Что стоит за заседанием в Омане четырехсторонней группы по Афганистану

Американские, китайские, афганские и пакистанские должностные лица провели в Омане переговоры по нормализации обстановки в Афганистане. Об этом сообщила во вторник 17 октября на регулярном брифинге для журналистов руководитель пресс-службы Госдепартамента США Хезер Науэрт. Она подтвердила, что в Омане прошло заседание четырехсторонней группы по Афганистану. «Эта группа представляет собой согласованный формат, позволяющий США, Афганистану, Пакистану и Китаю обсуждать ситуацию в Афганистане и оценивать определенные шаги, которые может сделать Кабул, чтобы попытаться преодолеть [внутренний вооруженный] конфликт посредством политического урегулирования, выработанного путем переговоров», — заявила официальный представитель американского внешнеполитического ведомства. «Встречи начались 15 октября. В них приняла участие исполняющая обязанности помощника госсекретаря США [по делам Южной и Центральной Азии] Элис Уэллс», — сказала Науэрт. Одновременно пришли сообщения США хотят найти точки соприкосновения с Россией по Афганистану. При этом Москва также готова к кооперации с Вашингтоном, заявил спецпредставитель президента России по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов. «США хотят найти точки соприкосновения с Россией по Афганистану. Москва, в свою очередь, также не против кооперации с Вашингтоном. Поиск путей и механизмов продолжается, однако говорить о полноценном сотрудничестве между нами пока преждевременно. Но мы видим изменения в их подходах в лучшую сторону», — приводит в пятницу 13 октября газета «Известия» слова Кабулова. Дипломат отметил, некоторые разногласия между странами в афганском вопросе до сих пор сохраняются. «Нам сложно прийти к компромиссу в первую очередь из-за непростых российско-американских отношений. Во-вторых, у нас много вопросов, на которые Вашингтон не может дать вразумительных ответов. Они касаются политики США в Афганистане», — пояснил Кабулов. Прокомментируем эти сообщения.  Несмотря на всю воинствующую риторику Вашингтона о том, что наращивание американского военного компонента в Афганистане заставит талибов сесть за стол переговоров с кабульским режимом, реальные дела свидетельствуют о том, что США мучительно ищут пути компромисса с Пакистаном, чего они в начале с ходу отвергали. На самом деле все, что провозглашает Вашингтон, все меньше имеет отношение к реальной политике. Такое впечатление, что президент США Д.Трамп говорит что-то свое, а все остальные американские ведомства при этом работают по собственному плану, который зачастую не совпадает с его декларациями. Переговорный формат в настоящее время с Пекином и Исламабадом совершенно не отвечает никаким принципам новой стратегии США в Афганистане, поскольку американцы и их союзники просто по определению не могли за столь короткий срок каким-то самым серьезным образом минимизировать  боевой потенциал талибов и тем самым стимулировать их и пакистанцев сесть за стол переговоров с Кабулом на условиях Вашингтона. А это ключ новой стратегии по Д.Трампу. Это говорит нам о том, что в руководстве Пентагона и Госдепартамента совершенно не верят в перспективы именно силового варианта принуждения талибов к миру. Об этом, кстати, высшие военные чины Пентагона не под запись говорили в частных беседах еще в декабре прошлого года, фактически признавая, что стратегия изоляции Исламабада от вопросов внутриафганского урегулирования фактически провалится.  И действительно она провалилась  еще не успев в общем-то по настоящему начаться.  Это стало очевидным на фоне неожиданно осторожной позиции Индии по вопросу американских предложений более активно участвовать в урегулированиии афганского конфликта и даже направить в страну свой воинский контингент. К тому же в Пентагоне поняли, что альтернативы  пакистанскому транспортному коридору по снабжению  возросшего американского воинского контингента в Афганистане просто нет, поэтому, в отличие от российского МИДа, рискнем предположить, что основные контуры американской политики в Афганистане в общем-то очевидны.  Пока робкие зондирующие попытки Вашингтона наладить диалог с Исламабадом и  Пекином, (что еще более удивительно, поскольку ранее американцы в упор не видели китайской роли в Афганистане) выглядят удивительно, но логично. В чем здесь основный мотив? Прежде всего, оторвать блок Исламабад-Пекин из московской орбиты. Или, если еще проще — разрушить сложившийся сейчас альянс между Пакистаном, Китаем, РФ и Ираном на афганском направлении, или, по крайней мере, максимально затормозить пакистано-российское сближение в области ВТС. Единственный путь к этому — выход на некий сепаратный формат переговоров с Исламабадом и Пекином. Заигрывания с Москвой в виде направления «неких позитивных сигналов», по оценке З.Кабулова,  в данном случае не надо расценивать как некий прорыв. Это всего лишь отвлекающий момент, поскольку последнее, что сделает Вашингтон в нынешних обстоятельствах — это пойдет на какую-то действительно реальную кооперацию с Москвой на афганском направлении. В этом надо четко отдавать себе отчет. Что же касается каких-то реальных прорывов в рамках этого нового формата, который американцы разыгрывают в том числе и ради того, чтобы затормозить формирующийся московский формат консультаций, то мы в этом случае выглядим пессимистами. У этих переговоров нет никаких шансов на прогресс в силу неспособности сторон договориться по основному вопросу — безусловного вывода иностранных войск из Афганистана. Это основное требование Исламабада, поскольку только при этом условии  он может обеспечить приход подконтрольных себе талибов во власть. Договариваться с нынешним составом кабульского режима пакистанцы не желают, они ждут от американцев исключительно фактически капитуляции, на что Вашингтон сейчас и впредь без потери лица пойти просто не может. Одновременно за дверями переговоров остался Катар и соответственно подконтрольные им  талибы, которых еще называют местными сторонниками «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Это уже очевидно на фоне недавнего решения американцев более не участвовать в переговорах под эгидой представительства талибов в Дохе. Это стимулирует эту часть сопротивления на активные действия. Все эти моменты позволяют смотреть на ситуацию в Афганистане с позиции Москвы в общем-то уверенно и не принимать прошедший раунд переговоров в Омане как реальную угрозу по изоляции России в рамках афганского урегулирования.

24.44MB | MySQL:59 | 0,538sec