Нью-Йоркские выступления А.Шарона и Н. аль-Кидвы: корректировка политической линии сторон после размежевания

Заседания Генеральной Ассамблеи ООН уже давно превратились в своего рода парад первых лиц стран — участниц этой международной организации; мало кто из них пропускает возможность показаться на главной политической арене современного мира. И только израильский премьер-министр Ариэль Шарон принял участие в заседании Генеральной Ассамблеи впервые за пять лет своего премьерства.

Большинство аналитиков пришли к выводу, что появление Шарона было обусловлено успешной реализацией плана размежевания, и израильский премьер-министр прибыл в Нью-Йорк, чтобы насладиться своим триумфом и гарантированно теплым приемом лидеров международного сообщества и прессы. Однако А. Шарон слишком практичный политик, и он вряд ли стал бы принимать участие в политическом шоу, когда обстановка внутри страны далеко не самая благополучная. Что касается внешнеполитических дивидендов визита в Нью-Йорк, то А. Шарон может добиться их, не утруждая себя выступлениями на Генеральной Ассамблее, так как его встречи в Белом доме имеют большее значение, нежели появление на трибуне ООН.

В качестве другого объяснения визита израильского премьер-министра в Нью-Йорк в разгар противостояния в Ликуде предлагалось стремление А. Шарона заработать таким образом очки на внутриполитической арене. Но и эти предположения представляются малооправданными. Во-первых, как показывает практика, израильских избирателей мало интересует имидж их политических лидеров за границей. Если бы это было не так, то Ш. Пересу наверняка удалось бы выиграть выборы хотя бы один раз. Во-вторых, если бы А. Шарон действительно рассчитывал благодаря своей речи в ООН добиться поддержки в собственной партии и среди избирателей, то содержание его речи должно было бы носить воинственный сионистский характер, как того требует стереотип израильского лидера правого толка. Однако в действительности А. Шарон говорил совсем о другом.

Он начал свою речь с утверждения статуса Иерусалима: «Я прибыл на этот форум из Иерусалима — города, который вот уже более 3000 лет является столицей еврейского народа, города, который был и остается единой, неделимой и вечной столицей государства Израиль». Из этого недвусмысленного заявления лидеры международного сообщества должны были сделать вывод о том, что кардинальная смена политической реальности в Газе, на которую пошло израильское руководство, никак не сказалась на его позиции в отношении Иерусалима. Однако в остальном выступление А. Шарона во многом стало сенсацией.

Уделив значительное внимание непрерывной исторической и особой духовной связи еврейского народа с Землей Израиля и подчеркнув ее центральное место в национальном самосознании, А. Шарон заявил: «Земля Израиля представляет для меня и для всего еврейского народа наивысшую ценность. Отречение даже от части наследия наших праотцев отзывается болью в сердце. Я говорю вам об этом сейчас, так как это представление есть сущность моего еврейского самосознания и моей веры в вечное и неоспоримое право еврейского народа на Землю Израиля. Я говорю об этом здесь и сейчас, чтобы подчеркнуть безмерность той боли, которая стоит за признанием необходимости идти на уступки в этом принципиальном вопросе ради мира с нашими палестинскими соседями».

Ариэль Шарон так определил свое видение политических реалий региона на долгую перспективу: «Право еврейского народа на Землю Израиля не означает неуважения права других народов, проживающих на ней. Палестинцы всегда будут нашими соседями. Мы уважаем их в качестве таковых и не стремимся управлять ими. Они имеют равные права на свободу и на суверенное существование в собственном национальном государстве».

А. Шарон обратился к палестинской стороне с призывом предпринять ответные шаги и доказать свое стремление к миру: «Окончание израильского контроля над сектором Газы позволяет палестинцам, если они того пожелают, развивать свою экономику и строить гражданское общество, свободное, законопослушное, открытое и соответствующее демократическим принципам. Важнейшим испытанием для палестинского руководства станет его решимость положить конец террору и его инфраструктуре, уничтожить анархический режим вооруженных группировок, а также прекратить пропаганду ненависти к Израилю и евреям».

В связи с фактическим отсутствием гарантий безопасности и продолжающейся антиизраильской пропагандой А. Шарон коснулся и болезненного вопроса, связанного со строительством защитной стены: «Израиль знает, как защитить своих граждан от ужасов террора. Именно по этой причине мы начали строительство защитной стены, и мы доведем его до конца, любое государство сделало бы то же самое для защиты своих граждан. Защитная стена абсолютно необходима, так как она спасает жизни».

Как известно, план одностороннего размежевания возник в свое время как вынужденная альтернатива плану палестино-израильского урегулирования «Дорожная карта» в условиях прекращения политического процесса. По словам А. Шарона, «успешная реализация плана размежевания открывает возможность продвижения к миру в соответствии с логикой «Дорожной карты». Государство Израиль подтверждает свою приверженность этому плану, а также договоренностям, достигнутым в Шарм аль-Шейхе. Я надеюсь, что в рамках этих инициатив удастся возобновить политический процесс».

На первый взгляд, выступление А. Шарона в ООН стало настоящей победой израильской дипломатии на этом международном форуме, славящемся традиционно антиизраильскими настроениями. Впервые за долгие годы большинство лидеров мирового сообщества аплодировали речи израильского политика, а затем терпеливо ожидали его в коридорах, чтобы пожать ему руку и выразить свою поддержку проводимой им политике.

Этот дипломатический успех А. Шарона отчасти объясняется отсутствием на заседании Генеральной Ассамблеи представительной палестинской делегации. От палестинской стороны в зале заседания присутствовал лишь министр иностранных дел Палестинской администрации Насер аль-Кидва. Диалога мнений на этом заседании Генеральной Ассамблеи не получилось, и А. Шарон доминировал на политической трибуне, так как на ней отсутствовала ответная речь председателя Палестинской администрации Махмуда Аббаса. Последний воздержался от посещения международного форума ввиду сложной ситуации, сложившейся в секторе Газы после вывода израильский войск. Израильская сторона увидела в отсутствии палестинского лидера подтверждение своим подозрениям, что теперь палестинское руководство будет воздерживаться от международных турне, опасаясь услышать со стороны мирового сообщества требования о необходимости предпринять пропорциональные шаги и продемонстрировать свою готовность бороться с террором, способность эффективно управлять ситуацией и соответствовать международным требованиям и стандартам в непростом деле государственного строительства.

При этом неправильно было бы думать, что палестинцы воздержались от высокого представительства на Генеральной Ассамблее из-за того, что они не готовы представить свое видение ситуации в новых геополитических условиях. Ответ на речь А. Шарона и на требования международного сообщества об ответных мерах палестинская сторона озвучивала уже не раз, пусть и не с трибуны ООН. 16 сентября Н. аль-Кидва совместно с израильским вице премьер-министром Шимоном Пересом и специальным представителем «квартета» Джеймсом Вольфенсоном принял участие в заседании конференции Clinton Global Initiative, состоявшемся в Нью-Йорке и организованном бывшим президентом США Биллом Клинтоном. Общей темой всех прозвучавших докладов была обязанность палестинской стороны бороться с террором, эффективно контролировать происходящее на территориях и в полной мере принять на себя ответственность за дальнейшее продвижение политического процесса в направлении окончательного урегулирования.

Выступление палестинского министра отражало ту политическую линию, которой палестинское руководство будет придерживаться в новых условиях. Общий смысл заявления Н. аль-Кидвы можно свести к предостережению международного сообщества от неоправданных ожиданий и завышенных требований к палестинской стороне. При этом любопытно отметить, что речь Н. аль-Кидвы была построена в точности как речь А. Шарона на Генеральной Ассамблее: те же темы, та же логическая последовательность.

Министр иностранных дел ПНА начал свое выступление с критики слишком оптимистичной атмосферы, связанной с достижением консенсуса по решению палестино-израильского конфликта: «Я бы хотел подробнее остановиться на консенсусе, о котором так много здесь говорится и о котором, в частности, говорил Дэннис Росс. Этот консенсус основан на представлении, что единственным справедливым решением ближневосточного конфликта является формула «два народа — два государства» (two state solution). И я согласен с такой постановкой вопроса, однако, я, к сожалению, вынужден отметить, что наш консенсус далек от идеала. Просто заявить: «два народа — два государства» — недостаточно. Мы должны точно понимать, что под этим подразумевается. Нам необходим настоящий консенсус относительно существования настоящего палестинского государства, а не анклава, окруженного израильской территорией. Нам необходим консенсус относительно границ палестинского государства, и ими должны стать границы, закрепленные соглашениями о прекращении огня 1949 года, или границы, существовавшие до 1 октября 1967 года. Мы должны понимать, что консенсус — это палестинское государство в границах 1967 года» . Таким образом, палестинский министр дал понять, что международное сообщество не может рассчитывать на то, что палестинская сторона поддержит навязываемое ей урегулирование, основанное на «полумерах».

Под «полумерами» следует понимать вывод израильских войск и поселений из Газы. По словам Н. аль-Кидвы, «то, что произошло там и в Северной Самарии действительно имеет важное значение… Однако Газа сама по себе нежизнеспособна. Нежизнеспособна экономически. Нежизнеспособна политически. Все, что происходит в Газе, не должно считаться самодостаточным, но должно рассматриваться в тесной связи с территориями Западного берега и в контексте реализации избранной политической линии и там. После вывода войск население Газы осталось фактически на развалинах, и перед нами стоит задача восстановления ее инфраструктуры. Мы стоим перед проблемой открытия международного КПП в Рафиахе. Несмотря на переговоры с израильской стороной, нам так и не удалось достичь соглашения по этому вопросу. Нам также не удалось добиться соглашения об обеспечении территориальной непрерывности между сектором Газы и территорией Западного берега. Это далеко не все проблемы, которые стоят сегодня перед нами, но от их быстрого и эффективного решения зависит успех или неудача палестинского правительства в налаживании нормальной жизни населения». Итак, международному сообществу не следует ожидать чудес от палестинского правительства, так как оно до сих пор не добилось полного суверенитета над сектором Газы: территориальные воды, воздушное пространство, а также пограничные КПП по-прежнему находятся под израильским контролем. А значит, ничего по большому счету не изменилось: эффективность действий Палестинской администрации полностью зависит от действий Израиля.

Международное сообщество не должно себя обманывать: палестинская сторона не согласится с установлением статус-кво в отношениях с еврейским государством, если оно не будет включать решение проблемы Западного берега: «Мы должны увидеть продолжение на территории Западного берега, мы должны увидеть реализацию договоренностей, достигнутых в Шарм аль-Шейхе, подразумевающих вывод израильских войск и поселений с этой территории. Мы хотим увидеть сигналы, что израильская сторона действительно готова вернуться к реализации «Дорожной карты», которая является источником правильного политического видения. Мы должны исключить односторонние действия в будущем и вернуться к переговорам. Мы должны работать в тандеме и восстановить партнерские отношения между сторонами».

Ввиду всего вышесказанного международное сообщество не должно возлагать ответственность за хаос на территориях и отсутствие гарантий безопасности исключительно на Палестинскую администрацию. Именно это подчеркнул в заключение своей речи Н. аль-Кидва, заявив, что палестинцы искренне стремятся достичь прогресса в деле государственного строительства и достижения мира в регионе. Единственное препятствие этого и причина всех неудач на указанном направлении кроются в политике, проводимой израильским руководством: «Есть проблемы, решение которых не терпит отлагательств, и это продолжающееся строительство поселений и так называемой защитной стены. Ситуация сегодня такова, что мы не имеет возможности достичь прогресса, несмотря на то что прилагаем к этому все усилия, и осознаем, что обязаны преуспеть. Другая же сторона, строя поселения и стену, придерживается «политики свершившихся фактов», именно она ставит под угрозу саму возможность практической реализации формулы «два народа — два государства».

Таким образом, триумфальное выступление А. Шарона на Генеральной Ассамблее можно считать лишь краткосрочной победой. При этом объективности ради необходимо отметить, что и она стала не результатом блестящей израильской дипломатии, а того простого факта, что Израиль выполнил требование международного сообщества, предъявляемое ему последние 38 лет. В дальнейшем А. Шарона ожидают тяжелая борьба за обеспечение безопасности Израиля, определение границ и защита его интересов как еврейского государства на международной арене, включая и такой противоречивый форум, как Генеральная Ассамблея ООН. Выступление Н. аль-Кидвы лишнее тому доказательство.

40.79MB | MySQL:66 | 1,006sec