О визите министра обороны Израиля А.Либермана в США

Как и сообщали израильские источники, после переговоров с российским коллегой С.К.Шойгу министр обороны Государства Израиль Авигдор Либерман отправился в США. Перед главой оборонного ведомства стояло несколько задач. Во-первых, его поездка состоялась после того, как американский президент Д.Трамп анонсировал новую стратегию Белого дома в отношении Ирана, нашедшую понимание в израильском правительстве. Во-вторых, беседа с российским министром оценивалась экспертами как новый шаг страны в попытке добиться большего учета израильских интересов в сирийском урегулировании. Следовательно, следующим шагом должно было стать выяснение подходов Вашингтона.

Координация позиций по иранскому вопросу

Комментируя враждебные действия Ирана на встрече с американским коллегой Джеймсом Мэттисом 19 октября, А.Либерман заявил: «Корпус стражей исламской революции представляет собой самую опасную террористическую организацию в мире». Также он попросил министра обороны США передать благодарность Д.Трампу за демонстрацию смелой позиции страны по иранской проблеме. Подробнее министр описал характер встречи на следующий день в «Фейсбуке» сообщив, что с Д.Мэттисом они «сверили часы» по широкому кругу вопросов, включая то, какими именно средствами Тегеран пытается посягнуть на Израиль. Здесь А.Либерман упомянул строительство авиационных и морских баз на сирийской территории, в результате чего последняя, цитируя израильского министра, превращается в «форпост для атаки».

Израильские военные эксперты склонны разделять официальный подход к иранской угрозе. Как отметил в серии сообщений «Твиттере» в пятницу бывший руководитель военной разведки АМАН Амос Ядлин, ныне возглавляющий Институт исследований национальной безопасности, Тегеран сегодня ужесточает риторику, что можно считать следствием двух обстоятельств. Во-первых, как полагает эксперт, этому способствует «вакуум силы», образующийся в регионе по причине недостаточной активности США. Во-вторых, еще одна причина кроется в действиях России, поддерживающей Иран и в некотором смысле развязывающей ему руки. Подводя итог своим рассуждениям А.Ядлин пишет: «важно постоянно и тщательно оценивать иранские усилия бросить вызов свободе действий Израиля», намекая, что не исключает варианта, при котором стране придется действовать самостоятельно.

Обсуждение сирийской проблемы

Как показали комментарии А.Либермана, в целом повторяющие общий курс страны в отношении региональных вызовов и угроз, сирийская проблематика тесным образом переплетается с иранской. Этот факт израильский министр обороны отметил на встречах в Вашингтоне, сообщив: «Иран пытается превратить Сирию в атакующий форпост против Израиля. Но любое посягательство на суверенитет нашего государства вызовет нашу жесткую ответную реакцию, подобную той, которую мир наблюдал в отношении Сирии. Мы считаем режим Башара Асада ответственным за все происходящее на территории Сирии».

Вместе с тем тот же эксперт А.Ядлин видит коренное различие в стратегии действий Израиля и Ирана на сирийской территории. С его точки зрения, для Тегерана Сирия – отдаленный театр военных действий, не оказывающий прямого воздействия на ИРИ. Мало того, по мере усиления антиизраильской риторики Иран теряет влияние в зоне конфликта, сокращая свои возможности для помощи Б.Асаду. Израиль же осознает, что ситуация в Сирии находится в тесной взаимосвязи с его собственной безопасностью, следовательно, рассматривает Сирию как арену для оперативного вмешательства, на примере которого можно не только бороться с конкретной угрозой, но и продемонстрировать свой настрой другим противникам.

Впрочем, гораздо большее значение при анализе этой составляющей визита имеет перспектива трехстороннего диалога США, России и Израиля или, выражаясь точнее, диалога Москвы и Вашингтона по вопросам, затрагивающим израильские интересы. Давая характеристику российско-американским договоренностям по Сирии, сам А.Либерман неоднократно отмечал, что Израиль не будет считать себя связанным ими и готов постоять за свои интересы без чьей либо помощи. Одновременно с этим в позиции министра обороны заметно недовольство стремлением США передать решение вопроса в руки России, поддерживающей союзнические отношения с Ираном.

В этом вопросе он нашел понимание со стороны советника президента США по национальной безопасности Герберта Макмастера, с которым также встретился во время визита в США. По мнению представителя американской администрации, необходимо усилить санкционное давление на Тегеран. Помимо этого советник Д.Трампа заявил на состоявшемся после встречи с А.Либерманом форуме Фонда защиты демократии, что Россия сегодня вряд ли обладает необходимыми для будущего сдерживания Ирана ресурсами.

Многие аналитики предполагали, что визит С.К.Шойгу и следующая за ним поездка А.Либермана для переговоров с американскими коллегами способны создать условия для более доверительного общения в таком формате. На практике эта идея не была воплощена. Как считает эксперт Эяль Зиссер, два ведущих израильских партнера – США и Россия – слишком поглощены решением своих насущных вопросов: для первых это борьба с запрещенной террористической группировкой «Исламское Государство» (ИГ, запрещена в России), для вторых – сохранение у власти Б.Асада. Следовательно, времени и возможности построения прогнозов на перспективу, куда и должны войти интересы ближневосточного государства, у них нет.

Палестино-израильский мирный процесс

Темой, получившей наименьшее развитие в ходе переговоров А.Либермана и его коллег из США стали перспективы палестино-израильского урегулирования. С одной стороны, это можно считать следствием того, что встречи были организованы на уровне представителей оборонных кругов, имеющих ограниченные полномочия в дипломатии. С другой стороны, данное обстоятельство является очередным свидетельством затухания ажиотажа на палестино-израильском направлении. Любопытно, что в минувшие выходные сначала американские, а затем израильские новостные ресурсы сообщили о том, что проект урегулирования якобы находится на финальной стадии, но вскоре эта информация была опровергнута Белым домом.

Как и на встрече Б.Нетаньяху и Д.Трампа, состоявшейся в сентябре в рамках участия лидеров в сессии Генеральной Ассамблеи ООН, на переговорах с участием министра обороны Израиля о каких-либо подробностях или сроках выдвижения проекта мирной инициативы заявлено не было. А.Либерман лишь подчеркнул: «мы рады видеть и мы полностью поддерживаем Ваши (США – авт.) усилия по созданию коалиции умеренных народов». Из этого вытекает, что для сторон сейчас актуально построение альянса Израиля и суннитских режимов, дружественных США, а не проблематика конфликта. Мало того, конечной целью союза, создаваемого с подачи Вашингтона, является борьба с терроризмом и распространением радикального исламизма, а не формирование условий для примирения враждующих сторон.

Эти обстоятельства в сочетании с решением военно-политического кабинета отказаться от контактов с объединенным палестинским правительством до тех пор, пока не будет выполнен ряд условий, включая разоружение ХАМАСа, заставили многих задуматься о том, что Израиль и США не заинтересованы продвигать мирный процесс. В таком же ключе итоги визита оценивает и израильская пресса. Например, по мнению издания Times of Israel сближению ряда арабских государств с Израилем способствует конфронтация с Ираном, а не интересы разрешения застарелого противостояния. Подводя итоги пребывания А.Либермана в США, к аналогичной точке зрения пришли и журналисты Jerusalem Post, посчитавшие, что основной линией переговоров стало согласие сторон по иранской проблематике, а не шаги, направленные на развитие урегулирования с палестинцами.

В свете основных событий визита А.Либермана в США можно прогнозировать дальнейшее укрепление американо-израильского сотрудничества по вопросам, в которых наиболее просто прийти к согласию. Следом за министром обороны в США для обсуждения борьбы с терроризмом отправился начальник Генерального штаба ЦАХАЛа Г.Айзенкот. На сирийском направлении заметны лишь незначительные подвижки, характеризующиеся тем, что в круге, близком к Д.Трампу, усиливается принятие схожих с Израилем опасений в отношении постконфликтого будущего, но в практическое русло это осознание пока не перешло.

28.64MB | MySQL:67 | 0,711sec