Итоги и последствия переговоров ХАМАСа и Ирана

В конце минувшей недели делегация высокопоставленных представителей во главе с заместителем председателя Политбюро ХАМАСа Салахом аль-Арури прибыла в Тегеран. Как и предполагалось, повестка дня визита охватила вопросы палестинского единства, об успехах в достижениях которого организация, признанная Израилем и США террористической, рапортовала в середине месяца, а также перспективы двустороннего взаимодействия. Этот визит стал далеко не первым сигналом интереса со стороны ХАМАСа к Тегерану. Делегация палестинского движения в августе уже посещала Исламскую Республику для того, чтобы поздравить президента Хасана Роухани с переизбранием и принять участие в его инаугурации.

Еще до визита израильская сторона выразила подозрения в адрес крепнущего партнерства межу врагами, отметив его нежелательность. В решении военно-политического кабинета, принятом в начале минувшей недели, говорилось, что одним из основных условий, при которых власти Израиля могут пойти на переговоры с объединенным палестинским правительством с участием ХАМАСа, является разрыв отношений с Ираном. Другим элементом начала диалога министры обозначили необходимость разоружения и прекращения террористической активности. Своим визитом в Тегеран руководство ХАМАСа показало приверженность противоположным принципам. Мало того, чтобы эта мысль гарантировано была услышана, С.аль-Арури заявил: «наше присутствие в Иране – это практическое отрицание третьего предварительного условия в виде сокращения связей с Ираном».

На субботней встрече делегации из сектора Газа и секретаря Верховного совета по национальной безопасности Ирана Али Шамхани речь шла о лидерстве и противостоянии враждебному влиянию. По словам иранского представителя, ХАМАС сегодня находится на первой линии палестинского сопротивления, в то время как Иран стремится расширять региональное влияние. При этом, А.Шамхани заявил: «США и сионистский режим ощущают угрозу от любого изменения баланса сил на Ближнем Востоке в пользу региональных народов и правительств, вовлеченных в борьбу с терроризмом».

По итогам переговоров советника по международным делам верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи Али Акбара Велаяти с делегацией ХАМАСа, он заявил: «мы поздравляем вас с объявлением о том, что вы не сложите оружие и воспринимаете это как вашу красную линию». Дополнительным поводом для израильского беспокойства могли стать и слова С.аль-Арури, на встрече с иранским руководством заявившего, что не только ХАМАС, но и палестинская администрация в Рамалле заинтересована в расширении связей с Исламской Республикой, что окружением Махмуда Аббаса подтверждено не было.

Разумеется, неизменность стратегии террористической организации, претендующей на легализацию своего положения за счет  участия в едином правительстве, обеспокоила многих. Специальный представитель президента США Д.Трампа на международных переговорах Джейсон Гринблатт написал в «Твиттере» 23 октября: «ХАМАС, который принес только разрушения и страдания палестинцам, теперь умоляет Иран о помощи и снова дает обещание уничтожить Израиль». Эксперт из Палестинского центра политических и стратегических исследований в Рамалле Х.Масри считает, что визит в Тегеран с точки зрения ХАМАСа имел две задачи: демонстрация приверженности курсу на сопротивление, и стремление диверсифицировать свои контакты, не полагаясь лишь на Египет.

Эти комментарии выглядят особенно любопытно в свете недавнего визита Д.Гринблатта в Каир, где он обсудил с местными властями межпалестинские переговоры. В ходе пребывания в стране он отметил справедливость израильских требований в адрес ХАМАСа, но по возвращении обозначил позитивный сдвиг с точки зрения участия в процессе Египта. В этой связи израильская газета Jerusalem Post намекнула, что визит в Тегеран стал свидетельством провала стратегии Каира помешать альянсу ХАМАСа и враждебных арабской республике государств, а отсутствие официального египетского комментария по поводу событий минувших выходных говорит о попытке использовать последние шансы для достижения указанной цели.

В израильском экспертном сообществе звучали более сдержанные оценки. Это объяснялось тем, что большая часть прогнозов была сделана ранее. К примеру, еще в сентябре Институт исследований национальной безопасности предположил, что главной целью попытки объединиться является не стремление к государственности и реальному объединению разобщенных палестинских территорий, а передача формальных властных полномочий и проблем в секторе Газа в руки Рамаллы для полного сосредоточения на борьбе. В «Твиттере» Израильского политического форума 23 октября появились записи о том, что Иран занимается «экспортом хаоса» на Ближнем Востоке, а палестинские группировки ФАТХ и ХАМАС  в итоге сами помешают друг другу. Более сдержанным, но все же сторонником аналогичного подхода можно считать и спикера Кнессета Ю.Эдельштейна. Открывая в понедельник первое пленарное заседание зимней сессии Кнессета он сказал: «время покажет, создано ли нынешнее примирение (ФАТХа и ХАМАСа – авт.) для того, чтобы снова развалиться подобно предыдущим или сохраниться».

По итогам переговоров очевидна эрозия идеи действительного палестинского объединения, которая пока сдерживается от провала молчанием Каира и Рамаллы. В этих условиях можно ожидать, что Израиль сохранит выжидательную позицию до тех пор, пока Египет не продемонстрирует недовольство действиями ХАМАСа. Как и в случае с соглашением по иранской ядерной программе серьезным сдерживающим фактором здесь является иллюзия дипломатического прорыва, созданная палестинскими договоренностями, достигнутыми при значительном влиянии Египта.

28.35MB | MySQL:67 | 0,724sec