Практика смешения политических идеологий в Израиле

В.И.Ленин называл «левизну» в коммунизме «детской болезнью», критикуя своих оппонентов в числе прочего за то, что они делают неправильные выводы из правильных умозаключений. В Израиле, где согласно расхожей точке зрения на одного человека приходится как минимум два мнения, говорить о справедливости какой-либо конкретной позиции особенно трудно. В этой связи обвинения в левизне или ее противоположности гораздо чаще становятся не результатом глубокого анализа чьих-либо взглядов, а неким ярлыком, присваивающимся нередко на основе одного или нескольких заявлений и за редким исключением не грозящим серьезными последствиями. Несколько проявлений данной тенденции можно было заметить в Израиле в недавнее время.

Эк-депутат Кнессета от партии Ликуд Моше Фейглин  в минувшее воскресенье, используя «Фейсбук», вновь обвинил главу правительства в том, что он является «историческим преемником левых правительств». Свою точку зрения бывший парламентарий подкрепил серией аргументов от реакции на отказ президента США перенести американское посольство из Тель-Авива в Иерусалим до летнего конфликта на Храмовой горе. М.Фейглин написал: «Нетаньяху, как и его предшественник, решил проиграть и умолял арабов вернуться на Гору после того, как они убили двух полицейских. Нетаньяху отказался от перевода американского посольства в Иерусалим еще до того, как процесс облек какую-то форму».

Это далеко не первый случай, когда главу, пожалуй, самого правого в израильской истории правительства подозревают в левизне. Наиболее сильные доводы в поддержку этих подозрений звучали весной-летом текущего года, когда просочившиеся в местную прессу комментарии представителей партии «Еврейский дом» свидетельствовали, что Б.Нетаньяху якобы вступил в тайную сделку по урегулированию с Д.Трампом. Особо отмечалось, что условия ее таковы, что кабинет министров в нынешнем составе с ними не согласиться. В этой связи ожидалось, что к правительственной коалиции присоединится лидер оппозиционного «Сионистского лагеря» Ицхак Герцог. Надо сказать, что события сложились иначе. И.Герцог не получил портфель министра иностранных дел, который ему прочили на протяжении долгого времени, а затем проиграл и внутрипартийные выборы в Аводе.

Сам премьер-министр для того, чтобы прекратить любые спекуляции на тему его смещения в сторону противоположного лагеря, в начале августа обвинил израильских левых и прессу в преследовании его и семьи с мнимыми обвинениями, что он символически назвал «охотой на ведьм». Пика эта критика также достигла в минувшие выходные, когда Б.Нетаньяху написал в «Фейсбуке» о множественных утечках информации по расследованию из источников в полиции, которые похожи на «цунами» и оплачиваются за счет налогоплательщиков.

Информационная война, в которой Б.Нетаньяху то ли выступил инициатором, то ли защищался, коснулась и генерального инспектора израильской полиции Рони Альшейха, который для местной прессы стал левым и правым одновременно. В ряде публикаций, появившихся после комментария Б.Нетаньяху, он обвиняется в сговоре с «Еврейским домом», который необходим, чтобы сместить главу правительства. В других – представитель полиции с теми же устремлениями причисляется к левому лагерю. Мало того, в СМИ Израиля после этого появилась еще одна дилемма: кого в упомянутой охоте считать жертвой. Глава правительства, яростно атакующий всех, кто пытается его очернить, для этой роли годится все меньше.

Уже во вторник в той же социальной сети М.Фейглин иначе поставил вопрос, сравнив израильских правых и левых между собой. Вывод отсюда оказался, по его мнению, следующим: «Левые хотят отдать землю, Правые могут отдать землю». Несмотря на то, что завершил свой пост он ненавязчивой рекламой созданной им партии «Зеут», где в сентябре состоялись первые праймериз, по сути, этот комментарий был обращен к случаю, произошедшему с новым лидером партии Авода Ави Габаем.

В понедельник в интервью для Израильского телевидения лидер израильских лейбористов заявил, что урегулирование достижимо без эвакуации поселений. По словам А.Габая: «Если мы пытаемся установить мир, то почему должны выкидывать людей из их домов?». Наиболее резкой была критика в адрес лидера Аводы со стороны Ципи Ливни, по мнению которой А.Габай забыл, от какой партии избирался. С ее точки зрения: «нам не нужен второй Ликуд». Эту позицию поддержала и Захава Гальон, возглавляющая партию МЕРЕЦ, Она полагает, что достижение мира невозможно без территориальных уступок.

А.Габай старательно пытался отказаться от обвинений в свой адрес, однако, получилось это не до конца убедительно. На фоне заявлений о том, что он действительно, а не иллюзорно стремится к миру, а также в отличие от правительства выступает против строительства, способствующего расширению поселений, он оказался по многим пунктам близок к официальной линии. Это касается, к примеру, вопроса о наличии партнера по ближневосточному урегулированию с палестинской стороны. Отказавшись по электоральным соображениям от гипотетического альянса лишь с израильскими арабскими партиями, А.Габай отметил: «я не уверен, что по другую сторону существует партнер, который способен принимать решения, необходимые в условиях мирного процесса».

В действительности все израильские партии, исключая, пожалуй, Объединенный арабский список так или иначе защищают интересы своего государства, но делают это, основываясь на субъективных представлениях о том, что на самом деле считать правильным.  Мало того, все текущие процессы, так или иначе, можно было спрогнозировать заранее, если прислушиваться к тому, что говорили политические деятели. Так, еще до избрания на ключевой пост среди израильских лейбористов А.Габай дал понять, что в состав кабинета министров не войдет, но готов поддержать правительство при перезапуске мирного процесса. В этой связи его недавние заявления нельзя в полной мере считать неожиданными, ведь любое содействие должно иметь под собой основу. Неопределенность во взглядах Б.Нетаньяху также не стоит рассматривать с точки зрения свидетельства смещения влево, а как сдержанную позицию в условиях ожидания более решительных шагов со стороны США в вопросе мирного урегулирования, а также как инструмент, используемый в стремлении дать отпор в инициированной против него внутренней борьбе.

32.94MB | MySQL:68 | 0,789sec