Алжир разочарован желанием России сотрудничать с Марокко по ВТС

Алжирское руководство внимательно следит за развитием контактов между Москвой и Рабатом по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) и высказывает разочарование относительно того, что «русские не оценили их верность как постоянного покупателя оружия».

Такое внимание вызвано опасениями, что Россия начнет продавать Марокко системы вооружений, способные подорвать безопасность АНДР. Основанием для них стали появляющиеся с 2015 года информационные вбросы о возможной продаже российских дизельных субмарин «Амур 1650» и истребителей-бомбардировщиков Су-34.

Несмотря на то, что эти сообщения до сих пор не подтвердились, в последние дни российская сторона дала алжирским лидерам дополнительные поводы для беспокойства, когда в ходе своего визита в Марокко премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал соглашения по части военно-технического сотрудничества между двумя странами.

В первую очередь представители алжирской стороны обратили внимание на соглашение между правительствами РФ и Королевства Марокко «о взаимной охране результатов интеллектуальной деятельности и защите интеллектуальной собственности в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества» и на заявление самого Медведева: «Мы открываем для себя новые области, в частности, это сотрудничество в сфере поставок военной продукции и в сфере безопасности».

Несмотря на то, что мароккано-российские переговоры так пока и не выразились в конкретном денежном эквиваленте, повод для беспокойства у алжирской стороны имеется серьезный, поскольку подписание соглашения о защите интеллектуальной собственности заставило представителей военно-политического руководства АНДР задуматься о том, в каком именно направлении нацеливается Рабат при работе по ВТС с Москвой.

Дело в том, что действия самого Алжира вынуждают марокканские власти дать пропорциональный ответ на запущенную им гонку вооружений.

При этом марокканское издание M.le360, специализирующееся на военной тематике, указывает, что «Марокко заинтересован в приобретении российских систем ПВО».

При этом оно утверждает, что сам «премьер-министр России Дмитрий Медведев объявил 11 октября в ходе своего рабочего визита в Рабат о решения его страны доставит продукцию военного назначения в Марокко, не уточняя характер этих продуктов».

По данным того же источника, «речь не идет о поставках знаменитой российской подводной лодки «Амур 1650» четвертого поколения и бомбардировщиков Су-34, как это подробно сообщали СМИ, специализирующиеся на вопросах обороны».

Оно назвало подобные сообщения «спекуляции», заявив, что «реальная потребность марокканской армии – не подводные лодки и самолеты, которых у нее достаточно ввиду более раннего приобретения у США, в том числе F-16».

Алжирские военные эксперты обращают особое внимание на следующее заявление вышеуказанного источника, согласно которому, «Марокко скорее заинтересован в приобретении российской системы ракет «земля-воздух» С-400» в силу того, что, по оценке марокканских источников, «по своим тактико-техническим характеристикам им нет равных в мире».

Кроме того, ими цитируется другой неназванный марокканский источник, согласно которому наличие такой системы дальнего радиуса действия не только позволит Рабату держать на почтительном расстоянии от своих границ алжирскую боевую авиацию, но и принудит руководство АНДР перебазировать ее на удаленные аэродромы.

Также алжирские военные эксперты отмечают интерес руководства Марокко «к артиллерийским системам, в том числе гаубицам, поскольку у марокканской армии ощущается сильная потребность в наращивании наземного огневого компонента, чтобы эффективнее защищать свои сухопутные границы».

Причина подобного интереса к российским системам ПВО, по мнению представителей Минобороны АНДР, во многом обусловлена стремлением сократить разрыв по вооружениям. Это произошло после того, как алжирский военный блог Secret Difa3 опубликовал в 2015 году фотографии новейших алжирских зенитно-ракетных комплексов, размещенных вдоль границы с Марокко.

Целый ряд военных экспертов заявил о том, что, судя по представленным на них компонентам, речь может идти о системах С-400, секретный контракт на поставку которых был якобы подписан РФ с АНДР в 2015 году, и сейчас их якобы на вооружении Алжиру может быть восемь дивизионов.

Впрочем, судя по всему, речь в данном случае идет именно о ЗРК С-300, которые действительно поставлялись в указанное время алжирской стороне, но не об С-400.

Однако это не меняет ситуацию в продолжающейся гонке вооружений в Магрибе и для преодоления своего наметившегося отставания, по мнению алжирских военных экспертов, Рабат действительно мог обратиться в том числе к России в силу того, что Алжир за последние годы обрел дополнительную ударную мощь в том числе благодаря поставкам российских истребителей Су-30МКА.

Впрочем, представителей алжирской стороны в данном случае волнует и то, что сделки между Москвой и Рабатом по ВТС могут получить не «разовый», а постоянный характер. На эти мысли их наводит подписание вышеупомянутого соглашения о защите интеллектуальной собственности в сфере ВТС.

Исходя из этого, они не исключают, что Марокко рассчитывает открыть производство С-400 и других видов российских вооружений на своей территории.

Развивая их мысль, нельзя исключать того, что средства на реализацию этого возможного контракта может предоставить Саудовская Аравия, имеющая тесную связь с марокканским руководством.

Не случайно, что во время недавней поездки саудовского короля Салмана в Москву тема возможного совместного производства С-400 также поднималась. Однако учитывая сравнительную слабость промышленного потенциала КСА и ее технических кадров, нельзя исключать, что Эр-Рияд может попытаться предложить вариант подобного сотрудничества именно через Марокко.

Впрочем, пока говорить о ВТС между Рабатом и Москвой как состоявшемся факте преждевременно. Нельзя исключать, что подобными вбросами Марокко пытается «прозрачно намекнуть» Западу и в том числе своим американским и французским партнерам относительно необходимости сменить политические акценты.

Речь, в частности, идет об усугубляющемся «берберском вопросе» и о ситуации в Западной Сахаре. Так, Рабат не желает проводить «деколонизацию» последней, несмотря на нарастающее давление в том числе по линии Запада, и продолжает подавлять выступления активистов-берберов.

Соответственно, нельзя исключать, что в случае нахождения сторонами приемлемого варианта урегулирования подобных «недопониманий» вопрос о развитии ВТС между Марокко и Россией может если не снят вовсе с повестки дня, то реализован вовсе не в том виде, как этого опасаются алжирские партнеры Москвы.

24.71MB | MySQL:60 | 0,497sec