Иностранные энергетические компании возвращаются в Йемен

В последние месяцы ряд иностранных энергетических компаний стали возвращаться в Йемен и налаживать там добычу нефти. На повестке дня стоит и возвращение к добыче природного газа. И это может представлять интерес и для соответствующих российских компаний не только в плане оценки действий зарубежных конкурентов, но и возможного извлечения прибыли от работы в странах Аравийского полуострова.

Работа на современном этапе

На октябрь 2017 г. количество игроков на йеменском нефтегазовом рынке по сравнению с концом 2014 – весной 2015 года (то есть до начала саудовской военной операции в этой стране) уменьшилось в десятки раз. Если тогда их насчитывалось 83 и они были широко представлены компаниями из Европы (Норвегия, Франция и др.), США и Азии (Индия, Китай и др.), то в данный момент реально работающие в стране компании исчисляются единицами.

Практически все они ушли из Йемена, поскольку их руководство сочло риски и издержки дальнейшей работы слишком высокими.

Соответственно, в разы сократилась и нефтегазодобыча по сравнению с докризисным уровнем. Если на момент саудовского вторжения она оценивалась в 110 тысяч баррелей в сутки, то теперь эти показатели составляют в среднем 30 – 44 тысяч баррелей.

Кроме того, в 2015 – 16 гг. периодически производство нефти и газа вообще оказывалось парализованным. Местные компании, взявшие на себя добычу после ухода иностранцев, не смогли обеспечить прежний уровень производства, на что повлияло и дальнейшее ухудшение внутренней ситуации в стране, в результате чего оказалась нарушенной и работа соответствующей транспортной и перерабатывающей инфраструктуры, испытывающей периодические длительные простои не только из-за террористических атак, но и банальной нехватки сырья, которое на протяжении кризиса 2015 – 17 гг. нередко завозилось саудовскими, эмиратскими и кувейтскими бизнесменами.

Попытка «перезапуска» добычи

Следует заметить, что «активизация попыток перезагрузки» йеменской нефтегазовой отрасли стала вновь отмечаться летом 2016 г. и 10 – 11 августа того же года эмиратские и йеменские источники сообщили о возобновлении добычи из бассейна Масила.

Этому предшествовало восстановление к июлю 2017 г. с помощью саудовских и эмиратских субсидий ранее поврежденного нефтепровода. После этого в августе того же года возобновилась работа на месторождениях Южного Йемена (провинция Хадрамаут), благодаря чему удалось запустить нефтеперерабатывающий завод в Адене после почти полутора лет простоя.

Эти объемы идут в основном на производство нефтепродуктов, включая местного аналога мазута, отправляемых на функционирование электростанций, поскольку часть добываемого «черного золота» отправляется на экспорт танкерами по каналам компании Glencore.

Только по состоянию на октябрь 2017 г. она вывезла в том числе европейским потребителям свыше 2 млн тонн нефти (по другим данным речь идет об экспорте немногим более 1 млн тонн «черного золота»).

Важно отметить, что два основных поля Масилы находятся в Блоках 10 (Восточная Шабва, в 2014 году производство составляло 31000 баррелей в день) и 14 (Масила, производство 4000 баррелей в день). Первый до декабря 2015 года управлялся Total, а затем из-за распространения на этот район боевых действий был передан государственной йеменской компании PetroMasila, которая также является оператором блока Масила с начала 2016 года после ухода оттуда южнокорейской компании Nexen и других операторов.

Сейчас с саудовской и по другим данным, эмиратской помощью, PetroMasil держит добычу в среднем на уровне 30 тысяч баррелей в день.

В данный момент йеменские чиновники планируют заметно нарастить экспорт энергоресурсов и приглашают для этого иностранных инвесторов – это особенно отмечается с начала 2017 г.

Между тем, заявление, сделанное в ноябре 2016 года министром нефти и минеральных ресурсов страны Сейифом Шерифом относительно ожидаемого восстановления работы в стране австрийской энергетической компании OMV, до сих пор не получило явного воплощения, что связано с опасениями по вопросам безопасности, а также коррупции местных чиновников и вообще неблагоприятных условий работы, созданных ими.

Вместе с тем, со второй половины 2017 г. появились данные о подготовке возвращения части иностранных (прежде всего западных) компаний в страну. Среди них австралийская Petsec Energy, специально объявившая контракт на поставку нефтеналивного танкера и соответствующего оборудования (насосно-измерительная система производительностью от 5000 баррелей нефти в сутки и приборы для обеспечения безопасности) для нефтепромыслового производства в Ан-Нагья (бассейн Сабатьян в центральной части страны, блок S-1 Damis), которое будет поставлено ей в ближайшие три месяца из США.

Приобретение подобного оборудования является ключевым компонентом подготовки к возобновлению добычи и доставки сырой нефти.

Известно, что контракт на добычу и транспортировку сырой нефти уже заключен, хотя все детали работы не раскрываются. Известно, что по нему компания также должна поставить специальный автомобильный транспорт, а также обеспечить не только производство сырья, но и его хранение.

Первоначальная добыча на момент перезапуска месторождения Ан-Нагья, закрытого в конце февраля 2014 года, как ожидается, составит порядка 1000 баррелей в сутки с наращиванием добычи до 5000 баррелей в сутки в течение первого месяца производства. Ожидается, что доставлять добываемую здесь нефть будут на экспортные терминалы на южном побережье Йемена в Аденском заливе.

Известно, что Petsec Energy уже вложила в йеменский проект 42 млн долларов и планирует в случае успешности возобновления работы вложить в него дополнительные средства.

Бурение первых скважин запланировано на декабрь 2017 года, а начало добычи нефти – на 2018 год. Далее ее руководство при помощи американских специалистов рассчитывать произвести исследования Блока 7. Только блок Damis S-1 содержит 12.8 млн баррелей нефти, причем с поля Ан-Нагья по расчетам экспертов будет обеспечено ежедневное производство нефти в 20000 баррелей в сутки при себестоимости добычи ниже 10 долларов за баррель. Кроме того, компания рассчитывает разрабатывать и четыре соседние месторождения, включая Аль-Мешар и Блок-7, каждое из которых доказано содержит от 11 до 50 млн баррелей нефти и как минимум 600 млн куб. футов газа. Всего же по прогнозам эти источникам могут содержать до 0.9 млрд баррелей «черного золота».

Однако возвращение иностранных компаний в Йемен затрудняется продолжающимися противоречиями их руководства с местными властями. В числе наиболее ярких и острых конфликтов надо отметить ситуацию с норвежской компанией DNO, отказавшейся, по версии йеменских властей, платить местным работникам зарплату, тогда как ее представители ссылались на форс-мажорные обстоятельства и действия властей Йемена, из-за чего она якобы понесла серьезный ущерб. Тем не менее по суду она была признана виновной в случившемся и должна будет возместить йеменской стороне ущерб, чего DNO, по данным из Йемена, до сих пор не выполнила.

Схожие проблемы имеют и другие иностранные компании, чье руководство указывает на то, что они понесли ущерб в том числе из-за действий йеменских властей. Например, отчасти схожие проблемы отметились и у индийских компаний Oil India, IOCL (Indian Oil Corp. Ltd), а также консорциум Reliance Exploration and Production DMCC и Hood Energy Limited, в 2016 году объявивших об уходе из Йемена по форс-мажорным обстоятельствам, тем самым приостановив свои обязательства по соглашениям о разделе продукции для блоков 34 и 37 из-за невыполнения обязательств по соглашению о разделе продукции. По этой причине у них продолжается судебное разбирательство.

Кроме того, имеются данные об имевших место попытках восстановления работы в Центральном и Южном Йемене американской компании ExxonMobil. Так, в феврале 2017 года глава Госдепа США Рекс Тиллерсон заявил президенту США Дональду Трампу о его «недавно» состоявшихся контактах с министром нефти Йемена. По словам Р.Тиллерсона, йеменский министр предложил ему взятку, чтобы заставить данную компанию согласиться на «нефтяную сделку».

Тот отказался, заявив, что сторонам придется «играть прямо» и указав, что американским компаниям нет необходимости использовать взятки, поскольку они «сами в состоянии менять обстановку в мире под свои собственные стандарты».

Также поступала информация о попытках возобновления работы в стране французской компании Total, в том числе и, по утверждению ряда йеменских и иранских источников, нелегальных.

Нелегальная добыча

Между тем, даже в самые кризисные моменты полностью производство энергоресурсов в стране не прекращалось. Так, например, ряд йеменских и иранских источников указывали на то, что в стране плохо или совсем не учитывается нелегальная добыча, осуществляемая различными группировками в том числе с саудовской помощью.

В свою очередь, по этой версии, Эр-Рияд активно пользуется помощью компании Total, которая формально сократила свое присутствие в Йемене до минимума, но при этом она, согласно обвинениям иранских и хоуситских источников, активно помогает ему «воровать» йеменскую нефть из бассейна Мариб-эд-Джауф прежде всего с саудовской территории из провинции Наджран.

Так, например, местный экономист Мухаммед Абдаррахман Шарефеддин заявлял, что за последние два года Total и саудовские власти «совместно с беглым йеменским президентом Мансуром Хади и его наймитами украли у Йемена 63 процента его нефтедобычи».

Основные источники и инфраструктура

До сих пор главным нефтеносным районом страны считался бассейн Масила (блок 14 в бассейне Сайюн-аль-Масила) в провинции Хадрамаут и месторождения в провинции Шабва в Южном Йемене.

До начала кризиса 2015 г. по данным ряда источников именно Масила обладала 80 процентами ресурсов «черного золота» страны.

На севере страны также имеются месторождения энергоресурсов. Самым крупным из них является бассейн Мариб-эд-Джауф (блок 18 в бассейне Сабатайн), находящийся на территории двух одноименных провинций, значительная часть которого находится на территории Саудовской Аравии. По оценкам руководства нефтяных компаний, нефть там более ценная, чем на юге страны, поскольку содержит меньшее количество серы.

По оценкам ряда йеменских и иранских источников, именно наличие подобных объемов углеводородов во многом и предопределило нынешний конфликт в стране.

Говоря о перспективах нефтедобычи, следует отметить, что сейчас нет точных данных относительно общих запасов в стране. Назывались цифры в 3 – 4 млрд баррелей или 500 – 640млн тонн. По другим данным – это более 12 млрд баррелей.

При этом с января 2006 г. представители йеменского Министерства нефти и минеральных ресурсов заявляли об обнаружении на западе и северо-западе страны огромного месторождения нефти в 120 млрд баррелей, благодаря чему Йемен мог претендовать на роль третьего в мире производителя, хотя до сих пор эти прогнозы не подтвердились.

По газу – разведанные запасы составляют лишь 480 — 500 млрд куб. м (по другим данным – до 600 млрд куб. м).

Кроме того, необходимо оговориться, что в данном случае речь преимущественно идет о менее ценящемся на рынке попутном газе.

В стране имеются два нефтеперегонных завода в Адене и Марибе (общая мощность переработки составляет 140 тысяч баррелей в сутки, что, однако, позволяет удовлетворять только часть внутренних потребностей).

Три основных трубопровода, по которым с мест добычи энергоресурсы перекачивались к портам, пострадали слабо и могут быть сравнительно легко восстановлены к полноценной работе. Это трубопроводы Мариб-Рас Иса протяженностью 438 км и пропускной способностью 300 000 баррелей в день, Шабва-Рудхума длиной 207 км и пропускной способностью 135 000 баррелей в сутки и Масила – Ашир длиной 138 км и пропускной способностью 300 000 баррелей в сутки.

Также из Мариба к терминалам порта Балхаф на побережье Аденского залива уходит газопровод, по которому до 2016 г. транспортировалось сырье, предназначенное для сжижения и отправки СПГ на экспорт.

В целом инфраструктурная база для возобновления работ иностранными компаниями оценивается как удовлетворительная, что, впрочем, перечеркивается нестабильной военно-политической обстановкой и высоким уровнем коррупции среди местного руководства.

24.72MB | MySQL:60 | 0,574sec