер «Сахвы» в провинции Салахеддин Муавийя аль-Джебара. В январе 2011 года в результате нападения на провинциальное правительство боевики ИГ убили несколько десятков человек, в том числе шейха Абдаллу Джебару аль-Джуббури.

Результатом всех этих событий стал раскол среди членов племени. Даже баасисты заняли разные позиции. Часть из них примкнула к умеренному крылу Мухаммеда Юниса Ахмеда, настроенного на интеграцию в политическую жизнь Ирака, другая часть – к более радикальному крылу Иззата Ибрагима ад-Дури, осуществлявшего вооруженное сопротивление. Жестокость боевиков ИГ и их попытки ограничить власть племенных шейхов побудила многих авторитетных членов племени сменить политический курс. Еще летом 2014 года многие члены племени укрывали у себя солдат иракской армии, в том числе шиитов и снабжали их гражданской одеждой, чтобы те могли покинуть зону боевых действий. В мае 2015 года мэр Эль-Хувейджи Сабхан Халеф аль-Джуббури объявил о своем присоединении к шиитским отрядам «Хашед аш-Шааби». Он отметил: «Когда-то Иран был нашим врагом, но сейчас он помогает нам бороться против еще более страшных врагов».

Расколотым оказалось и крупное племя шаммар, проживающее на больших территориях от Тикрита до Мосула. Это племя насчитывает более 2,5 млн человек. Племя шаммар является трансграничным, а его члены проживают как в Ираке, так и в Сирии и Саудовской Аравии. В конце 19-го века шейхи племени создали на нынешней территории КСА влиятельный эмират, который позже был разгромлен аль-Саудами в альянсе с ваххабитами. Тем не менее, короли Саудовской Аравии уделяют большое внимание альянсу с этим племенем. Мать покойного короля Саудовской Аравии Абдаллы бен Абдель Азиза происходила из аристократии шаммар. Этот факт объясняет особенно теплые отношения Абдаллы к данному племени. Интересно, что его часть, проживающая в Ираке (клан шаммар-дога) в свое время приняла шиизм.

В правление Саддама Хусейна племя шаммар находилось под особым патронажем властей. В сложные санкционные 1990-е годы, когда многие иракцы жили впроголодь, шейх Бассем Абед аль-Шаммари ежемесячно получал от багдадского правительства 20 тысяч долларов для раздачи соплеменникам. В племени преобладали баасистские и националистические настроения. Одним из немногих представителей шаммар, пошедших на сотрудничество с американцами стал бывший оппозиционер Гази аль-Явар (в 2004-2005 годах занимал пост вице-президента Ирака). Однако и он отверг конституцию 2005 года. В 2004 году это племя поддержало суннитское вооруженное сопротивление. По информации курдских союзников США, члены племени шаммар, служившие в полиции, вели двойную игру и помогали повстанцам. В свою очередь арабы-шаммар жаловались на политику Демократической партии Курдистана (ДПК), стремившейся установить контроль над Мосулом. По их словам, курдские силовики осуществляли экономическую блокаду их районов, произвольно задерживали членов племени, прибывавших по делам в Иракский Курдистан, и стремились создать среди молодежи племени «пятую колонну», чтобы взять Мосул под контроль. При этом они подчеркивали, что их претензии относятся не курдам как к народу, с которыми у них установились «братские» отношения, а именно к верхушке ДПК.

В то же время усиление «Аль-Каиды», внедрявшей драконовские правила, чуждые умеренным иракским суннитам, и посягавшей на интересы шейхов привело к переосмыслению многими членами племени своей позиции. Их взгляды выразил в 2007 году шейх Сабах аль-Шамари: «Они перевернули религию с ног на голову. Каждого, кто курит, они убивают, Каждого, кто позволяет себе немножко выпить, они убивают. Каждый, кто носит традиционную арабскую одежду, может быть убит. Между тем, все это часть моего образа жизни».

К 2009 году в провинции Найнава начался конфликт между сторонниками братьев Усамы и Адиля Нуджайфи, являвшихся лидерами Иракской исламской партии (иракское отделение «Братьев-мусульман») и рядом племенных деятелей шаммар. Этим конфликтом попытался воспользоваться премьер-министр Ирака Нури аль-Малики. На губернаторских выборах 2009 года он поддержал бывшего генерала Рияда аль-Чакерджи, союзника одного из наиболее влиятельных шейхов племени шаммар Абдаллы аль-Хумейди. В период экспансии ИГ часть членов шаммар поддержала экстремистов. Однако другая часть во главе с шейхом Абдаллой аль-Яваром, несмотря на прежние разногласия с курдами создала вооруженные отряды численностью в 3 тысячи человек, которые в координации с отрядами пешмерга освободили часть провинции Найнава.

21.87MB | MySQL:65 | 0,704sec