Иранская реакция на изменение стратегии США в отношение СВПД

Изменение стратегии новой администрации США в отношение подписанного 14 июля 2015 г. в Вене Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД, перс. Барджам) не было для Ирана неожиданностью. В иранских СМИ не раз за  последний год, как во время предвыборной кампании кандидата в президенты Д.Трампа, так и после его прихода в Белый дом, цитировали высказывание нового президента о том, что СВПД – худшее из соглашений, которое ему приходилось видеть в своей жизни. С течением времени стало обыденным, что Д.Трамп употребляет по отношению к этому документу лишь отрицательные определения.  Уже непосредственно перед выборами   среди иранских политиков возобладало мнение, что если Д.Трамп займет президентское кресло, то он положит конец реализации венских соглашений, которые рассматривались в Иране как определяющие сегодняшний день ИРИ.

Впрочем, играя на опережение, иранские правые радикалы, начиная от духовного лидера страны аятоллы Али Хаменеи и военачальников Корпуса стражей исламской революции (КСИР), высказывали точку зрения, что венские договоренности не несут Ирану ничего положительного, и Иран может на односторонней основе разорвать этот документ. СМИ ИРИ в этой связи заявляли, что тем самым аятолла и военные шлют определенные сигналы как США, так и Европе, создавая реальные угрозы возврата в тот период, когда Иран, продвигая в полном объеме свою ядерную программу, дестабилизировал международную ситуацию. В этой связи симптоматично, что одновременно с приходом Д.Трампа в резиденцию американских президентов,  в 14 провинциях Ирана прошли масштабные учения, демонстрировавшие новейшие достижения военных технологий. Затем прошли испытания баллистической ракеты. В те же дни аятолла Али Хаменеи призвал граждан своей страны принять участие в демонстрациях, чтобы продемонстрировать, что Иран «не боится американских угроз». Их поводом явилась  запись на странице Д.Трампа в Twitter как реакция на сообщения о ракетных испытаниях в Иране: «Иран играет с огнем — они не оценили, насколько «добр» был к ним президент Обама. Он, но не я!». Возмущение иранских лидеров вызвали и следующие слова американского президента: «Иран был официально предупрежден после запуска баллистической ракеты. Он должен быть благодарен за те ужасные условия ядерной сделки, на которые пошли США…Иран был на последнем издыхании и готов к краху до того, как США протянули ему руку помощи в виде иранской сделки, которая принесла стране 150 млрд долларов».

Высказывания Д.Трампа о необходимости более жесткой линии США по отношению к Ирану прозвучали и во время первой поездки американского лидера на Ближний Восток, в ходе которого он встретился в Эр-Рияде с большинством лидеров исламского мира. Затем они были озвучены в речи президента на очередной Сессии ГА ООН в сентябре нынешнего года. И вот 13 октября Д.Трамп официально обозначил новую стратегию в отношении Ирана. ИРИ он назвал спонсором террора во всем мире. Как видно из его слов, новая стратегия коснется как ядерного оружия, так и реализуемой ракетной программы, а также участия Тегерана в спонсировании международного терроризма.  Пока же США не выходят из СВПД,  но не будут его ратифицировать в нынешней версии, предложив необходимые поправки. Однако, сказал Д.Трамп, если не удастся исправить договор, мы его отменим.

Раскрывая новую стратегию борьбы с иранской угрозой, американский президент прояснил ее главные составляющие. Во-первых, его администрация продолжит сотрудничество в противостоянии иранским террористическим «агентам» повсюду на земном шаре.  Другой составляющей новой стратегии станет ужесточение противодействия иранской ракетной программе, вышедшей на стадию разработки баллистических ракет дальнего радиуса действия. Одновременно США намерены ввести новый пакет антииранских экономических санкций. Важной частью новой стратегии явится введение санкций против КСИР.

Реагируя на изменение стратегии США по отношению к венским договоренностям, президент ИРИ Хасан Роухани заявил в специальном телевизионном обращении, что если интересы Ирана по отношению к СВПД не будут соблюдены, и противостоящая сторона (США – В.М) прибегнет к каким-либо действиям касательно СВПД, Исламская Республика Иран без промедления ответит надлежащим образом. Наша страна, сказал Х.Роухани, всегда сохранит верность этому договору.  По заявлению иранского президента, к венским договоренностям  не могут быть добавлены  новые статьи или иные составляющие. В речи Д.Трампа, сказал иранский президент, не было ничего, кроме бессмысленных обвинений и грубостей. Х.Роухани подверг критике неуважительный тон американского президента по отношению к КСИР, охарактеризовав эту организацию силой, противостоящей терроризму на ближневосточном  пространстве. По его словам, именно США обусловили появление войн на Ближнем Востоке.

В ответ на слова Д.Трампа о том, что необходимо усилить противодействие иранской ракетной программе, Х.Роухани  заявил, что его страна, напротив,  усилит работу над своей ракетной программой: «Именно как ответ Трампу и в порядке усиления фактора сдерживания мы будем развивать программу разработки баллистических ракет». Х.Рухани считает, что США не состоянии заблокировать соблюдение соглашения, так как все остальные подписанты стоят за его сохранение. «Иран сейчас сильнее, чем когда-либо, благодаря ядерному соглашению. Своими протестами США рискуют оказаться в одиночестве».

Эту же тему иранский президент продолжил и в телефонном разговоре с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. По его словам, любая мера против ядерной сделки Ирана нарушает многостороннее соглашение, которое не подлежит пересмотру. Х.Роухани напомнил, что ядерное соглашение не является предметом переговоров, и все стороны должны соблюдать свои обязательства. «Единственным органом, определяющим степень выполнения соглашения, является Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ)». «Нельзя позволить президенту или Конгрессу США совершать неверные шаги против ядерного соглашения. Каждый удар президента США по ядерной сделке является ударом по многостороннему соглашению», — добавил иранский президент Х.Роухани.

Реакцию своего ведомства на заявление Д.Трампа озвучил и министр иностранных дел страны Мохаммад Джавад Зариф: «Обвинения, угрозы и профанация никогда не запугают иранцев». Он добавил: «Неудивительно, что сторонниками речи Трампа по Ирану являются «бастионы демократии» в Персидском заливе: КСА, ОАЭ и Бахрейн2.

Спикер иранского парламента Али Лариджани отреагировал на антииранские заявления Д.Трампа, находясь в Санкт-Петербурге для участия в 137-й ассамблее Межпарламентского союз.  По его словам, «действия США против иранской ядерной сделки, антироссийская политика и новые санкции в отношении Ирана и России могут вызвать хаос в международных отношениях». На его взгляд, «если США не выполнят иранскую ядерную сделку, от неё ничего не останется».  Отметим и следующие слова спикера иранского парламента А. Лариджани: «До сих пор Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) подтверждало соблюдение Ираном своих обязательств по СВПД 8 раз».

Для полноты картины реакции иранских политиков на ужесточение стратегии  США по отношению к венским договоренностям приведем и мнение представителя военной элиты. Генерал Масуд Джазаери, зам. начальника Генерального штаба ВС Ирана,  посчитал нужным отметить, что армия ИРИ сегодня преисполнена решимости увеличивать оборонный потенциал страны. Генерал заявил, что от имени иранских вооружённых сил и «их бдительных представителей»  он отправит сообщение «зловещей, коррумпированной администрации США о том, что Иран продолжит модернизировать свою обороноспособность ещё более решительно, чем когда-либо прежде».

Как нам представляется, в истории почти сорокалетней конфронтации между ИРИ и США начинается новый, еще более жесткий период. Уже в ближайшие недели мы увидим новые проявления этого противостояния.

28.62MB | MySQL:67 | 0,729sec